Нарколобби перешло в наступление

Вот уже прошло три года с тех пор, как Беларусь начала проводить по-настоящему жесткую антинаркотическую политику. 28 декабря 2014 года Лукашенко подписал Декрет №6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков», который вступил в силу практически с разу – с 1 января 2015 года. Как понятно и по названию, документ носил чрезвычайный характер – страна вступила в эпоху нулевой терпимости к этому злу. Декретом были резко увеличены сроки заключения за преступления, связанные с наркотиками, а возраст ответственности был снижен до 14 лет. Этим же документом был предусмотрен ряд других антинаркотических мер – введен механизм оперативного пресечения оборота новых видов синтетических наркотиков и контроля за распространением наркотиков в сети Интернет.

              Я помню время, когда принимался этот Декрет. Это была эпоха «спайсов» – постоянно придумывались новые виды синтетических наркотиков, которые государство не успевало запрещать. Как правило, новые поколения «спайсов» оказывались опаснее предыдущих. В 2014 году в СМИ регулярно появлялись жуткие сообщения о последствиях употребления этой дряни – люди безвозвратно теряли здоровье, убивали и умирали даже от одной дозы. Меня особенно шокировало сообщение о трех гомельчанах, которые под «спайсами» выкололи своему другу глаза, изрезали нос и уши – а тот в это время пел и смеялся. Новый наркотик проникал в самые отдаленные и глухие районы страны. Особенное беспокойство вызывала школа, которая стала одной из главных целей наркодилеров. Причем непосредственными распространителями часто были сами школьники – по малолетству они не несли за это никакой уголовной ответственности.

              Сейчас уже можно говорить, что новая антинаркотическая политика оказалась эффективной. Если в 2014 году диагноз «наркомания» был впервые в жизни установлен 1432 человекам, то в 2015 году таких жителей Беларуси было 1024, а в 2016 – 759, что стало самым низким показателем с начала века. Понятно, что статистики за прошлый год еще нет, но динамика впечатляет. Перестали появляться в СМИ сообщения о вырезанных в наркотическом угаре глазах и прочие кошмары трехлетней давности. Нация постепенно, но выздоравливает.

              Зато появились другие сообщения. Появились душещипательные истории о том, как юные и, якобы, невинные создания получают серьезные срока «за косяк». Вскоре появились и движения «Матери 328» (по номеру статьи УК) и «Наше право», объединившие матерей и прочих родственников осужденных за незаконный оборот наркотиков. По-человечески их понять можно – когда твое дитятко бросают лет на 10 в тюрьму – это всегда личная трагедия. И отрицание вины «дитятка», как и стремление его защитить – естественная реакция. Онижедети. Их нужно понять и простить. Хотя, как гражданин, я не на их стороне. У тех, чью жизнь искалечили наркоторговцы, как и у их родственников – своя правда, которая мне ближе. Что касается матерей – кто, как не они несут основную ответственность за воспитание своих детей. И, если эти дети стали преступниками, — это, в первую очередь, их собственная вина. Пытаясь представить своих детей жертвами, они обвиняют государство в том, что оно бросает в тюрьмы лишь таких вот пацанов, которые барыжили наркотой в совсем небольших масштабах, оставляя на воле настоящих наркобаронов. Во-первых, это не совсем так. По одному только нашумевшему «Делу 17» на нары отправились не только организаторы крупной сети по сбыту «спайсов», но даже их «крыша» из спецслужб. Во-вторых, для выявления подобной сети нужна серьезная следственная работа, очень тихая и не допускающая утечек информации. А малолетние дилеры для таких наркобаронов – расходный материал, который можно швырять пачками.

              Наконец эта шумная кампания ринулась в политику. Еще в конце позапрошлого года они, совместно с БХД и ОГП провели круглый стол, на котором заявили о совместной борьбе против «правового беспредела». Любопытно, что христианских демократов, заклеивающих столбы антиалкогольными плакатами, такое сотрудничество не смутило.

Наконец, во второй половине 2017 года они пошли в политику открыто. Причем, с достаточно специфическими лозунгами. Так, 28 августа председателю Минского горисполкома Шорцу Андрею Викторовичу ими было подано заявление с просьбой разрешить провести митинг. И самым первым номером в списке лозунгов митинга было требование ввести границу с Россией. Оказывается, именно она, а не борьба с наркобизнесом, позволит Беларуси решить проблему с наркоманией.

Дальше – больше. При поддержке тех же БХД и депутата Анны Канопацкой они пошли на местные выборы. Активизировались и сторонники легализации некоторых наркотиков. Если во время парламентских выборов такую идею продвигал только либерал-романтик Павел Стефанович, то незадолго до новогодних праздников тема легалайза стала модным трендом. В интернете активно собирали подписи под петицией за легализацию марихуаны, группа активистов в Минске устроила импровизированное шествие под названием «Конопляные коляды», а бывший кандидат в президенты Романчук даже подвел под это экономическое обоснование, заявив, что легализация марихуаны позволит стране заработать миллиард долларов.

Пожалуй, приходится констатировать, что, спустя 3 года после Декрета №6 наркотическое лобби перешло от обороны к наступлению.

Читать дальше: Нарколобби перешло в наступление