Пророссийских публицистов судят в Минске: 18.01.2018 день 21

17:49 — Суд удалился в совещательную комнату, и на этом сегодняшнее заседание закончилось. Продолжение — завтра, 19 января, в 10:00.

17:43 — Адвокат Хлебовец: Кирдун, Андреева и Гатальская в рамках РЭК указали на наличие в статьях «признаков экстремизма», а в рамках уголовного дела отказались отвечать на данный вопрос. Что свидетельствует об их некомпетентности.

17:39 — «Если прочитать инструкцию к лопате, а потом убить ею человека, то лопата будет использована не по инструкции. Эксперты прочитали инструкцию Кукушкиной, и в их руках эта инструкция стала оружием массового поражения» (Марчук).

17:36 — Марчук зачитывает очевидные свидетельства некомпетентности экспертов — «говорить» и «пользоваться» по их мнению — одно и то же, и т. п.

17:30 — Мнение прокурора: Ст 161 УК РБ, эксперт — это незаинтересованное лицо. Какой-либо заинтересованности у экспертов не наблюдается, утверждает он. «Сомнений в объективности экспертов у меня нет» (Прокурор).

17:27 — Игнатенко: Андреева и Кирдун уже давали свои заключения в рамках РЭК, и они априори не могли быть избраны для проведения экспертизы в рамках уголовного дела. И весьма неоднозначно то, что Кирдун уже знакомилась с текстами Григорьева в «живом журнале». Откуда такое пристальное внимание?

17:26 — Игнатенко: Со стороны экспертов неэтично давать оценки заключениям их учителей (Галяшиной и Кукушкиной).

17:24 — Игнатенко: С моей точки зрения как зашитника, эксперты продемонстрировали легкомысленное оперирование судьбами людей.

17:17 — Игнатенко заявляет ходатайство о назначении обвиняемым повторной экспертизы. Это общее ходатайство защиты. Основание — некомпетентность экспертов. Они не владеют той методикой, на которую ссылаются. Наличие заключения Кукушкиной по тем же статьям, в котором содержатся противоположные выводы, является прямым доказательством этого, отмечает защита. Эксперты демонстрируют чувства и эмоции, в отличие от схоластичных текстов Кукушкиной и Галяшиной, напоминают адвокаты. Психолог Гатальская — идеологический противник подзащитных. Ее мнение — это мнение идейного оппонента, а не эксперта.

17:16 — «Люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого. Белорусский язык — бедный язык. В мире существует только два великих языка — русский и английский». Александр Лукашенко, 1994 год.

17:14 — К делу предлагается приобщить номер «Народной газеты», в котором приводится высказывание Александра Лукашенко о белорусском языке, которую эксперты якобы не нашли. Прокурор не возражает.

17:03 — Игнатенко ходатайствует о приобщении к материалам уголовного дела выдержек из вышедшей уже в период пребывания в СИЗО Шиптенко и Павловца их совместной монографии («Экономика Белоруссии. Исторические очерки XX — XXI века»), которая наиболее ярко указывает на их поддержку интеграционных процессов между Белоруссией и Россией. Она зачитывает эти выдержки.

16:59 — Разжигания вражды или розни в текстах Павловца и Шиптенко Корчицкий также не выявил. Прокурор не возражает по поводу приобщения обращения учёного к делу.

16:58 — Диалектом русского языка назвал белорусский язык известный учёный, академик Евфимий Карский. Это точка зрения одной из научных школ, отмечает Корчицкий.

16:52 — Адвокат Игнатенко зачитывает обращение кандидата педагогических наук, доцента Минского лингвистического университета Сергея Корчицкого по факту прослушивания им экспертных заключений и допроса экспертов. Из 500 обучающихся у него студентов по-белоруски говорят только трое. Он также указывает, что предостережение может быть выражено как явно так и имплицитно — в отличие от госэкспертов, утверждавших обратное. Корчицкий отмечает, что критика — это и есть подбор негативной информации, в чём авторы экспертизы неоднократно обвиняли публицистов.

16:44 — Адвокат Марчук дает пояснения по 18 тому, к которому приложены экспертизы. Обращается внимание на то, что все независимые эксперты констатируют наличие в статье «Как конструировалась белорусская идентичность»критики действий властей. Констатируют, что власти не являются социальной группой, и в отношении них нельзя говорить о возможности возбуждения социальной розни.

