Солженицынские чтения

Когда-нибудь в свет выйдет научное издание «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына — с подробными комментариями ко всем упоминаемым фактам и биографиям.
Например, вот Солженицын пишет:
«Этот Успенский имел биографию что называется типическую, то есть не самую распространенную, но сгущающую суть эпохи. Он родился сыном священника — и так застала его революция. Что ожидало его? Анкеты, ограничения, ссылки, преследования. И ведь никак не сотрёшь, никак себе не изменишь отца. Нет, можно, придумал Успенский: он убил своего отца и объявил властям, что сделал это из классовой ненависти! Здоровое чувство, это уже почти и не убийство! Ему дали легкий срок — и сразу пошел он в лагере по культурно-воспитательной линии, и быстро освободился, и вот уже мы застаем его вольным начальником КВЧ Соловков».
Читатель обычного издания «Архипелага» прочитает — и ужаснется. А читатель научного издания опустит глаза и прочитает подстрочный комментарий:
«Данное утверждение является художественным вымыслом. Возглавлявший в 1928-1930 гг. Культурно-воспитательный отдел Управления Соловецкого лагеря особого назначения Д.В. Успенский действительно происходил из семьи священнослужителя (и сам в юности обучался в Калужской духовной семинарии). Однако его отец, дьякон В.М. Успенский, скончался в 1905 г. К моменту смерти отца Д.В. Успенскому исполнилось три года. Ложным является также утверждение, что
Д.В. Успенский попал в Соловецкий лагерь в качестве заключенного. На самом деле с 1918 г. он работал совслужащим, в 1924 г. был призван на военную службу в Дивизию особого назначения ОГПУ, в 1927 г. — направлен на службу в Особый Соловецкий полк ОГПУ для «укрепления политической работы».
(Подробнее см.: Тумшис М.А. Дмитрий Успенский: страницы ненаписанной биографии // Вестник Университета Дмитрия Пожарского. 2016. № 1 (3). С. 210-239»)
Продолжим составлять заметки к научному изданию «Архипелага ГУЛАГ».
«Когда началась советско-германская война, — писал Солженицын, — естественным движением народа было — вздохнуть и освободиться, естественным чувством — отвращение к своей власти… Не зря колотился сталинский приказ (0019, 16.7.41): “На всех (!) фронтах имеются многочисленные (!) элементы, которые даже бегут навстречу противнику (!) и при первом соприкосновении с ним бросают оружие”».
(Архипелаг ГУЛАГ. М., 1990. Кн.3. С.22)
Вообще надо заметить, что на документы Солженицын в своей книге ссылается крайне редко. Ссылка на приказ, да еще и сталинский, да еще с номером и датой — случай настолько редкий, что хочется достоверность этого документа проверить.
Самый беглый поиск позволяет понять, что 16 июля 1941 никакого приказа за номером 0019 не издавалось. А издавалось в этот день постановление Государственного комитета обороны ГКО-169сс (№00381) об аресте командующего Западным фронтом генерала Павлова и ряда других высших офицеров.
В этом постановлении говорилось:
«Государственный Комитет Обороны устанавливает, что части Красной Армии в боях с германскими захватчиками в большинстве случаев высоко держат великое знамя Советской власти и ведут себя удовлетворительно, а иногда прямо геройски, отстаивая родную землю от фашистских грабителей. Однако наряду с этим Государственный Комитет Обороны должен признать, что отдельные командиры и рядовые бойцы проявляют неустойчивость, паникерство, позорную трусость, бросают оружие и, забывая свой долг перед Родиной, грубо нарушают присягу, превращаются в стадо баранов, в панике бегущих от обнаглевшего противника.
Воздавая честь и славу отважным бойцам и командирам, Государственный Комитет Обороны считает вместе с тем необходимым, чтобы были приняты строжайшие меры против трусов, паникеров, дезертиров».
(Органы государственной безопасности СССР в годы Великой Отечественной войны.
