В чем сходятся китайская и русская мечта

1-6 мая делегация Изборского клуба посетила Китайскую народную республику и приняла участие в конференции в Пекине, посвященной положению России и Китая в меняющемся мире. В своем выступлении на этой конференции 5 мая исполнительный секретарь Изборского клуба,  Виталий Аверьянов отметил, что у русских и китайцев есть ряд общих ценностных принципов, на основе которых может быть построен более справедливый миропорядок. Говоря о новой модели мироустройства, более справедливой чем нынешняя, можно исходить из того, что базовым принципом этой модели станет доверие. Это доверие будет покоиться на том, что у каждого из геополитических субъектов есть свои святыни. Уважение к святыням друг друга может быть достаточным основанием для союза против субъекта субверсии и разложения традиционных культур. Нам не стоит стесняться ни своего имперского прошлого, ни нашего имперского будущего, ведь наши империи будут не воспроизведением западных образцов колониальных работорговых империй, но человечными и терпимыми.  Мы используем для описания сущности Пятой империи России, которая должна утвердиться в XXI веке, понятие империи халкидонского типа, то есть гаранта бесконфликтного сосуществования религиозных и этнических групп. В русском понимании империя нацелена на приобщение человека высшим ценностям (в пределе русский идеал – святость, Святая Русь, это универсалистский идеал, не ограниченный географически, идеологически, метафизически). В его нравственной подоплеке этот идеал перекликается с учением Конфуция. Русской историей был воспитан народ, который в принципе пригоден к большой мировой миссии и воспроизводит ее исходя не из ожиданий сиюминутной отдачи или тем более прибыли, но целенаправленно – как духовную установку на преображение мира. В полной мере этот дух русского народа проявился в советский период. Об этом говорил Мао Цзэ-дун: «Наши друзья сочувствуют нам неподдельно, относятся к нам, как к родным братьям. Кто же они, эти люди? Это советский народ, это Сталин. Ни одна страна не отказывалась от своих привилегий в Китае, от них отказался только Советский Союз».В чем сходятся китайская и русская мечта

В чем сходятся китайская и русская мечта

1-6 мая делегация Изборского клуба посетила Китайскую народную республику и приняла участие в конференции в Пекине, посвященной положению России и Китая в меняющемся мире. В своем выступлении на этой конференции 5 мая исполнительный секретарь Изборского клуба, Виталий Аверьянов отметил, что у русских и китайцев есть ряд общих ценностных принципов, на основе которых может быть построен более справедливый миропорядок.
Говоря о новой модели мироустройства, более справедливой чем нынешняя, можно исходить из того, что базовым принципом этой модели станет доверие. Это доверие будет покоиться на том, что у каждого из геополитических субъектов есть свои святыни. Уважение к святыням друг друга может быть достаточным основанием для союза против субъекта субверсии и разложения традиционных культур. Нам не стоит стесняться ни своего имперского прошлого, ни нашего имперского будущего, ведь наши империи будут не воспроизведением западных образцов колониальных работорговых империй, но человечными и терпимыми.
Мы используем для описания сущности Пятой империи России, которая должна утвердиться в XXI веке, понятие империи халкидонского типа, то есть гаранта бесконфликтного сосуществования религиозных и этнических групп. В русском понимании империя нацелена на приобщение человека высшим ценностям (в пределе русский идеал – святость, Святая Русь, это универсалистский идеал, не ограниченный географически, идеологически, метафизически). В его нравственной подоплеке этот идеал перекликается с учением Конфуция.
Русской историей был воспитан народ, который в принципе пригоден к большой мировой миссии и воспроизводит ее исходя не из ожиданий сиюминутной отдачи или тем более прибыли, но целенаправленно – как духовную установку на преображение мира. В полной мере этот дух русского народа проявился в советский период. Об этом говорил Мао Цзэ-дун: «Наши друзья сочувствуют нам неподдельно, относятся к нам, как к родным братьям. Кто же они, эти люди? Это советский народ, это Сталин. Ни одна страна не отказывалась от своих привилегий в Китае, от них отказался только Советский Союз».
Общим для Китая и России в выстраивании ими образов своей мечты является противодействие разрушительному, идущему с Запада, индивидуализму и атомизации общества. Даже сама «американская мечта» в значительной мере строится на успехе индивидуума вопреки и наперекор успеху других людей – то есть это успех за счет неуспеха других. Американские идеологи и Голливуд стремились скрыть подноготную суть капиталистического миропорядка, но для русской и китайской ментальностей, несмотря на соблазны и временные помрачения, эта суть достаточно очевидна.
Вместо американской мечты и «стиля жизни» со ставкой на индивидуальный успех мы могли бы предложить миру русскую всечеловечную мечту «общего дела», заразительную идею сплочения вокруг привлекательной задачи, радости от общего смысла жизни и общего успеха с приоритетами общественной целесообразности и социальной правды. Россия была империей, которая утверждала свою метафизическую правду не как частность («наша правда» против «вашей правды»), а в качестве универсалии (вселенская правда России как мировой гармонии, как модели такой гармонии под эгидой «Белого Царя»).
У русских и китайцев во многом есть общее понимание того, что ключевыми общественными ценностями будущего станут:
1) справедливость социальная, личная и небесная (в том числе и справедливость глобального мироустройства);
2) сакральность суверенного государства-субъекта в противовес «сервисному государству»;
3) отрицание необратимости торжества евроатлантической модели глобализации, открытость к многополярному миру с принципиально разными доктринами развития;
4) признание семьи (брака мужчины и женщины с рождением и воспитанием детей) как главенствующего института воспроизводства человека в его духовной сущности;
5) модель хозяйства достатка в противовес моделям сверхпотребления и homo economicus;
6) переход от навязанной глобализаторами модели «демократии», которую Запад превратил в инструмент подавления инакомыслия в других государствах, к модели «подлинных народовластий», вытекающих из принципов и ценностей каждого народа.
Пресс-служба Изборского клуба

Добавить комментарий