Литературные призраки — книггеры

Блогер Макогоненко Юрий в связи с темой «Чемпионы писательского мира» задал мне вопрос:

«Интересно, а кто самый производительный литературный раб?»

Литературный негр (от фр. negre litteraire, англ. ghostwriter, а также книггер, литнигер) — автор, пишущий тексты, статьи и книги за другого писателя, под чьим именем книга и выходит в продажу. Не следует путать литературных негров с литобработчиками, когда некая известная личность, не владеющая внятной письменной речью и осознающая это, опасаясь мести grammar nazi, надиктовывает свой мемуар специально обученному литератору, а тот записывает воспоминания хорошим, годным языком. Например, таким способом написаны книги М. Т. Калашникова. http://lurkmore.to/ Литературный_негр

Почти все книги советских и российских руководителей писались именно по найму. Сейчас же литературные негры пользуются спросом у бизнесменов, поп-звёзд, российских телеведущих, актеров сериалов и прочих попсовиков.Так например, Боря Моисеев в своей автобиографической повести «Птичка» сам только матюги вставлял. По косвенным признакам в пользовании услугами негров можно заподозрить и некоторых российских пейсателей-фонтастов типа Панова.

Примеры рабовладельцев

Александр Дюма (отец), автор «Трёх мушкетёров», написал за свою жизнь более трёхсот романов. Однажды этот талантливый писатель сумел за шесть месяцев написать и выпустить их целых шесть штук. Тем не менее не стоит забывать, что даже несмотря на такое количество негров в литературном гареме, сам Дюма-отец обладал фантастической работоспособностью. Сам Дюма был афрофранцузом по бабушке. Стоит прибавить, что большинство «ходивших под Дюма» негров борзели и уходили в свободное плавание. И, как ни странно, добиться даже толики признания и славы «рабовладельца» так никто и не смог.

Л. И. Брежнев для написания своих книг «Возрождение», «Целина», «Малая Земля» и других пользовался мозгами журналистов Анатолия Аграновского, Леонида Замятина, Виталия Игнатенко, Александра Мурзина и других.

Дарья Донцова, самый известный российский литературный рабовладелец, судя по количеству романов, может сдавать негров в аренду.

Ильф и Петров Весьма редкий, а потому примечательный пример литературного ниггерства, когда дали отставку «плантатору». Кратко: советский живой классик Валентин Катаев захотел по-лёгкому срубить роман про камушки, спрятанные в стуле от  пролетариата. Для реализации плана им были наняты родной брат (Евгений Катаев (Петров)) и дружбан (Илья Файнзильберг (Ильф), дабы создать черновую рукопись , а мастер бы затем поправил косяки и выпустил (по-братски и по-дружески) под тройным авторством. Но пока мастер прохлаждался в Аджарии, «негры» не просто обставили его на его же поле, но и придумали образ Остапа Бендера. Ознакомившись с рукописью, Валентин Петрович почёл за лучшее благородно устраниться с горизонта и дать «неграм» полную свободу. Хотя личное посвящение и золотой портсигар таки с них поимел. Одессит же.

Книжное закулисье»: о чем молчит «литературный раб»

Профессия наёмных писателей.обязывает  скрывать своё имя, они редко соглашаются на интервью

Сегодня в России в моде легкое чтиво. Популярные, «раскрученные» авторы издают до полусотни книг в год. И такая продуктивность шокирует не только литераторов, которые с профессиональной уверенностью заявляют: за 12 месяцев один человек не может написать даже десять романов, потому что ему придется штамповать больше сор.

Поразительная производительность заставляет задуматься и потребителей бульварных романов, которые ежемесячно обнаруживают на прилавках свеженькое творение любимого автора. Кто на самом деле скрывается за известной фамилией? В кулуарных разговорах даже издатели признаются, что на громкие имена работают так называемые литературные рабы, и сегодня они востребованы, как никогда. Сами «негры» говорят: «Да, мы есть и нас очень много». Но цвет российской литературы с негодованием отрицает факт их существования.

Андрей Воронин, Дарья Донцова, Татьяна Полякова, Марина Серова, Юлия Шилова, Полина Дашкова и даже Дмитрий Быков и Виктор Пелевин не раз обвинялись в использовании труда «литературных негров». Конвейерная работа этих авторов, параллельно с плотной светской жизнью заставляет думать о том, что они либо гениальны, либо имеют целый штат помощников. Такой расклад подрывает доверие читателей к растиражированным именам, красующимся на пестрых обложках, но кому действительно принадлежит авторство можно определить только на специальной экспертизе.

Автора – на анализы

По утверждениям «литературных негров», чтобы создать полноценную книгу, работать нужно не менее полугода. А если писатель выпускает в год три романа, то авторство вполне можно подвергнуть сомнению. Но точно установить, кому принадлежит «написанное пером», достаточно сложно, поэтому раскрученные авторы, не беспокоясь, пользуются умом «рабов.

Система взаимодействия трех участников «подпольного» процесса – издательства, писателя и «негра» – предельно проста и не меняется на протяжении многих лет. Писатель придумывает идею, функция издательства – найти самых надежных творческих работников для качественного исполнения заказа, и, наконец, задача «литраба» – создать произведение по заданному сюжету. Как правило, чтобы работа быстрее двигалась, книгу пишут несколько человек. Обычный роман составляет 10 авторских листов, поэтому общий гонорар выходит довольно приличный, но если поделить его на всех «рабов», то он кажется смешным.

