Практический этногенез

Вызов пантюркизма
Пантюркизм — одна из идеологий и политических практик, глубоко враждебных идее и делу евразийской интеграции.
Расцвет пантюркистских настроений на постсоветском пространстве пришёлся на 1990-е годы, когда в постсоветских государствах Центральной Азии и в тюркских республиках РФ (прежде всего в Татарстане и Башкортостане) не только открыто заявляли о себе силы, ориентирующиеся на Турцию, но и само руководство этих государств и республик зачастую вело откровенно протурецкую политику.
В 2000-е годы всё изменилось: такие государства, как Узбекистан, стали отдаляться от Турции, в нацреспубликах РФ поутихли местные националисты, деморализованные путинским укреплением «федеральной вертикали». Однако кто знает, «что день грядущий нам готовит»?
Политические процессы нередко развиваются циклами, и новое в них бывает хорошо забытым старым. Тем более соответствующие «звоночки» уже есть.
В 2012 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который раньше славился своими евразийскими настроениями, на форуме в Стамбуле заявил:
«Как сказал Ататюрк: «Придёт время, когда все тюрки объединятся». Поэтому я хочу поприветствовать всех тюркоязычных братьев. Между Алтаем и Средиземным морем свыше 200 миллионов братьев живет. Если мы все объединимся, то мы будем очень эффективной силой в мире».
В 2013-м Назарбаев предложил включить Турцию в Таможенный союз. В 2017-м он потребовал от госаппарата подготовить страну к переводу на латиницу, причём официальные лица в Казахстане не скрывают, что этот шаг предполагает сближение Казахстана и Турции.
Вместе с тем у нас смутно представляют сущность пантюркизма, его программу и механизмы его политической реализации. Кроме того, не хватает и анализа пантюркизма с позиций евразийской теории. Этим мы и займёмся.
Пантюркизм: возникновение и развитие на рубеже XIX—XX веков
Пантюркизм возник на рубеже XIX—XX веков как идеология культурного и политического объединения тюркских народов, то есть народов, говорящих на тюркских языках и живущих на территории легендарного Турана, обычно противопоставляемого Ирану и персидской культуре.
По сути дела, пантюркизм — это своеобразный тюркский аналог панславизма и пангерманизма, тюркский сверхнационализм, и уже это указывает на то, что он лишён каких-либо корней в традиционных культурах тюркских народов.
Пантюркизм — это искусственная конструкция, созданная представителями западнических кругов национальных интеллигенций тюркских народов Российской империи и Турции в подражание популярным тогда формам европейской политической культуры.
К примеру, один из основателей пантюркизма Юсуф Акчура учился в Школе политических наук в парижской Сорбонне и не скрывал, что идеи «тюркского национализма» возникли у него под влиянием французских ученых Сореля, Рено и Бутми, которые в своих лекциях проповедовали концепцию «здорового национализма».
У истоков пантюркизма стояли крымско-татарский издатель и журналист Исмаил Гаспринский и турецкий философ и писатель туркменского происхождения, идеолог движения «младотурок» Зия Гекальп. Большую роль в формировании пантюркизма сыграл также уже упоминавшийся татарско-турецкий общественный деятель, писатель, поэт, журналист Юсуф Акчура (Юсуп Хасанович Акчурин).
Причём если Гаспринский развивал идеологию культурного пантюркизма, которая у него совмещалась с идеями гармонического сосуществования тюрок со славянами в Российской империи, то Гекальп и Акчура были создателями политического антироссийского пантюркизма.

Исмаил Гаспринский за работой, 1910 г.
Пантюркисты были своего рода нациестроителями, реализовывавшими проект «запаздывающего национализма» в ответ на экспансию европейской культуры и политико-экономических практик западного империализма. Но это был, как уже говорится, сверхнационализм.
То есть классики пантюркизма считали тюрков «единой нацией» (сводя различия между татарами, казахами, киргизами, турками до различий между субэтносами этой нации) и выступали за создание государства тюркской нации, которое простиралось бы от Китая до Средней Азии и от Поволжья до Балкан.
Надо заметить при этом, что многие тюркские народы (такие как казахи, узбеки, башкиры) в начале ХХ века нациями в культурном смысле (иначе говоря, модерными однородными культурными сообществами), конечно, не были (процесс строительства их культурных наций произошёл в советские времена, а в политические нации они, кажется, не превратились до сих пор), поэтому создание общетюркской или туранской нации в более благоприятных политических условиях в начале ХХ века ещё было возможно.
Однако этого не случилось, и, как говорится, историю уже не повернёшь вспять.
Доктрину пантюркизма в Османской империи взяли на вооружение младотурки (Энвер-Паша, Талаат-паша Джемаль-паша). Их идейным лидером был уже упоминавшийся Зия Гекальп, который, между прочим, провозгласил, что турок и есть сверхчеловек, появление которого предсказывал Ницше.
Младотурки ставили перед собой две задачи:
? превращение пёстрой, многонародной Османской империи в однородное турецкое национальное государство;
? присоединение к этой Турции территорий, населённых тюркскими народами, прежде всего Азербайджана, российского Туркестана, Кавказа, Поволжья, Крыма, с их постепенным отуречиванием, так как «тюркская нация» понималась младотурками именно как турецкая нация.
Эти задачи младотурки стали решать, применяя настоящий геноцид по отношению к другим народам Османской империи. Так, именно они ответственны за геноцид армян, в результате которого было уничтожено от 1 до 1,5 миллиона армян, в том числе стариков, женщин и детей. В своих секретных телеграммах младотурки прямо говорили об «окончательной ликвидации» армян.
Кроме того, младотурки приняли активное участие в российской гражданской войне. Турецкая армия в 1918 году вторглась на территорию бывшей Российской империи, в Азербайджан, и дошла до Дербента.
Турки пытались вести свою политику и в Крыму. Наконец, младотурки поддерживали басмаческое движение в Средней Азии, а один из их лидеров Энвер-паша (военный министр Османской империи при режиме младотурков и член руководства партии «Единение и прогресс») даже погиб в Средней Азии в боях с Красной армией.

Энвер-паша и немецкий генерал Арнольд фон Винклер.
Мустафа Кемаль, сменивший у власти младотурок, отказался от их пантюркистского проекта (поэтому вряд ли Кемаль мог говорить слова об объединении всех тюрок).
Кемаль выбрал путь изоляционистского, анатолийского национализма (по аналогии с «Большой» и «Малой Германией» можно назвать это проектом «Малой Турции»). Определённую роль при этом сыграла та помощь, которая была оказана Советской Россией кемалистской Турции: Ататюрк не хотел портить дружественные отношения с СССР.
Однако Кемаль продолжил начатое младотурками дело по отуречиванию населения бывшей Османской империи и геноциду других народов (прежде всего курдов, которым отказывали и даже теперь отказывают в праве называться своим именем, их в Турции до сих официально считают «горными турками»).
Читать дальше: Практический этногенез