А. Леонидов: "потоп после них"…

А. Леонидов: "потоп после них"...

Живёт где-то в Бразилии некий дон Педро. Мало ли в Бразилии Педро?! И не сосчитаешь! Я про него ничего не знаю, и он про меня. Мы никак и нигде не пересекаемся. Но, как человек гуманный и культурный, я желаю ему всяческих благ и большого счастья. И совершенно не удивлюсь, если он желает мне от всей души того же самого. А за что ему меня ненавидеть?! Кого нет повода ненавидеть – того уместно умеренно любить. Если человек не сделал тебе ничего плохого – то он уже одним этим вызывает симпатию…
Я говорю о таком феномене, как «параллельные люди». Есть прямые линии, которые нигде не пересекаются, в школе нас учили их звать «параллельные прямые». По аналогии и люди тоже бывают «параллельные». У них своя жизнь, у нас своя. Самая распространённая реакция на параллельных людей — «пусть живут». Разве что садисты и маньяки могут на них реагировать иначе…

Конечно, всё в корне меняется, когда появляются «перпендикулярные люди» — те, кто нас обирают или могут, хотя бы теоретически, быть обобраны нами.

Они воспринимаются эмоционально, и далеко не так благожелательно, как неведомый дон Педро из Бразилии, «где в лесах много диких обезьян»…Да что дон Педро? Параллельными людьми для моего поколения выступают государь-император Николай II с его семейством, красавцы белой гвардии, воспетые известным романсом «поручик Голицын» и «корнет Оболенский»… Раз они параллельны делёжкам и имущественным разборкам моего времени – то они очень симпатичны моим современникам. На уровне инстинкта человеку, с которым не ведёшь никаких тяжб, начинаешь автоматически желать всех благ и относишься с доброжелательной симпатией… Это касается и раскулаченных кулаков, и вообще всех мироедов всех иных эпох, с которыми лично нам считаться нечем, включая хрупкую Марию-Антуанетту, французского короля-механика, который самолично усовершенствовал гильотину – как позже выяснилось, для себя…Когда мы с человеком ничего не делим – мы к нему относимся терпимо и снисходительно, как минимум.
Читать дальше: А. Леонидов: "потоп после них"…