Транс-Тихоокеанские тайны Обамы. Решатся ли США и ЕС официально объявить Россию своим врагом? Хитросплетения мировой политики

США вместе с рядом стран-союзников активно работают над заключением соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве, по которому было проведено 19 официальных раундов переговоров, однако детали документа до сих пор хранятся в секрете. Об этом 28 мая сообщил сайт агентства Russia Today. Издание приводит слова инвестора из Сингапура Джима Роджерса, который считает, что подобная завеса тайны вокруг масштабной сделки, в которой участвуют 12 стран (Бруней, Чили, Новая Зеландия, Сингапур, Австралия, Перу, Вьетнам, Малайзия, Мексика, Канада, Япония и США) и на которые приходится около 40% мирового ВВП, не может не настораживать. Мне это кажется странным, а ведь я — американец, гражданин по идее свободной, открытой, демократической страны. Однако никто не хочет говорить, что происходит, — заявил Роджерс. — Я хочу сказать, что беспошлинная торговля приносит выгоду всем её участникам — все получают более дешевые и качественные товары. Так что свободная торговля в целом вещь хорошая. Тем не менее, я не могу понять, почему нам не рассказывают про данное партнерство. Действительно, мы знаем, что Барак Обама недоволен тем, каких потрясающих достижений в экономике и торговле добился Китай, — продолжил бизнесмен. — Он всегда стремится убрать Китай с пути. Возможно, в законопроекте есть положения, направленные против Китая. Подозреваю, что это так. Наверняка, там много такого, что способно навредить Китаю. Однако пока что ему удаётся ко всему адаптироваться.  Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП), по замыслу организаторов, должно стать международной торгово-экономической организацией с введением зоны свободной торговли в регионе. Считается, что с такой идеей еще в 2003 году выступили Новая Зеландия, Сингапур и Чили, которые спустя два года вместе с Брунеем подписали соглашение об учреждении ТТП. В 2008 году этим проектом заинтересовались США, а начиная с 2013 года инициативу создания Транс-Тихоокеанского партнерства стал активно продвигать Барак Обама. Эксперты отмечают, что сегодня Штаты с помощью этого проекта пытаются выстроить удобную и выгодную им структуру экономического сотрудничества, увязав такое партнерство со своими геополитическими устремлениями.Транс-Тихоокеанские тайны Обамы

Транс-Тихоокеанские тайны Обамы. Решатся ли США и ЕС официально объявить Россию своим врагом? Хитросплетения мировой политики

