Власть: институт и таинство

Власть: институт и таинство

Совершенно очевидное явление наших дней – нарастание ВСЕЯДНОСТИ и полной неразборчивости в средствах у антипутинских сил. Сложно-компонентное явление (отнюдь не монолит) стабильно-высокого рейтинга В.Путина связано со способностью Путина лавировать между неразрешимыми противоречиями, «проклятыми вопросами» русской жизни, оставаясь надеждой сразу для всех (непримиримых между собой) групп. Это, как в кулинарии, обильно «сдобрено» военными триумфами Путина-полководца, особенно ценными после десятилетий позорных и кровавых поражений страны…
У тех, кто видит свою жизнь без Путина — его стабильно-высокие рейтинги вызывают отчаяние, и подталкивают к «сделке с дьяволом», то есть к союзу с силами, с которыми они в иных условиях никогда не имели бы ничего общего. В теории игр это называется «объединение всех против сильнейшего игрока» — то есть аутсайдеры игры откладывают противоречия между собой, мечтая лишь об одном: любым способом «завалить» счастливчика…Интересно отметить, что для леваков Путин выступает угрозой делу социализма, тогда как для либерально-рыночных фанатиков – угрозой возрождения социализма. Тем не менее, леваки и либералы всё чаще пытаются найти точки соприкосновения. Понятно, кто в такой стратегии будет массовкой. Либералы в силу малочисленности, помноженной на их снобизм, не могут быть массовкой, просто не потянут, даже если захотят. Либералы сильны не числом, а деньгами, и могут быть только спонсорами. Традиционной массовкой для западников повсюду выступают нацисты, то есть пушечное мясо либерализм черпает из национализма. В РФ тоже пытались пойти таким путём, но не получилось: для русских националистов крах социализма неразрывно связан с расчленением их (а не чужого) государства, с геноцидом их народа. Поэтому русский национализм (за исключением самых маргинальных дегенеративных форм, ещё более малочисленных, чем западники) – слился с социалистическим движением и невообразим в «правом формате». Националисты, есть такой грех за ними, частенько радуются расчленению чужих стран и геноцидам чужих народов; но чтобы радоваться расчленению и геноциду самих себя – такого даже за самыми убеждёнными нацистами не водится…Поэтому иной массовки переворота, кроме леваков, у западников в РФ не просматривается. Только леваки могут вывести на улицу массивные толпы протестующих. На эту массовку и облизываются либералы. А на их финансовые возможности и международные связи рассчитывают теоретики левачества.«ГРУДИНИН+НАВАЛЬНЫЙ= -ПУТИН» -«предновогоднее мечтательное» — с такой редакторской передовицей выходит левацкая «Экономическая и философская газета» (г. Москва). Суть ясна из заголовка: объединить усилия левых и потенциал правых для борьбы с очевидным фаворитом гонки. Почти одновременно разразился хитрым планом на либеральном «Эхе Москвы» несгибаемый русофоб М. Солонин: «…спокойное обсуждение такой простой и очевидной (казалось бы) схемы: зарегистрированный кандидат, которого никто не знает, плюс незарегистрированный некандидат, которого «все» (т.е. цивилизованные 14% населения) знают».
Далее Солонин предался надеждам на то, что «…у левых… хватит ума для того, чтобы объединить усилия с «подпиндосниками», «пятой колонной» и прочими «выкормышами Сороса и ЦРУ».То есть с двух противоположных по целям и идеалам флангов семафорят одними и теми же сигнальными флажками. Личная вендетта подменяет маргинальным политикам все приоритеты: важно свалить успешного конкурента, а там хоть трава не расти!

Обычно сторонники В.В. Путина видят в такой всеядности отчаяния слабость противника и потешаются над ней. На самом деле, тут нет ничего потешного.

Не нужно наивно думать, будто обеспечив себе большинство голосов, удержишь власть. Это не одно и то же: силовое большинство далеко не всегда совпадает с формальным, арифметическим. +++Самое время поговорить о «таинстве власти», о том, она никоим образом не умещается в формальных процедурах. Задам думающим людям вопрос с подвохом: а что было бы, если бы за некоего «кандидата G» проголосовали бы 76,4% избирателей? Причём не просто проголосовали, но и факт такого голосования зафиксировали бы официально в ЦИК РФ?Ответ, который дадут А.Проскурин и М.Солонин, вполне предсказуем: кандидат в президенты, набравший 76,4% голосов избирателей становится президентом России. И потому кажется нелепым дублированием вопрос – «а если бы кандидат G набрал бы 90% голосов?» И ЦИК даже не попытался бы объявить цифру фальсификацией? На самом деле, скорее всего, события пойдут совсем не так, как представляется «легитимистам». Именно поэтому не важна и вполне предсказуемая победа В.Путина по голосам, так сказать, «по очкам». Путин может набрать 60, 70, 80% голосов – но я хочу, чтобы вы поняли: ЭТО НЕ ЗНАЧИТ НИЧЕГО!76,4% — столько граждан СССР проголосовали за его сохранение. После чего пришли коррумпированные прозападные бандиты и расчленили страну. По 90% набирали референдумы в Крыму, на Донбассе против украинизации – но и это игнорировала и игнорирует вооружённая террористическая хунта, чей рейтинг поддержки даже в Киеве – около 6%.А вот Додон стал президентом Молдавии – после чего его заблокировали и выставили за дверь принятия решений… Кто? А всё те же, серые, мохнатые и зубастые, которых никто не выбирал, но которые привыкли всё делать по-своему[1].Народные волнения обычно раскачивают, как зуб в десне, те, кому нужно завалить ненавистный им СТАРЫЙ порядок. Но для становления НОВОГО порядка народное волеизъявление (массовое хулиганство в роли уличной массовки для кулуарных заговорщиков) – не годится.Таинство власти в том и состоит, что отнюдь не голоса избирателей её создают, равно как и отнюдь не прочие формальные процедуры.