16:37 — Предоставлены сведения об уведомлении членов РЭК о заседаниях комиссии. Сведения об уведомлении экспертов, присутствовавших на заседании РЭК 08.12. 2016 (рассматривавших статьи Григорьева), вообще отсутствуют.
Адвокат Игнатенко отметила, что раз они отсутствуют, значит их нет, и никакого заседания на самом деле проведено не было. Уведомления приобщаются к делу.

16:31 — Зачитываются документы из УСК г. Минска по уголовного делу в отношении Юрия Баранчика и «неустановленных лиц», совершивших преступление по ч 3 ст 130 в группе с Алимкиным, Шиптенко и Павловцом. Производство приостановлено 22 октября 2017 года. Баранчик продолжает скрываться от органов следствия, и местонахождение его на данный момент неизвестно. Сведениями о рассмотрении правоохранительныии органами Российской Федерации материалов по вопросу экстрадиции Баранчика УСК по г. Минску не располагает. Подпись: Агафонов.

16:25 — «В статье отсутствуют лингвистические признаки экстремистских высказываний. Поскольку отсутствуют лингвистические признаки, то нет необходимости исследования этих публикаций на наличие психологических признаков».

16:19 — Зачитывается отзыв российского эксперта Ольги Кукушкиной на статью Николая Радова.

16:08 — Прокурор переходит к 20 тому. Он продолжает зачитывать приложенные к делу статьи.

15:49 — Объявлен десятиминутный перерыв.

15:48 — Зачитывается заключение доктора исторических наук Кирилла Шевченко по статье Николая Радова.

15:37 — Перечисляется ряд приложенных журнальных и газетных статей, учебников, на которые ссылалась в ходатайствах адвокат Марчук, в том числе и «Нарысы гисторыи Беларуси». Прокурор их пролистывает, озвучивает названия.

15:30 — Приводятся данные опроса, проведенного на улицах Минска сотрудником издания «Наша Нива» Артёмом Горбацевичем (выступал в суде в качестве свидетеля со стороны обвинения — EADaily). Вопрос: чем белорусы отличаются от русских? Ответы:

— мы добрее
— у русских более широкая душа
— все мы советские люди, граждане Советского Союза.

15:26 — Адвокат Марчук обращает внимание на то, что в 19 томе присутствуют непронумерованные страницы. Прокурор улыбается и подтверждает — да, есть.

15:25 — На сайте «Вместе с Россией», работающем под эгидой посольства РФ в Белоруссии, найдено 229 упоминаний статей Павловца.

15:23 — Зачитывается заключение Роскомнадзора.

15:18 — Зачитывается следующее заключение. Автор — Дмитрий Безнюк, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии БГУ.

15:14 — «Лингвистических признаков возбуждения межнациональной вражды или розни не выявлено».

15:01 — Фраза из научного отзыва Олюнина «через всю статью красной нитью проходит…» вызывает смех в зале, даже судья не может сдержать улыбку (когда Павловец заявлял автору психологической части госэкспертизе Галине Гатальской, что в его текстах не было фраз, которые она ему приписывает, Гатальская постоянно отвечала, что соответствующая мысль проходит через все его статьи «красной нитью» — EADaily).

14:53 — Зачитывается научный отзыв на публикацию Павловца «Как конструировалась белорусская идентичность» кандидата исторических наук Олюнина С.В.

14:52 — «Лингвистических признаков возбуждения межнациональной вражды или розни не выявлено».

14:49 — В своём заключении эксперт даёт ссылку на резолюцию Совета Европы, регламентирующую допустимость критики действий представителей власти. Указывается, что власти не являются социальной группой, следовательно, к ним не может возбуждаться социальная вражда или рознь.

14:43 — Зачитывается экспертное заключение латвийского исследователя Николая Гуданца по текстам Николая Радова (псевдоним, приписываемый Павловцу — EADaily). «Все статьи характеризует спокойный взвешенный тон».

14:41 — «Конкретные действия властей автор подвергает конструктивной критике… В статье отсутствуют лингвистические признаки разжигания межнациональной розни, унижения национальной чести и достоинства».