Быстрые деньги

Выражение «литературный негр», обозначающее настоящих авторов, чьи имена – тайна за семью печатями, вошло в употребление еще в XIX веке. Сейчас литературных поденщиков нарекают и «книггерами», и «литрабами», а в Америке красиво именуют «писателями-призраками». Впрочем, со временем поменялись не только названия, но и отношение к «рабам». Оно, на удивление, стало чуть более уважительным. Имена реальных создателей произведения пусть не на обложке, а мелким шрифтом на последней странице в графе «художественный редактор» увидеть все же можно.

Как правило, с удовольствием записываются в рабство молодые дарования – студенты Литературного института им. Горького или сценарного факультета ВГИКа. Новорожденные «негры» относятся к черной работе спокойно, потому что одни хотят получить пусть тяжелые, но «быстрые деньги», а другие – просто набивают руку. Единственная проблема – удачно завербоваться в издательство. А это, как оказывается, не просто. 

Понятно, что издательства не могут в открытую дать объявление о наборе «негров», однако встретить завуалированные вакансии в Интернете можно. Выглядят они приблизительно так: «Требуется литератор. Необходимо понять идею данного нами отрывка и написать продолжение этой сюжетной линии». На такую приманку и надо реагировать тем, кто хочет стать тенью популярного писателя. Иногда издательства сами выходят на «негров». 

Но есть среди «негров» и настоящие профессионалы, которые кормятся исключительно этим трудом. Они четко разделяют свою работу на две абсолютно не связанные части. За деньги они сочиняют «дебильную муру» или «всякий трэш». А в столе трепетно хранят дорогую сердцу нетленку, написанную от души, которая ждет своего звездного часа.

«Негров» не перекармливают. Российские негры — самые литературные негры в мире

Прокормиться холостым «литрабам» на свои подпольные заработки можно, а вот тем, у кого есть семья, выжить будет сложнее. Этот неблагодарный труд стоит копейки. Так, десять лет назад за авторский лист (40 тыс. знаков), который вполне возможно написать за один день, «книггер» получал 50 долларов – неплохие деньги по тем временам, но ничтожные по сравнению с прибылью главного автора, который вносит лишь некоторые поправки и замечания. Сейчас цена варьируется от 100 до 300 долларов.

Впрочем, не исключено, что скоро «книггеры» начнут зарабатывать прилично. У продвинутых уже сегодня сформированы команды и есть бригадир, который является единственным связующим звеном между заказчиком и исполнителями. Неразглашение информации является одним из главных пунктов «негритянского» контракта. Бригадир набирает теневых авторов и отвечает за оплату труда. «Конечно, доход настоящего автора превышает во много раз прибыль наемного. Не гарантирован заработок тем, кто работает на устном договоре и черном нале.

На нечистоплотные взаимоотношения внутри российского литературного «котла» сетуют многие писатели-невидимки.

Дело не в писателях, а в читателях

Распространена в литературном бизнесе и коллективная работа под неким брендом, за которым изначально не стоит настоящий человек. Так, писательница детективного жанра Марина Серова оказалась не более чем выдуманным псевдонимом, под которым писала группа саратовских «негров». И в этом в наше время нет ничего удивительного. «Мы же пьем соки-подделки, носим поддельные вещи, так а чему удивляться, если мы читаем книгу «поддельного» автора? Для меня интерес представляет не столько, кто написал эту книгу, сколько, зачем человек именно эту книгу читает?» – говорит книггер. Сейчас, кстати, многие «негры» перекочевали из литературного бизнеса в телевизионный, и теперь трудятся под именами известных авторов сценария. Получается, что «литературные негры» сегодня стали отдельной профессией.

Писать под чужим именем в Европе невыгодно

О таком явлении, как «литературные негры», в Скандинавии неизвестно. Причин тут несколько. Прежде всего, трудиться в качестве анонимного литературного поденщика невыгодно.  Даже начинающие литераторы, издающие свою первую книжку в одном из жанров массовой литературы, где только и может существовать литературное рабство, могут вполне прилично заработать. Детектив издается тиражом не менее пяти тысяч экземпляров, Пусть общий тираж книги будет не менее двадцати тысяч. Средний детектив в твердой обложке стоит около 20 евро. «Издательская цена» – половина этой суммы. Итак, начинающий автор заработает минимум 30 тыс. евро. Зачем ему пахать на мэтра, который едва ли заплатит больше? С другой стороны, и популярному автору невыгодно нанимать «раба».  Знаменитости имеют специальные договоры с издательствами, которые платят им до половины «издательской цены». Жить можно, не беря литературных поденщиков и не ставя на поток свои произведения.

Нет «литературных рабов» и в Германии. Почти все пишущие рассчитывают в Германии на гранты многочисленных фондов и обществ. Некоторым писателям гранты позволяют объездить полмира и приучают сидеть за письменным столом не менее 12 часов в сутки. (Алексей СМИРНОВ, Стокгольм, Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин)

КТО СКОЛЬКО КНИГ ИЗДАЕТ В ГОД:

Андрей Воронин:

в 2007 – 9 книг, в 2006 – 49 книг

Марина Серова:

2007 – 16 книг , 2006 – 37 книг

Дарья Донцова:

2007 – 5 книг, в 2006 – 11 книг

Татьяна Полякова:

в 2007 – 6 книг, 2006 – 6 книг

Читать дальше: Литературные призраки — книггеры