Вещественные доказательства

Вещественные доказательства

В сущности, в реальной экономике есть только три предмета для изучения. Это получатель, получка, а ещё – интенсификация отношений получателя с получкой. С точки зрения узко-экономической, человек, рождённый в мир – подобен покупателю, вошедшему в супермаркет. Здесь есть, что есть (уж простите за тавтологию). Здесь нет того, чего нет. То, что есть – делится на то, что понравилось и не понравилось. То, что понравилось делится на доступное и недоступное «на кассе»…
Неким четвёртым предметом экономики могли бы стать все те гекатомбы бредней, которыми загаживают мозги людям в разговорах об экономике, её законах и строении. На самом деле есть человек, есть доступный ему ресурс, и есть вопросы извлечения: всё ли полезное мы вынимаем из ресурса, или же большую часть вынуть не умеем?
Техники, которая создавала бы материальные блага, просто не существует. Любая техника только помогает извлекать ранее недоизвлечённые блага из старого, как сам мир, ресурса. Так у человека возникают два вопроса: откуда, из чего извлекать блага? Это вопрос доступа к ресурсу. И вопрос – как, каким образом извлекать? – это вопрос интеллекта и технологий.Два этих главных вопроса экономики неразделимы. Если извлекать не из чего – то и вопросы технологии неактуальны. Наоборот, если человек совсем уж безрукий бездарь, то он умудрится остаться голодным и на кисельном берегу молочной реки.Так возникают две теории человеческого обогащения:«теория бурения» и «теория подкопа».Теория бурения предполагает что величина благ может быть разной, той или иной – при разных подходах с одного и того же, неизменного ресурса (территории). Теория подкопа, напротив, рассматривает переменчивость ресурса (пространства), его постоянный переход из рук в руки, с технологиями интенсивной обработки или без них. Ты можешь получить больше, если начнёшь лучше разрабатывать прежний участок; или тоже можешь получить больше, если захватишь новый участок. В экономике это носит имя интенсивного и экстенсивного развития, что, на мой взгляд, узковато. Далеко не всякое мирное бурение ресурса – интенсивно, и далеко не всякий подкоп захватчиков – экстенсивен.+++Мы не будем лезть в эти дебри, а подчеркнём куда более актуальное: право определяется своей защищённостью – и больше ничем. То есть всякая норма, которую вооружённо отстаивают, становится правовой. Наоборот, всякая норма, разоружившись, перестаёт быть нормой, исчезает в форме закона. А потому ключевое значение имеет вопрос о власти. +++Пытаясь отделить политику от экономики и собственности, нам создают совершенно иллюзорное представление о власти, как о первом лице или десятке первых лиц. Или как о сотне министров. Это нелепо.Табуретка давит на пол кончиками своих ножек, но вес табуретки отнюдь не сконцентрирован в кончиках её ножек. Это лишь точка соприкосновения с полом, а вес табуретки создаёт она вся, в целом, включая и того, кто на ней сидит.Первое лицо, первый десяток лиц, первая сотня – это точка соприкосновения текущей реальности с историческим её осмыслением. Имя правителя – лишь псевдоним того народа, которым он правил. А власть верхов – лишь концентрированное выражение отношений собственности всего населения.Для того, что какая-то модель власти могла существовать – нужно, чтобы силовое большинство в обществе считало её для себя «скорее выгодной, чем невыгодной». То есть человек согласует власть со своим образом жизни, своими представлениями о выгодном ему и о правильном. А без этого он выйдет из подчинения и превратится в агента свержения действующей системы. Конечно, «чокнутому профессору» вроде меня, очень интересны теоретические обобщения. Но подавляющему большинству людей они неинтересны – как неинтересна технология сборки телевизора, который они смотрят. Человек ведёт свою политику и дипломатию. Он играет свою партию. Правители и партии в этой партии – орудия, используемые средства, отношения к которым порой бывает весьма циничным.

Принято считать, что правитель использует обывателя, чтобы закрепить свою власть. Это, по меньшей мере, неполно! Ведь и обыватель использует правителя, чтобы закрепить свою власть. Власть над участком, домом, лавочкой, магазинчиком, лодкой, гаражом и т.п. Защитить эту власть (владение) от конфискации. А по возможности (используя правителя) – ещё и прихватить новой собственности…

Поэтому, конечно, мы должны понимать, что власть – это все собственники в стране снизу доверху. Каждый собственник является органом государственной власти, причём этой, конкретной, на своём уровне. Сменись политический режим – возможно, у новых верховных будут и новые владельцы магазинчиков, почему нет? Место сладкое, сытное, престижное, от желающих его занять – отбоя нет…+++Всякий прораб на стройке – часть власти. Его не Бог назначил, и не авгуры по священным родимым пятнам определяли в прорабы! Его назначила конкретно-персональная власть. Если бы власть была другой, то прорабом был бы кто-нибудь из его рабочих. А он сам оказался бы рабочим под властью прораба.Власть – это вся совокупность собственников и распределителей страны (а если страна под внешним управлением, тогда и собственников иной страны).
Читать дальше: Вещественные доказательства