14:40 — Третья часть трилогии. «Текст направлен на единение братских народов Белоруссии и России. Предмет речи в тексте: национальная политика руководства Республики Беларусь».

14:30 — Вторая часть трилогии Павловца о белорусской идентичности. «Текст представляет собой обсуждение общественно значимой проблемы в рамках политической дискуссии… В статье отсутствуют лингвистические признаки разжигания межнациональной розни, унижения национальной чести и достоинства».

14:27 — «Статья написана в публицистическом стиле в виде аналитической заметки», «Цель автора- донести до читателя свое критическое мнение по поводу проводимой властями политики», «Автор критикует действия властей., направленных на отрыв от братской России», «В данной статье присутствует критика в рамках политической дискуссии…»

14:11 — Заседание возобновилось. Прокурор переходит к 19 тому дела. Зачитывается заключение российского эксперта Елены Галяшиной по содержанию статей Юрия Павловца. Приводится значение термина «идентичность» из философско-лингвистического словаря.

12:59 — Перерыв до 14:00.

12:45 — Заключение ходатайства адвоката Марчук: прекратить уголовное дело по ч.1 ст. 233 и ч.3 ст. 130, освободить из-под стражи, назначить повторную психолого-лингвистическую экспертизу.

12:39 — Обращается внимание на то, что Павловец публиковался на официальном портале Союзного государства.

12:37 — Обращается внимание на то, что после того, как РЭК выявила «признаки экстремизма» в ряде статей, они не были подтверждены в ходе психолого-лингвистической экспертизы. Хотя обе экспертизы проводили одни и те же люди.

12:30 — В ходатайстве обращается внимание на то, что автор просто излагает в публикации факты, избегает оценочных мнений и суждений.

12:28 — Продолжается чтение томов уголовного дела. В данный момент прокурор Александр Король зачитывает 18 том. Приводятся ходатайства адвоката Марчук.

12:26 — Эксперты покинули зал суда (на заседании также присутствовала Алла Кирдун, допрос которой проводился вчера, 17 января).

12:20 — Хлебовец: В каких случаях вы можете отступить от поставленных перед эспертом вопросов? Вопрос о возбуждении вражды или розни к властям не ставился? Андреева: Не понимаю. Уточните. Хлебовец: Ну, может, следователь Мацкевич просил вас дополнительно это выявить? Судья: Этот вопрос выяснялся.

12:18 — Николай Хлебовец тоже хочет задать вопросы. Судья спорит, хочет отпустить эксперта, но в итоге соглашается на один вопрос.

12:16 — Адвокаты хотят задать вопросы эксперту Андреевой. Судья хочет отпустить эксперта. Адвокаты возмущены. Судья разрешил задать один вопрос.
Адвокат Кристина Марчук: Вы являетесь специалистом в политической линвистике? Андреева: Что вы имеете в виду — в «политической лингвистике»? Вышла наша статья с Кирдун по политическому дискурсу.

12:12 — Павловец: В чем выражается «природная неполноценность»? Что это такое? Андреева: Мы всё написали в заключении. Павловец: «Природная» — это от природы: косой, хромой? Андреева: Это и этническая. Павловец: Я ПРАВИЛЬНО СЕЙЧАС УСЛЫШАЛ? Судья: Есть ещё вопросы?

12:10 — Павловец: Отождествляют ли эксперты власти со всем белорусским народом? Судья: Выяснялся вопрос. Игнатенко: Но никто из экспертов на него не ответил. Это принципиальный вопрос. Судья: Следующий вопрос.

12:09 — Павловец: Является ли русский язык средством коммуникации в Белоруссии? Андреева: Является. У нас государственное двуязычие.

12:07 — Павловец: Что означают кавычки в слове «тутэйшие»? Судья: Вопрос выяснялся.

12:06 — Павловец: А что негативного в том, что в отношении белорусов предпринимаются попытки конструирования белорусской идентичности? Даже президент перед старым новым годом об этом заявил. Андреева: Идёт конфронтация в вашем тексте. Вот посмотрите как вы описываете группы: литвины, западники…

12:00 — Павловец: Есть ли у меня в тексте статистика, сколько белорусов говорят на «мове» в быту? Андреева: Быт — это сфера семейного использования. Павловец: Вы на вопрос можете ответить? Судья: Ну вот в тексте у Павловца написано слово «быт»? Андреева: Есть слово «дома».

