"Когда мы придем к власти…"

 

 В своём твиттере некий гражданин Эдуард Пальчис  пообещал десоветизацию по образцу чилийской хунты 1973 года

 

Эдуард Пальчис имеет в виду это?


«

Национальный стадион был тюрьмой два месяца – с 12 сентября по 9 ноября 1973 года. За это время через него прошли от 20 до 40 тысяч человек. По официальным данным, из-за пыток и насилия на допросах погиб 41 человек, кто-то говорит о 300 погибших, но чилийская комиссия по делам политических заключенных пишет о 1850 убитых и 1300 пропавших без вести.

Самые безумные и страшные вещи творились в первые дни: арестованных привозили тысячами, на стадионе был полный хаос, у солдат сдавали нервы, и все это сказывалось во время допросов. Кого-то забивали, не получая нужных ответов, кого-то расстреливали за открытую поддержку прежнего президента Чили Сальвадора Альенде.

«Трупы, бывало, сбрасывали в реку Мапочо или оставляли лежать посреди подтрибунных помещений. Мой знакомый три дня подряд просыпался в окружении трупов, – вспоминает бывший заключенный Мануэль Мендес, который провел на стадионе 50 дней. – Нам говорили, что мы военнопленные. Иногда издевались. Например, говорили, что на следующее утро отпустят, если мы сумеем побриться или хотя бы сильно состричь волосы. Мы ухитрялись сделать это с помощью стекол от очков или окон, с помощью крышек от бутылок. Но это было враньем, нас не отпускали».

Другой заключенный, Адам Счеш, рассказал, что на первом допросе на него напал офицер: «Он ударил меня ногой и прикладом. В результате у меня было сломано ребро, потребовалась помощь. Но я точно знаю, что это не самое страшное, что могло случиться. Я видел залитые кровью лица женщин и пожилых людей. Мужчин могли избивать до тех пор, пока они не начинали издавать животные звуки вместо крика – моя жена видела, как после такого мужчину вынесли на носилках, тело было закрыто одеялом».

«Нам завязывали глаза, били, кидали на пол. Пропускали ток через тело, прижигали руки сигаретами , – рассказывал заключенный Фелипе Агуэро. – Было так страшно, что мне потребовалось много времени, чтобы вернуться на стадион и смотреть футбол, хотя я большой фанат».

«За первые четыре дня заключения я стал свидетелем 400-500 казней: либо слышал выстрелы, либо видел, как падали тела, – продолжал рассказывать ужасы Адам Счеш. – После допроса людей делили на две шеренги. Одним возвращали документы, их почти не охраняли, а рядом со второй стояли солдаты с автоматами. Вот из второй регулярно выдергивали людей, отводили их в сторону, и затем было слышно выстрелы».

Счеш говорил, что никогда не поверит в официальные данные о погибших, потому что в день происходило по 5-7 казней (10-20 человек в каждой группе).
«

Читать дальше: "Когда мы придем к власти…"