Ярослав Романчук: Опасное шапкозакидательство

Белорусские власти ведут себя так, как будто экономический кризис уже позади. Правительство прогнозирует рост экономики в этом году на 2% ВВП, в следующем – уже на 3,5%. Министры отчитались за выполнение практически всех прогнозных показателей, не акцентируя внимание на то, какой ценой и с какими последствиями. Министр экономики В. Зиновский считает, что добиться роста ВВП на 3,5% — «крайне тяжелая, напряженная задача», но императив повышения зарплаты довлеет над Совмином. Как и требование обеспечить полную занятость. В 2017г. несмотря на рост промышленности более 6%, экспорта товаров и услуг более чем на 18%, сельского хозяйства почти на 3%, поправить ситуацию на рынке труда и потребительский спрос не удалось. В январе – октябре 2017г. было уволено на 30,6 тысяч больше человек, чем принято на работу. Это после того, как в 2016г. было уволено на 108,1 тысяча больше, чем принято на работу. В октябре 2017г. в экономике страны было занято 4356,4 тыс. человек, что на 24,9 тыс. меньше, чем было в начале 2017г. Когда экономика находится на стадии здорового роста, занятость в экономике растёт. У нас же щедрые кредитные ресурсы и внешнеторговые выгоды получила группа в 50 – 70 предприятий. Из-за своего масштаба и внешней конъюнктуры они показали рост. Дополнительная занятость здесь невозможна. Реалистично ожидать даже оптимизации численности. На фоне этих тревожных тенденций на рынке труда официальный уровень безработицы в 0,6% звучит, как издёвка. Благоприятные времена для этой небольшой по численности и занятости группы предприятий не транслировалась на состояние домашних хозяйств, а также малого и среднего бизнеса.
По данным опроса домашних хозяйств в январе – сентябре 2017г. денежные расходы одного домашнего хозяйства составили BYN965,2, из которых BYN738,5 (76,5%) приходится на потребительские расходы. Доля расходов на продукты питания остается неприлично высокой – 41,3%. Согласно опросу реальные денежные доходы населения сократились на 4,5%, а вот в ежемесячных отчётах Белстата за январь – сентябрь реальные располагаемые денежные доходы населения увеличились на 0,4%. Реальная зарплата за три квартала 2017г. по сравнению с аналогичным периодом 2016г. выросла на 4,3%, нарушая золотое правило экономики: потреблять можно только то, что заработано. А производительность труда за этот период увеличилась только на 3,1%. Значит, рост доходов искусственный, как и стимулирование экономического роста в целом можно считать анаболическим.
Когда правительство берёт валютные кредитные ресурсы под 7,5% годовых, здоровья экономике страны в долгосрочной перспективе это не добавляет. По состоянию на 1.11.2017г. государственный долг Беларуси составил BYN41,9 млрд. что на 13,3% больше, чем было на начало 2017г. Внешний госдолг вырос на $2,9 млрд. (на 21,4%), до $16,6 млрд. Долги по банковским кредитам за январь – октябрь 2017г. выросли на 4,6%, а количество наличных денег в обращении – на 24,2%. Для номенклатурных фаворитов из коммерческого сектора правительство денег не жалело. Вместо того чтобы заняться внедрением международных стандартов корпоративного управления, реализовывать программу реструктуризации проблемных промышленных, строительных и с/х организаций правительство предпочло переложить плохие долги и активы из одного кармана в другой, раздать новые порции кредитов и отчитаться улучшением финансового положения и бурным ростом чистой прибыли.
За январь – сентябрь 2017г. чистая прибыль промышленности по сравнению с аналогичным периодом 2016г. увеличилась более чем на 60% (~$1,5 млрд.), сельского хозяйства – в 2,8 раза ($280 млн.). При этом просроченные долги промышленности составили ~$680 млн. общие — $18,5 млрд. Положение в АПК ещё хуже. О качестве управления госпредприятий говорит тот факт, что в 2015-1016гг. правительство взяло на себя обслуживание и оплату ~$1,8 млрд. кредитов государственного коммерческого сектора. А ведь все эти годы нам говорили, что никакого кризиса в стране нет. Вот только в условиях этого «некризиса» зарплаты беларусов сократились в $-долларовом выражении более чем на 50%, а ВВР потерял 38%. Это больше, чем потеряла Америка за время Великой депрессии и сравнимо с резким сжатием экономики после развала Советского Союза. В ситуации, когда около половины промышленных предприятий не имеют своего оборотного капитала, а напрямую зависят от финансовой поддержки государства, говорить о выходе на устойчивую траекторию роста нельзя, особенно в контексте того, что правительство вынуждено тратить на обслуживание своих долгов ~13% ВВП.
Всемирный банк также предупреждает белорусские власти от необоснованного оптимизма. Да, внешняя конъюнктура помогла. Кредитование восстановило инвестиционный и потребительский спрос, но, как пишет Всемирный банк в декабрьском обзоре по Беларуси, «несмотря на предварительное восстановление экономического роста в 2017 году, ожидается сохранение низких темпов такого роста. Это связано с тем, что по-прежнему присутствуют структурные недостатки, сдерживающие потенциал роста Беларуси и ухудшающие состояние внутреннего спроса». Главный тормоз Беларуси – ситуация в государственном секторе. Высокая закредитованность, конфликт интересов топ-менеджеров, низкая мотивация работников и чрезмерное регуляторное бремя в условиях растущей конкуренции – вот что блокирует работу госпредприятий. А они, в свою очередь, создают проблемы для частного сектора, ставя его в заведомо неравные условия работы.
Аналогичные оценки о рисках и угрозах белорусской экономики в 2018-2019гг. мы находим в докладах Международного валютного фонда (МВФ), Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Это оценки технократические, а не политические, бухгалтерские, а не идеологические. Они основаны на твёрдых денежных показателях, а не на хотелках и валовых физических показателях производства.
Сегодня в Беларуси в органах госуправления образовалась хрупкая, небольшая группа сторонников прагматичных, технократических перемен. Они сумели добиться относительной макроэкономической стабилизации в 2017г. Были использованы меры экстраординарного характера. Пора переходить в режим нормализации, т. е. полноценных рыночных отношений, открытой конкуренции и торговли. Он вытекает из логики наших отношений со странами ЕАЭС, а также статуса нашей страны, как малой открытой экономики. Пора отказаться от контроля за пульсом валовых показателей, а перейти на мониторинг финансового здоровья коммерческих организаций, живущих по средствам и за свой счёт.
Ярослав Романчук
Читать дальше: Ярослав Романчук: Опасное шапкозакидательство