11:57 — Павловец: Есть ли разница между словами «разговаривать» и «пользоваться»? Андреева: Поясните. Павловец: «Пользоваться» — это шире или уже? Андреева: Конкретнее по тексту. Я не понимаю. Павловец: «Пользоваться» — это шире или уже? Судья: Ответьте, пожалуйста, если можете. Павловец: Ну да или нет? Судья: Ну ответьте если можете. Андреева: Ну может быть пассивное или активное использование языка. — Смех в зале.

11:53 — Павловец: Вы утверждаете, что я использую принцип искажения информации. Это разжигание вражды или попытка дискредитации кого-либо, например, властей? Андреева: Ну, мы такой вопрос не рассматривали.

11:49 — Павловец: Нужно ли сравнение в тексте экспертизы признаков выделяемых групп? Андреева: Каких групп? Белорусских властей? Павловец: Ну, например, белорусов и русских. Андреева: Это следует имплицитно. Павловец: У меня в экспертизе вы написали «и другие нации». Какие другие нации? Андреева: Мы говорим о национальной вражде. Это не важно — нация, национальность, белорусы, французы.

11:45 — Павловец: Если я пишу, что язык является признаком этнической идентифицикации, отрицаю ли я, что язык является признаком этнической идентификации? Андреева: Вы выделяете несколько групп и указываете, что «литвины» навязывают свой язык другим группам.

11:41 — Павловец: А 200 лет — это длительный период? Судья: Это уже выяснялось. Павловец: Высокий суд, вы же видите абсурдность происходящего!

11:39 — Павловец: Вы пишете «через отрицание прошлого белорусов, связанного с ВКЛ». Историческое прошлое белорусов, не связаное с ВКЛ, я не отрицаю? Андреева: Ну именно так в тексте не написано. Вы отрицаете длительный период белорусской истории.

11:36 — Павловец: Если в экспертизе не указаны «своя» и «чужая» группа, то значит их нет? Андреева: Ну, это следует из анализа текста. Павловец: Почему тогда этого нет в экспертизе? Андреева: Это понятно из текста заключения.

11:34 — Павловец: Унижение чести и достоинства — это механизм разжигания межнациональной розни. Это вы откуда взяли? Андреева: Методика Кукушкиной. Павловец: Но вы вчера заявили, что в России другое законодательство, и их экспертные методики у нас не действительны. Андреева: Ну, мы используем разные методики и научно-практические комментарии к ним.

11:28 — Павловец: Является ли выверт, полученный «логико-семантическим путем», подтверждением ваших «имплицитных» выводов? Андреева: В данном контексте да. Это очевидная негативная информация.

11:25 — Павловец: «Негативные последствия конструирования истории» относятся к белорусским властям или ко всей нации? Андреева: К властям.
Судья: Не повторяйте вопросы, их так крутить можно бесконечно. Павловец: Я четырнадцать месяцев ждал этого допроса. Я четырнадцать месяцев сидел ни за что и ждал этого допроса.

11:21 — Павловец: «Группа» — это предмет речи? Т. е. белорусская история, власти, культура являются предметом речи? Судья: Вопрос выяснялся.

11:20 — Вопросы задаёт Юрий Павловец.

11:16 — Шиптенко: Почему вы так часто используете такой прием как имплицирование? Андреева: В каком пункте? Шиптенко: Это проходит красной нитью через вашу экспертизу. Судья: Можете кокретизировать? Андреева: Ну мы выявляем предмет речи, цель речи. Шиптенко: Но вы приписываете автору некие мысли, которые никому, кроме вас, не очевидны: ни Роскомнадзору, ни другим экспертам, никому. Андреева: В ваших текстах формируется вражда к властям, к белорусскому народу. Шиптенко: Почему это видите только вы? Андреева: Вы проводили соцопрос? Судья: Ещё вопросы есть?

11:11 — Шиптенко: Вы пишете, что я использую тенденциозный подбор информации. Вы тенденциозный подбор информации используете с той же целью. Андреева: Да.