Америка берет Россию и Китай в экономические тиски.
США вместе с рядом стран-союзников активно работают над заключением соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве, по которому было проведено 19 официальных раундов переговоров, однако детали документа до сих пор хранятся в секрете. Об этом 28 мая сообщил сайт агентства Russia Today.
Издание приводит слова инвестора из Сингапура Джима Роджерса, который считает, что подобная завеса тайны вокруг масштабной сделки, в которой участвуют 12 стран (Бруней, Чили, Новая Зеландия, Сингапур, Австралия, Перу, Вьетнам, Малайзия, Мексика, Канада, Япония и США) и на которые приходится около 40% мирового ВВП, не может не настораживать.
— Мне это кажется странным, а ведь я — американец, гражданин по идее свободной, открытой, демократической страны. Однако никто не хочет говорить, что происходит, — заявил Роджерс. — Я хочу сказать, что беспошлинная торговля приносит выгоду всем её участникам — все получают более дешевые и качественные товары. Так что свободная торговля в целом вещь хорошая. Тем не менее, я не могу понять, почему нам не рассказывают про данное партнерство.
— Действительно, мы знаем, что Барак Обама недоволен тем, каких потрясающих достижений в экономике и торговле добился Китай, — продолжил бизнесмен. — Он всегда стремится убрать Китай с пути. Возможно, в законопроекте есть положения, направленные против Китая. Подозреваю, что это так. Наверняка, там много такого, что способно навредить Китаю. Однако пока что ему удаётся ко всему адаптироваться.
Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП), по замыслу организаторов, должно стать международной торгово-экономической организацией с введением зоны свободной торговли в регионе. Считается, что с такой идеей еще в 2003 году выступили Новая Зеландия, Сингапур и Чили, которые спустя два года вместе с Брунеем подписали соглашение об учреждении ТТП. В 2008 году этим проектом заинтересовались США, а начиная с 2013 года инициативу создания Транс-Тихоокеанского партнерства стал активно продвигать Барак Обама. Эксперты отмечают, что сегодня Штаты с помощью этого проекта пытаются выстроить удобную и выгодную им структуру экономического сотрудничества, увязав такое партнерство со своими геополитическими устремлениями.
Руководитель центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов уверен: Транс-Тихоокеанским партнерством США создают новую зону восточного влияния, пытаются изолировать Китай, сделать так, чтобы капиталы, которые выводятся из Поднебесной, приходили в Америку, либо в зону, очерченную этим партнерством.
— Подобную зону «свободной» торговли Америка строит с Евросоюзом в рамках так называемого Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, обеспечивая доступ американских корпораций в европейский регион. То есть и Китай, и Россия, и в некоторой степени Бразилия «обкладываются» такими экономическими проектами, которые на самом деле не просто «соглашения о свободной торговле». Это довольно дальновидная стратегия американцев, обращенная одновременно и на Восток, и на Запад, суть которой сводится к тому, чтобы сделать указанные страны более управляемыми.
Надо сказать, что Китай в последнее время старается вести себя по отношению к США довольно политкорректно, не вступая ни в какие конфликты . Разговоры о нападении на Тайвань, которых было очень много в западной прессе, — это всего лишь информационный вброс, запущенный умелой рукой. Это при том, что Китай сбывает огромное количество товаров на американском рынке, а страны, с которыми тесно «дружит» Америка, например, Новая Зеландия и Австралия, имеют огромный объем поставок сырьевых товаров в Китай. Но Поднебесная – самостоятельный центр накопления капитала, а это не нравится ни американским политикам, ни бизнесменам.
Отмечу, угрозу для американского проекта представляют сами азиатские экономики, которые, в общем-то, находятся либо в предкризисном, либо в раннекризисном состоянии. Как следствие, через некоторое время можно прогнозировать политический кризис Транс-Тихоокеанского партнерства, который сейчас наблюдается в Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве. Американские идеи буксуют даже на переговорах с довольно консервативными и проамериканскими политиками Европы.
