Словакия: нелюбимый пасынок

Когда речь заходит о Словакии — всегда надо помнить ключевой момент: никакой Словакии до 1939 года НЕ СУЩЕСТВОВАЛО.
Вялая и неубедительная попытка словацких националистов в ноябре 1918 года позиционировать себя в качестве лидеров нации, а собственно словаков — как народ, обретший право на создание собственного государства, — была Бенешем и Масариком низведена до анекдота, а реальный лидер, способный новорожденное словацкое государство возглавить, генерал Милан Штефаник, крайне удачно (для пражских деятелей) и вовремя был «случайно» сбит при подлёте к Братиславе 4 мая 1919 года.
Словаки, конечно, с такой концепцией вряд ли согласятся, и тотчас вспомнят о Великой Моравии, во времена оны занимавшей северную часть Карпатской котловины и долины рек Морава, Грон, Ваг, Ипель, а в период правления Святоплука вообще владевшей Моравской Силезией, Малой Польшей, большей частью нынешней Венгрии вплоть до Хорватии и едва ли не всей Нижней Силезией и Богемией — при этом не преминув вспомнить равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, несших служение именно на территории Великоморавской державы.
Это всё верно, но история Великой Моравии завершилась в конце IX века, после чего ни у мораван, ни у словаков собственного государства не было до печальных горнов 11 ноября 1918 года, возвестивших миру окончательную гибель прежнего миропорядка и рождение нового.
Читайте также
Пространство Кирилло-Мефодиевской традиции:
словацкая идентичность

Как следствие — не было у словаков и собственной элиты, способной возглавить национальное строительство, поскольку землевладельцами были венгры, промышленниками — немцы, а торговлю держали в руках евреи. Такой был расклад, ничего не поделаешь…
Результатом этого после развала Австро-Венгрии стало создание Чехословакии, в которой, вопреки всем дореволюционным договоренностям, Питтсбургской декларации и прочим автономистским поползновениям словаков об их особом статусе решено было забыть.
Чехословакия была провозглашена единой и неделимой республикой. Что круто аукнулось чехам в 1938 году, и окончательно похоронило Вторую республику в марте 39-го.
Кстати, Словацкое национальное восстание, которым по праву гордится словацкий народ — было разгромлено во многом именно потому, что в Москве, с подачи того же Бенеша, было принято решение его переформатировать — из словацкого национального движения освобождения в движение за восстановление Чехословакии, а повстанческие силы были объявлены «Первой чехословацкой армией».
Сражаться за свободу Чехии, всю войну прекрасным образом пробывшей «Протекторатом Богемии и Моравии» и исправно снабжавшей вермахт танками, пушками, патронами, тушенкой и сапогами — словаки решительно отказались, и восстание с треском провалилось, несмотря на то, что имело все шансы на успех.

Ярослав Водражка. «Словацкое национальное восстание».
Но это всё древняя история — и от времён легендарных мы вернемся в наши дни, чтобы оценить те достижения, которые обрушились на Словакию после ее вхождения в НАТО (15.04.2003 г.), Евросоюз (1.05.2004 г.) и зону евро (1.01.2009 г.).
По цифрам — всё хорошо и даже отлично: ВВП в 2017 году достигнет цифры почти 150 миллиардов долларов, что составит почти двадцать семь тысяч долларов на каждую словацкую душу.
Но если копнуть чуть глубже — то картинка уже не так жизнерадостна: официальная безработица — 9,6% (при этом власти изо всех сил стараются вывести за скобки цыганское население Восточной Словакии, которое безработно тотально), прирост населения в 1989 году был 5 человек на тысячу, сегодня — 0 (что, кстати, не столь трагично, как в Венгрии или Болгарии, но все же не радует), коэффициент рождаемости — 1,37 на одну женщину…
Эмиграция трудоспособного населения хоть и не столь катастрофична, как из республик Прибалтики, но все же заметна, особенно в маленьких городках Восточной Словакии, где дома по вечерам пугают тотальным отсутствием света в окнах, а мирных словацких бабушек у подъездов заменили своры цыганских подростков…
Братислава в центре вылизана и сверкает, но стоит только чуть-чуть отойти в сторону — натыкаешься на груды мусора, какого-то хлама, стены давно не ремонтировавшихся зданий исписаны граффити… В общем, картинка неприятная.

В братиславских сквотах.
Конечно, можно сказать, что это — впечатления субъективные, на самом деле всё не так уж плохо, заводы работают (те же Volkswagen Slovakia в Братиславе, Kia Motors Slovakia в Тепличке-над-Вагом, PCA Slovakia в Трнаве) земля возделывается, дети рождаются…
Всё так. Словаки работают. Просто раньше они работали на себя, на свою страну — а сегодня они это делают на иностранного хозяина. Достаточно сказать, что вся банковская сфера Словакии принадлежит иностранному капиталу, не говоря уж о том, что словацкий «автомобильный бум» — сугубо и исключительно иностранного происхождения, западные концерны просто перенесли сюда свои производства, потому что труд словаков квалифицирован, но дёшев…
Читать дальше: Словакия: нелюбимый пасынок