Тарелки: «летающие» и суповые

Тарелки: «летающие» и суповые

Социальный микромир, в котором речь идёт о тарелках за обеденным столом, и их содержимом – неразрывно связан с макромиром геополитики, переходами колоссальных армий и событиями континентального масштаба, рождением и смертью империй. Причём эта связь нарастает вместе с усложнением технологий и расширением разделения труда, масштабов производственного и обменного кооперирования человечества. Некоторые горе-теоретики считают, что средневековому смерду было безразлично – какой феодал им завладеет, потому, мол, в древности и возникали такие нагромождения, как лоскутная Австро-Венгрия.
На самом деле даже в глубокой древности вопросы геноцида, «зачистки» земли и всех её ресурсов от «чужих» для «своих» стояли очень остро. Народы, подобно хищным зверям, атаковали соседей, пожирали их и превращали в удобрение для «своих» низших слоёв. Да, возможно, польско-литовский феодал относился с максимальным презрением к «своему» хлебопашцу.
Однако уже в Средневековье литовские феодалы (не переставая презирать чернь) – сочиняют брошюры, в которых предлагают «очистить» Россию от русских для «своего плуга». Так что внутреннее социально-кастовое презрение – это одно. А этническая вражда – всё же другое. Но теоретически, всё же, человеку, живущему натуральным хозяйством – легче адаптироваться к новым геополитическим реалиям. В определённых случаях у него не меняется ни быт, ни поборы – просто появляется новый хозяин…+++

Проблема стократно обостряется с широким и развитым разделением труда. Человек уже не производит сам достаточных для выживания благ.

У него нет под рукой самодостаточного хозяйства (которое могут отобрать, конечно, но могут и не отбирать). Человек эпохи больших городов – не только кормит власть в одностороннем порядке (как это делал крестьянин при феодализме) – но и в прямом смысле кормится от неё. Конечно, труд человека – слагаемое богатства его общества. Но одновременно с этим этот труд, будучи оторван от системы – лишён смысла и самодостаточности. А вознаграждение за него, имеющего смысл только В СИСТЕМЕ – назначает сама система (т.е. власть) – и назначает весьма произвольно. Власть распоряжается потребительскими долями так же, как феодальный сюзерен распоряжался землёй-кормилицей. Хочет – предоставит побольше благ, хочет – поменьше. А хочет – вообще «заменит поставщика», ибо в глобальной экономике «незаменимых нет».Можно заказать пошив тапочек туркам, а можно – корейцам. Тому, кто платит – в принципе, без разницы. А вот для получателей платежа – умение шить тапки ничто, а оплачиваемый заказ – всё. Причина проста: тапками сыт не будешь. Чтобы купить себе еды (не говоря уж о большем) – нужно сбыть, продать произведённую партию тапок. Иначе она пригодиться производителю только в очень ограниченной части, и только если тапочки белые…

Очень важно отметить главное разделение: есть те, кто распределяет, и есть те, кто являются жертвами шантажа и произвола при распределении.

Например, ФРС США ничего полезного сама не производит – но при этом весьма вольно распоряжается всем полезным, что произведено на планете.Важно понять: власть есть распределение благ (и обладание благами, без коего не будет и распределения). Всякая иная «власть», которая не связана с распределением благ – «властью» не является, и не нужно её так называть, чтобы не создавать проблем для познания мира.То есть сказать, что «есть вот власть» – а есть богатые, которые в эту власть не входят (а кто входит – не богаты[1]) – это чушь пороть. Очень может быть, что лакей, открывающий вам дверь в богатый дом, сам небогат – но это потому, что он лакей, а не хозяин дома. И пусть дверь открывает физически он – но не он решает, перед кем её открыть.+++Объясню по-простому: как вы отличаете друга от начальника? Другу по дружбе вы ведь тоже можете помочь, если он попросит. А вот приказывать друг не имеет права. А начальник имеет. Почему?Потому что в основе лояльности подчинённого лежит выдача благ, имеющихся в распоряжении начальства. И потому начальник вам приказывает, а друг – даже самый лучший – только просит. Если власть не имеет благ на раздачу (как врёт про Америку Е. Альбац) – то у неё просто не будет лояльных исполнителей! Начальник только потому начальник, что он предоставляет вам трапезу. А друг – делит с вами трапезу. Если друг трапезы не предоставил – то вы, конечно, поможете ему в беде, но он вам не начальник. И если он станет вам приказывать – вы, вполне понятно почему, будете обижаться. Чего ты мне дал, чтобы мной распоряжаться?!+++Отсюда – следующий логический шаг. Мы начинаем понимать, чем государство отличается от бандитизма. Как отличить оружие в руках власти от оружия в руках бандита?На самом деле, отличие только одно: ДОЛЕВАЯ РАЗДАТКА. Власть очень часто в истории формировалась из банд. В какой момент вожак бандитов становился государственным деятелем? В тот момент, когда он прекращал потребительский произвол и вводил ПРАВИЛА РАЗДАЧИ БЛАГ.

Власть появляется тогда и там, где принято каждому раздавать то, что ему положено. И не принято никому не давать брать, что ему не положено. Это «положено/не положено» рождает собой государство. Которое по самой сути своей – устойчивые распределительные отношения.

Читать дальше: Тарелки: «летающие» и суповые