11:07 — Шиптенко: Вы отнесли к национальным символам символику коллаборационистов. Вы обращались в какие-либо организации, архивы?
Андреева: Нет, а к чему вопрос? — Адвокат Игнатенко просит зафиксировать, что Андреева, ощущая поддержку суда, уходит от ответа на вопрос. Молчит или говорит, что она это уже поясняла.

11:02 — Шиптенко: Вчера Кирдун пыталась представить суду «видение» заключений российских экспертов Кукушкиной и Галяшиной и озвучила резкую острую критику этих заключений. Вы являетесь соавтором этого документа? Судья: Вопрос к делу не относится.

11:00 — Шиптенко: Ваши коллеги сначала заявили, что я белорусофоб. Вчера они утверждали, что я русофоб. По вашему мнению, какой фобией я страдаю? Судья: Вопрос к делу не относится. Адвокат Мария Игнатенко: Я возражаю. Это принципиальный вопрос. Андреева: В лингвистической части исследования таких оценок нет.

10:56 — Шиптенко: Как вы изучали реакцию населения Российской Федерации на данную публикацию Артура Григорьева? И почему населения Российской Федерации, а не Польши или Мозамбика? Судья: Вопрос к делу не относится.

10:54 — Шиптенко: Почему вы используете термин «русскоговорящий» вместо «русскоязычный»? Андреева: Это синонимы.

10:52 — Андреева: Вы все время всё берете в кавычки. Это ваш излюбленный прием. Это у вас приём иронии. Шиптенко: Почему у вас кавычки — это авторская цитата, а у меня «приём иронии»? Судья: Следующий вопрос.

10:50 — Шиптенко: Почему в пункте про символику вы не приводите цитаты: Андреева: Все цитаты приведены ранее.

10:49 — Шиптенко: Почему «по украинскому „сценарию“» вы взяли в кавычки? Это ирония? Андреева: Это цитата. Шиптенко: Приведите авторскую цитату. Судья: Следующий вопрос.

10:47 — Шиптенко: Почему вы используете в экспертизе термин «суверенитет»? Его нет в тексте. Андреева: Белоруссия — это суверенное государство.

10:44 — В качестве способа манипулирования эксперт указала «использование рационально-логического обоснования», чем вызвала вопрос Шиптенко: «Как можно манипулировать, используя рациональную логику?» Судья: Следующий вопрос.

10:42 — Шиптенко: Видимость и иллюзия — это одно и то же? Андреева: Это синонимы. На основе общности сем. Шиптенко: Поясните, пожалуйста. Судья: Следующий вопрос. Андреева: Видимость — это то, чего нет на самом деле.

10:39 — Шиптенко: В чем отрицательное значение слова «лимитроф»? Андреева: Это государство, образованное после распада СССР. Шиптенко: Это незачет. Судья: Следующий вопрос.

10:34 — Шиптенко вспоминает утверждение о мировом признании белорусскоязычных писателей, сделанное на основании того, что их тексты переводились на иностранные языки. Он спрашивает: если перевести на сто языков мира публикации Аллы Бронь, это будет свидетельствовать о ее мировом признании? Судья: Вопрос не относится к делу.

10:34 — Шиптенко: Вы знакомы с перечнем изданий, признанных экстремистскими в Белоруссии? Андреева: Да. Судья: А к чему вопрос? Не относится к делу.

10:30 — Шиптенко: Кто предоставил вам тексты Артура Григорьева (прписываемый Шиптенко псевдоним — EADaily) для изучения для написания экспертизы Республиканской экспертной комиссии? Андреева: Алла Анатольевна Кирдун. Шиптенко: А вы знакомились с текстами Григорьева ранее? Андреева: Да. Знакомились в рамках научно-исследовательской работы.

10:28 — Вопросы начинает задавать Сергей Шиптенко.

10:27 — Хлебовец: Относятся ли статьи Аллы Бронь, размещённые на сайте «Регнум», к информационной продукции экстремистского толка? Андреева: Мы выявляем только экстремистские значения. Хлебовец: То есть к информационной продукции они относятся? Андреева: Мы на эти вопросы не отвечаем.

10:23 — Заседание суда началось с продолжения допроса госэксперта Алеси Андреевой. Вопросы ей задаёт адвокат Дмитрия Алимкина Николай Хлебовец.

Читать дальше: Пророссийских публицистов судят в Минске: 18.01.2018 день 21