Вадим Елфимов: История и немцы

Как известно, лучшее средство от перхоти – гильотина. Избавляет с гарантией 100%! Но только этот великолепный эффект больному уже не нужен — бедняга и рад бы сохранить перхоть, мол, и так похожу, да поздно…
Нечто подобное происходит и с борцами за «новое видение отечественной истории». Заметьте: непременно отечественной истории! Никто из «борцов» не хватается, засучив рукава, за историю западных стран — отчего бы это? Странно… И еще момент: в историческую гильотину они не суют свои головы, а непременно чужие. Вот как работает их «новаторский аттракцион». Они говорят очередному зазевавшемуся обывателю: «Вижу у вас в голове «белые пятна»! Давайте устраним, и вы станете модным, современным и вас примут в цивилизованную тусовку! Вы избавитесь от провинциальности. Прошу, вот сюда просуньте голову…» И хрясь!!!
Бррр!!!..
Вы спросите, как такое зверство позволяют совершать, да еще публично, различные правоохранительные органы, коих в любой стране немало?! Но ведь закону, чтобы вмешаться, нужна такая вещь как «состав преступления». А преступления-то чисто внешне никакого не происходит. Обыватель совершенно целехонький – разве что шея у него чуть покраснела — высовывает обратно голову из дырки и идет себе дальше, как ни в чем не бывало. Преступления нет! А вот состав подменили – состав мозгов, исторической памяти и умонастроений подопытного обывателя.
Происходит как бы мгновенная генная модификация человека. Но ведь оболочка человека остается прежней. Вот вы видели продукты с ГМО на прилавках магазинов? Внешне выглядят они хорошо, даже лучше, чем обыкновенные. И пахнут ярче, и на вкус слаще, как голландская кукуруза. И то, что они вредные, можно понять только потом – по отдаленным последствиям…
У человека с отсеченными «историческими пятнами» как бы меняется набор генов. Он помнит то, что было не с ним. И не помнит того, что с ним было. Помните, как в старой доброй песне: «Что-то с памятью моей стало. То, что было не со мной, помню…»? Но вот генномодифицированная «память» идет еще дальше, в глубь и в ширь – она начинает вспоминать то, чего вообще не было и не здесь!
Вы разве не замечали в некоторых окружающих нас такого эффекта: они с пеной у рта доказываю что-то, что было 500 лет назад, будто бы являются живыми и единственными свидетелями того глубокого прошлого, и напрочь не помнят того, что было 10… 20… или 70 лет назад. Они с профессиональным видом рассуждают о каких-то «древних летописях» и одновременно с ног на голову переворачивают то, что говорил им собственный отец или дед.
То, что человеку подменили мозги, по лицу не заметишь. И по походке не поймешь. Определить это можно только по косвенным признакам. Перво-наперво по тому, куда после «гильотины» идет «вновь обретенный» человек. Помните, как учил О’Генри: «То, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу». А если то, что внутри, подменили, то и пути меняются.
Вот так же случилось и с одним школьником из Уренгоя. Он бедняга забрел аж на захоронение бывших захватчиков, оккупантов и агрессоров или, как сейчас принято говорить, «солдат вермахта» в районе города Копейска Челябинской области. Забрел, а потом съездил в Бундестаг…

Школьник из Нового Уренгоя, выступивший в бундестаге
Поймите меня правильно, я вовсе не считаю, что такие места не стоит посещать даже очень молодым людям. Важно, чтобы они посещали их в воспитательных целях и в сопровождении взрослых, которые могли бы им разъяснить, что к чему. Например, то, что современный эвфемизм «солдаты вермахта» был придуман именно тогда, в 1942-1945 годах. И придумали его те самые пленные, многие из которых теперь лежат под Челябинском. Это они солдатам Красной армии, бравшим их с боем в плен, говорили: «Мы – вермахт (т.е. армия), а расстреливали мирных жителей СС!». Говорили, чтобы спасти свою жизнь, чтобы снять с себя ответственность, чтобы показаться невинными.
А разве то, что они незваными пришли с оружием на чужую землю, уже не есть само по себе преступление?! И потом, раз они говорили про СС, значит они, как минимум, знали про массовые расстрелы, сожжения, утопления, удушения и так далее? Знали и не помешали, не стали дезертирами или перебежчиками, а, значит, разделили ответственность с СС! Какие же они невинные?
Этот же прием пытались использовать их нацистские бонзы на Нюрнбергском процессе, мол, это все не мы виноваты, а фюрер и СС, благо Гитлер и Гимлер тогда уже не могли ничего опровергнуть.
А между тем, на кладбище под Копейском российский ученик увидел как раз…цитирую… «невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать». А вот это уже подмена понятий! И увидел он там «невинных» только потому, что рядом не оказалось взрослых. А, может, наоборот, оказались, да не те! Совсем не те…
В общем, надо разбираться. Если мальчик приехал на кладбище один – плохо, если со взрослыми – еще хуже. И в любом случае, спрашивать нужно со старших: с учителей, руководителей гимназии, родителей. Это очевидно хотя бы потому, как дружно валят сейчас вину на мальчишку и на его наивность эти самые взрослые.
Читать дальше: Вадим Елфимов: История и немцы