В. Авагян: "Когда и почему?"

В. Авагян: "Когда и почему?"

Возьмите самую что ни на есть киношную или книжную семейную идиллию. Жизнь набожных светлых крестьян, подобную легендарной пастушеской Аркадии. Или жизнь справедливых, добродетельных рабочих в городской «хрущевке». Или интеллигентов: учителя, врача, профессора музыки… Много вариантов. Идиллия расскажет нам, как хорошо и душевно они живут, как любят друг друга, как мало значат в их жизни деньги, и вообще – всё меркантильное… И насколько они любят справедливость, верны традициям предков, как они веселы и отзывчивы, как тонко чувствуют чужую боль…
Я не призываю корректировать идиллию суровой жизнью. Пусть она будет именно книжной или кинематографической, то есть без тёмных пятен. Но даже в этом случае – слышите, даже в этом случае! – идиллия высокодуховных добряков не существует в пустоте. Она всё равно существует в пространстве, которое кто-то, когда-то и у кого-то отвоевал.
Мы не будем говорить о личных качествах людей – сразу возьмём для чистоты познания людей наивысшей пробы. Но даже святой белобородый душка-крестьянин, насыщенный мудростью веков, не существует без земли и вне земли. И даже самый развесёлый, компанейский, небогатый инженеришко-бессеребренник не существует без своей зарплаты, своей (пусть небольшой) квартиры, а иногда – скромной дачки, не самого престижного автомобиля и т.п.

Люди без этого не существуют. А ЭТО не существует само по себе. Может быть, какие-то наивные и полагают, что ЭТО само по себе заводится, как про мышей думали, что они в грязном тряпье сами собой возникают (а потом Пастер опроверг). Любой, даже и невысокий, но стабильный уровень жизни – это ВКЛИНИВАНИЕ человека между другими людьми, общности между другими общностями. По принципу «я родился – вы подвиньтесь».

Очень многие понимают, что помещик, латифундист – привилегированное лицо. Гораздо меньше понимают, что и простой крестьянин, который самолично горбатится на своей земле и лично её потом поливает – тоже привилегированное лицо. Да, он стоит ниже латифундиста. Но выше трупа. Если он обрабатывает землю – значит, как минимум, у него её не отняли. А могли бы. Если он жив – значит, у него отнимают, по меньшей мере, не весь продукт его выработки. И, если он жив – он не убит с целью грабежа никакими из разбойников или налётчиков.Жизни рабочего, конечно, не позавидуешь. Но если он где-то живёт, то, следовательно, не бездомный. А мог бы быть – или родиться на улице, или быть изгнанным из жилья… Таких случаев пруд пруди. Он получает зарплату. Она невелика. Но невелика в сравнении с чем?!

Дело в том, что зарплаты (и любые иные доходы) не бывают маленькими или большими сами по себе. Их качество определяется в сравнении с другими.

Зарплата современного рабочего невелика по сравнению с доходами его хозяина. По сравнению с зарплатами рабочих в СССР. Если эта модель сравнения – то да, невелика.А если сравнивать с XIX веком? Если сравнивать со сборочной линией в Мьянме или на Шри-Ланке? Если сравнивать с боливийцами, колумбийцами, либерийцами? С Непалом или Бутаном?

Каждый человек не просто имеет свою судьбу. Его судьба определяется окружающими его людьми, которые стискивают его возможности почти до нуля, или раскрывают их почти до сказочных…

Каждый человек наследует поневоле и от колыбели и все победы, и все поражения своего семейства, рода, нации, государства. Сам по себе человек, брошенный в чужую и враждебную среду, не может «заработать» НИ-ЧЕ-ГО! Он беспомощен, когда рождается, его воспитание и образование – приходят к нему от благодетелей, а в одиноком состоянии он и взрослый – такой же беспомощный, как младенец.Мы уже писали, что каждый конкурирует с каждым за ресурсы, имея в виду ограниченную базу извлечения материальных благ, состоящую из даров природы[1]. Но, шире говоря, каждый конкурирует с каждым и за возможности, как ресурсные, так и вне-ресурсные. В сущности, как перспективы, так и свобода одного человека напрямую зависит от лишения перспектив и стеснения свобод другого человека. Почему многие советские люди считали себя униженными? Потому что система не позволяла им подавлять и унижать других людей, а, стало быть амбициям не на чем было возвышаться, реализовываться. Нет подавляющего превосходства – неизбежно возникает настроение подавленной униженности, это проверенный факт…Если гаражей не хватает – то гараж получил либо Иван, либо Пётр. А можно, чтобы оба? Можно, но только каждому по пол-гаража… Оба недовольны останутся – ибо в пол-гаража влезает только пол-автомобиля, то есть дар обоим как издёвка… +++Я так долго говорю о вещах совершенно азбучных, очевидных – чтобы раз и навсегда покончить с этим вопросом, и больше не возвращаться к нему в бесплодных спорах. Человек получает то, что он получает (это даже звучит-то как тавтология!). Он мог бы, теоретически, получать больше – но для этого ему нужно кого-нибудь сдвинуть, сжать (если речь идёт о статичной системе, без включения кардинальной новации[2]).
Читать дальше: В. Авагян: "Когда и почему?"