Подобные пробуксовки возможны и с Транс-Тихоокеанским соглашением, не говоря уже о том, что могут происходить какие-то кризисные политические события. Дело в том, что если раньше США играли против КНР, поддерживая исламистов, различные религиозные секты и т.д., то теперь можно играть совершенно по-другому. Китай очень зависим от импорта, а тут США смогут запросто контролировать этот импорт, как они это делают с иранскими поставками нефти и газа в Китай. Таким образом, Поднебесная может запросто оказаться в состоянии ресурсного голода. Что касается российских сырьевых корпораций, то они могут сыграть на этом в своих интересах. Правда, если упадут мировые цены на сырье, то инвестиции в транспортную систему из России в Китай могут не окупиться.
— То есть Россия может использовать Транс-Тихоокеанское партнерство в своих интересах?
— Да. С другой стороны, надо понимать, что американский проект направлен и против России. Просто мы больше сталкиваемся с «атлантической активностью», а Китай – с «тихоокеанской». Кстати, с Трансатлантическим партнерством все очень жестко, потому что Штаты чувствуют свою уверенность и безнаказанность за то, что могут свободно получать необходимые им ресурсы. Сейчас вот они берут под контроль ресурсы Украины, а в перспективе есть ведь еще и Белоруссия, Казахстан, Россия и т.д., у которых можно отобрать «лакомый кусок». Американцы привыкли за счет экспансии и удержания подконтрольных им «свободных» зон решать свои собственные экономические проблемы.
— Именно поэтому соглашение о Транс-Тихоокеанском партнерстве окружено завесой тайны?
— Конечно. Несмотря на все разговоры американцев о демократии, свободе торговли и либерализме, их дипломатия как была тайной, так и остается. В этом смысле понятно, почему соглашение об ассоциации Украины с ЕС до последнего момента не имело ни украинского, ни русского перевода – чтобы его текст не читали. Потому что весь тот кошмар, который украинцы получили, в принципе был описан в документе с той лишь разницей, что там были сделаны необоснованные выводы о том, что все непременно будет хорошо. С Транс-Тихоокеанским партнерством складывается подобная ситуация. Вряд ли граждане государств партнерства выиграют от этого проекта, потому что США не могут взять и подтянуть рынки стран за счет американского спроса. Америка просто предлагает замещать китайский импорт из этих стран, и все это дело отдать под контроль корпорациям.
Рядовые жители Америки также не ощутят изменений, хотя их убедили в том, что политика должна быть национально ориентированной — то есть обязательно решать проблемы обычного американца и отражаться на строительстве дорог, школ, реформе здравоохранения и т.д. Но вместо этого руководство этой страны реализует свои имперские планы. Поэтому и режим секретности вокруг соглашения – а зачем людям знать, что они ничего не выиграют от этого проекта?
— Неужели в нем так мало экономики?
— Нет, конечно, экономические интересы там присутствуют, но они теснейшим образом связаны с геополитическими интересами США. Это только различные либеральные профессора любят твердить, что если не будет сильного государства, то международное право будет непременно соблюдаться и работать на бизнес. Такого не будет никогда.
Заместитель директора Центра политической информации Алексей Панин замечает, что в экспертном сообществе есть две основные версии по поводу «завесы тайны» вокруг Транс-Тихоокеанского партнерства.
— Сразу оговорюсь, что они друг друга взаимоисключают, но тем не менее… Первая версия: подробности соглашения не разглашаются по той причине, что они могут вызвать крайнее недовольство европейских бизнесменов, которые будут поставлены в ситуацию, когда им придется сотрудничать преимущественно только с США. Но, во-первых, американский рынок насыщен, во-вторых, в любом случае любой международный бизнес сегодня должен ориентироваться на Азиатско-Тихоокеанский регион как на ключевой драйвер роста во многих областях экономики.
Вторую версию можно охарактеризовать словами известного мультипликационного персонажа: «Никакого секретного ингредиента нет». Понимая, что в Европе соглашение вызовет крайне негативную реакцию и поставит под вопрос электоральные перспективы многих политиков, удерживающихся в фарватере интересов США (даже в противовес прагматичным соображениям), возможно, что никакого детального соглашения просто нет. И все спекуляции в отношении него сводятся лишь к тому, что речь идет о неких негласных угрозах Китаю и России для того, чтобы упоминая из год в год это соглашение получать какие-то преференции – отраслевые, по отдельным проектам и т.д. То есть, по большому счету, разговоры о соглашении Транс-Тихоокеанского партнерства, которого на самом деле нет, могут быть всего лишь дополнительным фактором на переговорах.

