Наполеон наш? Как в Беларуси переписывают историю

В эти дни в Минске презентуют книгу «Литвины в гвардии Наполеона» под авторством прозаика и краеведа из Калинковичей Владимира Лякина. На её страницах, судя по описанию, рассказывается о некоторых жителях бывшего Великого княжества Литовского, которые вступили в ряды французских войск Наполеона Бонапарта, оккупировавших в начале девятнадцатого века почти всю Европу, но в итоге разбитых русскими войсками и его величеством «генералом Морозом».
История есть история. Её нужно усердно изучать, дабы не повторять ошибки прошлого в настоящем и будущем. Даже такие её тёмные страницы, как предательство и коллаборационизм требуют пристального внимания и учёных-историков, и общества в целом.
Но что делать, когда эти самые предательство и коллаборационизм пытаются представить как«героизм» и «патриотизм»? К примеру, вот о чём говорится в описании вышеуказанного издания о литвинах в рядах Наполеона на одном из книжных сайтов (в переводе с белорусского языка на русский):
«…В книге рассказывается об участии наших предков в 1807-1815 гг. в элитных формированиях французской армии — гвардии Наполеона. Они оказались в одном ряду под Императорскими орлами с одной высокородной целью — вернуть независимость нашей Родине».
То есть проводится прямая параллель между участием в войне на стороне Наполеона против России и борьбой за независимость.
И это далеко не первый пример пересмотра итогов Отечественной войны против Наполеона. Так, Анатолий Тарас, автор книги «1812 — трагедия Беларуси» в одном из своих интервью заявил, что было бы очень неплохо, если бы французы тогда победили:
«ВКЛ существовало бы как автономное государство наряду с Польским королевством. Наполеон сознательно не хотел их соединять. Он был не только великий полководец, но и великий политик. Он знал: разделяя — властвуй. Лучше иметь отдельно Украину, отдельно Польшу, отдельно Литву. Так больше пространство для маневра».
Хотя общеизвестным является факт, что Наполеон не был ни мужским воплощением Матери Терезы, ни французским аналогом Робина Гуда. И пошёл войной на Россию, в которой пожертвовал жизнями полумиллиона своих солдат и офицеров, вовсе не с высокой идеалистической целью подарить полякам и литвинам независимость, а ради собственного мирового господства. И лишь благодаря самоотверженной борьбе русской армии и упорной работе белорусских партизан планам Наполеона не удалось сбыться. Притом важно помнить и великодушие России, которая вернула свободу и другим государствам. Погнав наполеоновцев до Париж а почти через всю Европу, русские не оставили себе ни пяди чужой земли и просто возвратились домой.
Объективно мы должны гордиться тем, что наши предки плечом к плечу с русскими смогли избавить человечество от «нового мирового порядка» Наполеона. Но прозападные националистические историки и писатели, как видно, предлагают нам петь дифирамбы другим«героям» — тем, кто помогал Бонапарту получить в свои руки господство над миром.
Но тема Отечественной войны 1812 года занимает далеко не центральное место в системе пропагандистских русофобских мифов. Главной болевой точкой местных националистов являются разделы Речи Посполитой. Зачастую они преподносятся как «оккупация белорусских земель Россией».
Но националистов почему-то не волнует, что на протяжении существования Речи Посполитой на белорусских землях происходило ополячивание. К примеру, важной вехой данного процесса явилась всеобщая конфедерация сословий Речи Посполитой 1696 года, на которой было принято постановление, рекомендовавшее перевести делопроизводство в Великом княжестве Литовском на польский и латинский языки. Тогда наш родной белорусский язык был фактически выведен из употребления в делопроизводстве и в культурном пространстве в пользу польского. Данный факт частенько остаётся в тени дискуссий о разделах и «российской оккупации».
В то же время, период после присоединения белорусских земель к Российской империи ознаменовался расцветом отечественной литературы на родном языке. Именно в XIX веке были опубликованы знаменитые белорусскоязычные произведения «Тарас на Парнасе», «Энеида наизнанку», творения Яна Барщевского, и Винцента Дунина-Марцинкевича. Именно во время вхождения белорусских земель в Российскую империю появились первые газеты на белорусском языке: «Наша доля» (1906) и «Наша нива» (1906-1915), вокруг которых образовалось первое сообщество белорусскоязычных писателей (Максим Богданович, Змитрок Бядуля, Максим Горецкий, Янка Купала, Якуб Колас, Алесь Гарун и т. д.).
Если отойти от духовно-культурной сферы и рассмотреть положение белорусских крестьян в Речи Посполитой, можно сказать, что оно было ничем не лучше, чем после её разделов. Так, ещё в конце XVI века на нашей территории фактически и юридически было закреплено крепостное право. Статут 1588 года ввёл срок розыска беглых крестьян до 20 лет. Крестьянин тогда стал объектом залога, купли-продажи, как с землёй, так и без неё. С каждым годом увеличивалась барщина, чинш, натуральный оброк. В некоторых имениях барщина доходила до шести дней в неделю. Крестьяне оказались на самой нижней лестнице феодального общества. И это опять же общеизвестные факты из белорусских учебников по истории. Переходите по ссылке и изучайте, господа националисты. Может, тогда перестанете плакать по Речи Посполитой и переворачивать исторические факты вверх ногами.
Период вхождения Беларуси в состав СССР многие деятели в среде прозападной оппозиции также представляют «оккупацией» и «периодом русификации».
Читать дальше: Наполеон наш? Как в Беларуси переписывают историю