М., 2000. Т.2. Кн.1. С.332—333)
Как видим, никаких слов о том, что на всех фронтах красноармейцы массово бегут навстречу немецким войскам и сдаются им, в постановлении нет. Напротив, там специально, что «в большинстве случаев» части Красной Армии отважно бьются с врагом — то есть прямо противоположное утверждением Солженицына.
Неужели Солженицын выдумал цитируемый им документ? Фальсификация получается уж больно наглая. В конце концов постановление ГКО от 16 июля 1941 зачитывали во всех ротах и батареях, эскадронах и авиаэскадрилиях, оно было хорошо известно миллионам солдат. А ну как разоблачат фальшивку?
Разгадку мы находим в книге германского историка-ревизиониста Иоахима Хоффмана. Эту недавно переведенную на русский язык монографию под названием «Сталинская война на уничтожение» без всяких сомнений можно назвать «библией ревизионизма». Нет более-менее значимого антисоветского мифа о Великой Отечественной войне, которого Хоффман трудолюбиво не подобрал бы и не использовал для оправдания нацистской Германии.
Не обойденным, естественно, оказался и вопрос о массовой сдаче в плен красноармейцев, которому Хоффман посвятил целую главу. В этой-то главе мы и увидим до боли знакомые формулировки «сталинского приказа»:
«На всех фронтах имеются многочисленные элементы, которые даже бегут навстречу врагу и при первом же соприкосновении бросают свое оружие и тянут за собой других».
(Гофман И. Сталинская война на уничтожение. М., 2006. С. 100)
При этом Хоффман приводит номер и дату приказа, на который ссылается: №001919 от
12 сентября 1941 года.
Хоффман оказывается гораздо более точен, чем Солженицын. Действительно, 12 сентября 1941 года Ставка ВГК издала директиву № 001919 о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях.
В объяснительной части директивы говорилось следующее:
«Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать «нас окружили» и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникерские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии…»
(Русский архив: Великая Отечественная. М., 1996. Т.16(5): Ставка ВГК: Документы и материалы. Кн.1. С.180; Органы государственной безопасности… Т.2. Кн.2. С.85—86)
Однако в варианте Хоффмана-Солженицына директива эта сильно искажена и дополнена пассажем о красноармейцах, которые так стремятся сдаться в плен, что бегут навстречу врагу, подобно обезумевшим леммингам. В подлинном приказе подобного красочного штриха, естественно нет.
Неужели и Солженицын, и Хоффман его придумали, причем отдельно друг от друга? Ведь Хоффман приводит «сталинскую директиву» со ссылкой не на Солженицына, как можно было бы подумать, а на немецкий архив: BA-MA, RW 4/v. 329, 15.9.1941.
Ларчик открывается просто: достаточно просто посмотреть, как называется фонд, на который ссылается Хоффман. А называется он так: “Abteilung Wehrmacht-Propaganda. RW 4/v. 329 Sowejetrussland (Sammlung von Unterlagen), Juli — Dezember 1941”, что на русский язык переводится как «Отделение пропаганды вермахта. RW 4/v. 329 Советская Россия (коллекция документов), июль — декабрь 1941».
После этой строчки все становится ясным. Вскоре после издания директивы Ставки ВГК пропагандисты вермахта на ее основе изготовили фальшивку для доказательства массовой измены советских военнопленных. Сделано это было элементарно: реальную директиву переписали и дополнили несколькими красочными штрихами — например, о бегущих к немцам «многочисленных элементах».
Изготовив фальшивку, пропагандисты вермахта начали разбрасывать листовки, в которых, ссылаясь на свое творение, писали о том, как массово сдаются в плен бойцы Красной Армии, и о том, что тем, кто еще не сдался, надо немедленно это сделать.
Сомнительно, конечно, что эти листовки имели такой уж большой успех, но одна из них попала в руки Солженицына, который сослался на нее в своей книге — как на подлинную «сталинскую директиву».
Читать дальше: Солженицынские чтения