Транс-Тихоокеанские тайны Обамы. Решатся ли США и ЕС официально объявить Россию своим врагом? Хитросплетения мировой политики

Антироссийская западная коалиция

Транс-Тихоокеанские тайны Обамы. Решатся ли США и ЕС официально объявить Россию своим врагом? Хитросплетения мировой политики

Решатся ли США и ЕС официально объявить Россию своим врагом?
Очередная «утечка»: канцлер ФРГ Ангела Меркель в ходе своего визита в Москву 10 мая пригрозила президенту России Владимиру Путину созданием мощного антироссийского альянса. Об этом сообщает «Апостроф» со ссылкой на источник в дипломатических кругах.
По словам источника, заняться разрешением конфликта на Украине США поручили Германии, однако Меркель не смогла добиться нужного результата. Поэтому Вашингтон поставил Берлину ультиматум: меры в отношении Москвы придется ужесточить, если ситуация не улучшится в полной мере.
При этом Меркель якобы заявила, что жестких мер удастся избежать, если Путин «согласится отдать» ЛНР и ДНР в состав Украины.
В общем-то, и без всяких ультиматумов понятно, что блок НАТО в последнее время приобретает всё более антироссийскую направленность. Однако одно дело наращивать военное присутствие в Европе, и другое – создать трансатлантический союз, который будет открыто позиционировать себя как антироссийский. Пойдёт ли на это Запад, и чем новое глобальное противостояние может обернуться для России?
— В любом случае, откажется ли мы от ДНР и ЛНР или не откажемся, Запад будет добиваться смены политического режима в России, — считает декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. – Мало того, и на этом Запад не успокоится, а попытается всё сделать всё для того, чтобы максимально ослабить Российскую Федерацию, отторгнуть от неё Крым. А затем и расчленить на несколько государств, чтобы таким образом навсегда или очень надолго лишить нас возможности мешать мировой гегемонии США.
Даже отказавшись от защиты национальных интересов, Россия в сегодняшней ситуации, не купит прощения на Западе.
Подобные иллюзии питают некоторые либеральные круги российской элиты. Но в случае поражения России либералам во власти тоже не поздоровится. Как минимум, они лишатся своих бизнес-активов.
Поэтому ультиматум давно уже поставлен. Сразу после того, как Россия пошла на воссоединение с Крымом, обратный путь оказался закрыт. Думаю, что руководство России в этом смысле ясно представляет, что восстановление прежних отношений невозможно.
— Что дальше?
— Трудно представить, как Запад может ещё навредить России в данной ситуации. Какие мог санкции, он ввёл. Попытался уязвить Россию со всех сторон. И всё равно мы держим удар.
Поэтому даже с чисто прагматической точки зрения России не имеет смысла сдавать своих союзников.
— Запад решится официально объявить Россию своим главным врагом, создать антироссийскую коалицию?
— Запад, конечно, уже не тот, что во времена Крымской или даже Холодной войны. Они сейчас не решаются напасть даже на Северную Корею, имеющую «полторы» ядерные ракеты. К тому же, если нас будут откровенно прессовать, мы в ответ можем усилить альянс с Китаем. И вот такой союз Западу точно будет не по зубам. У меня такое ощущение, что нас сейчас просто пытаются шантажировать. Мы в свою очередь показываем, что не собираемся отступать. Проиграет тот, кто первый дрогнет.
В идеологическом, ментальном плане Запад сейчас очень рыхлый. Вряд ли население европейских стран захочет поменять привычное спокойствие и комфорт на принципиальное противостояние с Россией, из-за которого придётся в чём-то себе отказывать. Мне кажется, в России больше политической воли и готовности идти «встык», чем в Европе и США.
— Чисто теоретически Западу не трудно ещё раз объявить Россию (раньше называвшуюся СССР) «империей зла», — говорит политолог, популярный блогер Анатолий Эль-Мюрид. – Весь вопрос в том, какие цели он заявит, и что с заявленного будет на самом деле реализовывать.
Прямого вооружённого конфликта с Россией Запад не хочет. И все разговоры о российской угрозе на Западе – это разговоры для бедных. Тот, кто сколько-нибудь разбирается в ситуации, понимает, что никакой Третьей мировой между Россией и Западом не предвидится. Дальше угроз в Вашингтоне и Брюсселе вряд ли пойдут. Меркель вполне могла пригрозить Путину неким антироссийским союзом, но вот чем он реально будет заниматься?
— Может ли ЕС полностью отказаться от экономического сотрудничества с Россией?
— Думаю, что на это они как раз могут пойти. Они не так уж сильно обеднеют, если станут закупать более дорогой американский газ вместо российского. И вот тут как раз для них политика может стать важнее экономики.
Я думаю, нам надо избавиться от иллюзий, что они будут покупать наш газ только потому, что он дешевле американского. Это глубокое заблуждение. В этом смысле они могут нанести нам очень серьёзный ущерб. Но не прямо сейчас, а через несколько лет. Если они пойдут на это, у России могут начаться серьёзные проблемы. Сначала экономические, а потом и социально-политические.
— Что вы имеете в виду под «серьёзными проблемами»?
— Начнётся обвальное падения ВВП. Оно уже имеет место. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев уже заявил, что падение ВВП в 2015 году составит не меньше трех процентов. Товарооборот России и Европы составляет около 400 миллиардов долларов. И если мы его лишимся, то это будет очень серьёзный удар по нашей экономике.
— Что должно произойти, чтобы Европа пошла на столь беспрецедентный шаг?
— США их союзники уже чётко дали понять, что настроены против российского президента. Обычно в таких вопросах они последовательны. В Сирии американцы задались целью устранения Башара Асада и последовательно идут к ней, несмотря на угрозу распространения радикального исламизма. Так же будут действовать и в отношении политического режима в России. Вопрос в том, что мы можем этому противопоставить.
— И что же?
— Мы, к сожалению, уже 15 лет только говорим о том, что нам нужно диверсифицировать экономику. Но делается при этом мало, и потому Россия в экономическом плане остаётся уязвима. Нам нужно проводить экономические, социальные, управленческие реформы.
— Реформы в России всегда чреваты бардаком. Насколько целесообразно в нынешней напряжённой международной ситуации затевать ещё и реформы?
— Я думаю, что как раз сейчас они и необходимы. Любой кризис на самом деле кроме сложностей даёт и дополнительные возможности. Именно сейчас стоит мобилизовать ресурсы, чтобы решить задачи, которые не решались годами.
— Насколько можно верить словам Меркель о том, что Запад перестанет давить на Россию, если мы откажемся от поддержки республик Донбасса?
— Россия и так много уступила Западу в этом вопросе. Мы просто открытым текстом пытаемся впихнуть Донецк и Луганск обратно в состав Украины.
Кроме того, у американцев есть хорошо обкатанные технологии, которые они применяли при расчленении Югославии, например. Милошевичу предложили сдать сербов за пределами Сербии – он их сдал, и получил 3-4 года спокойной жизни. А потом начались бомбардировки самой Сербии. В России могут действовать точно так же – добиваться выполнения одних требований, а потом через некоторое время выдвигать другие.
Нам предлагают сдать русских в Донбассе. Потом вспомнят Крым и так далее.
— Однако в отличие от Сербии, Россию безнаказанно бомбить не получится. Как же тогда будет действовать Запад, только экономическими методами?
— Не только. Через 2-3 года радикальные исламисты могут взять власть в Афганистане, и утвердиться на Ближнем Востоке. Тогда Штаты получат возможность аккуратно направить их экспансию в сторону России. Будут созданы коридоры, через которые исламские экстремисты двинутся на Северный Кавказ, в Поволжье, в Среднюю Азию.
Западу может не воевать с нами своими руками. Конечно, радикальные исламисты сегодня не так сильны в военном плане. Но главное их преимущество – наличие привлекательной для значительной части мусульман идеологии. России, в которой государственная идеология официально запрещена, противопоставить этому нечего.

Транс-Тихоокеанские тайны Обамы. Решатся ли США и ЕС официально объявить Россию своим врагом? Хитросплетения мировой политики

Добавить комментарий