Если в обществе 99% придерживается одного мнения, а 1% противоположного, кто сформирует власть?

+++Ответ зависит не от числа, а от накала верующих. Если 99% «теплохладные», то есть утверждают нечто пусть и последовательно, но без особого нажима, не готовы умирать и убивать за свой выбор… Если при этом 1% — накалённые фанатики, готовые на всё и хорошо организованные, тесно сплочённые в рыхлой массе аморфного большинства… То в итоге даже подавляющее большинство будет оттеснено!Как же так может быть? Не противоречит ли это нашим прежним публикациям? Нет. Не количественная ширина, а качественная глубина веры делает её первичным источником коллективной силы.

Утверждения человека не могут быть сведены к отказу и согласию. И согласие с чем-либо, и отказ могут быть очень разными по степени накала и убеждённости в них.

Первая стадия утверждения – попросту шутовская. Когда человек утверждает что-то в шутку, глупую или жестокую, но шутку. Например, многие голосующие за Жириновского, делают это именно с целью поглумиться над выборами, показать их несерьёзность и клоунский характер. Мол, вы задаёте нам дурацкий вопрос – так получите же дурацкий ответ!
Таким образом, огромное количество людей, проголосовавших за что-либо (или против) могут сделать это не в серьёз, чтобы кому-то насолить, из вредности, из хулиганских побуждений и т.п. Когда таким людям скажут умирать и убивать за их выбор – они ужаснутся, да и просто не поймут, о чём речь.Вторая категория пустых, или нулевых утверждений (когда формально утверждается нечто, а фактически на него наплевать) – без-эмоциональное теоретическое знание предмета. Человек знает, и знает довольно уверенно, что 2х2=4. И в ситуации, ему лично безопасной, охотно озвучивает это знание.
Но готов ли он расстрелять за верный ответ фанатика, который кричит, что 2х2=5? Прямо в глаза глядя, пулю в лоб пустить за «ересь» — или же выбросит револьвер, скажет, «да ну его, дурака, нафиг!»
Готов ли он, далее, выступить на бой с фанатиками неверного ответа, рисковать в этом бою здоровьем и жизнью, кормить в окопах вшей и т.п.? Или же, видя накал фанатизма своих оппонентов, скажет «ладно, ладно», уйдёт во «внутреннюю эмиграцию» и будет носить своё знание предмета внутри, пряча его от посторонних?Прямой противоположностью без-эмоциональному теоретическому знанию предмета является капризная ветреность. Но фанатикам она так же выгодна. Человек сегодня орёт одно, завтра другое… На день голосования у него были одни симпатии, а через день они уже изменились…Есть ещё и политические агностики, буридановы ослы, для которых их «да» — это 101% от их же 100% «нет». То есть человек настолько расщеплён внутри себя, настолько слаб по части уверенности в правильности сделанного выбора, что «слетает при первом же шухере».Огромный удельный вес имеет «болото» — слабоумные и принципиально неспособные сделать самостоятельный выбор слои населения любой страны. Иногда они ставят крестик методом тыка, по случайному принципу, как жребий вытягивают… А иногда вообще не ходят на выборы и за них ставят крестики активные… В любом случае, голоса слабоумного «болота» не стоят для реальной власти ничего: ни их «да», ни их «нет», это чичиковские мёртвые души в политическом спектре…Значение для политики имеют только фанатики, которые готовы идти до конца, готовые убивать и умирать за свою пламенную веру. Кстати сказать, им совершенно безразлична процентная раскладка по обществу в целом: будучи меньшинством, они действуют точно так же, как действовали бы большинством. Их ведь не волнует мнение окружающих, они со своим фанатизмом вполне самодостаточны — и тогда, когда их бросают львам, и тогда, когда они сами кого-то бросают львам… Какой бы огромной не была масса несогласных с ними людей – без приводного ремня фанатизма, оставаясь рыхлой – она ничего не может им противопоставить. Вот разгадка ситуации в РФ, где много лет 90% населения отчётливо понимают, что либералы – дерьмо, но все политические, экономические, культурные процессы продолжают оставаться в руках 10% сторонников этого античеловеческого и людоедского дерьма. Можно ли эту ситуацию изменить на выборах? Нет. Либералы сто раз подряд проигрывают выборы, и сто раз подряд… не уходят!
Читать дальше: Власть: институт и таинство