Играй, гормон!

ИГРАЙ, ГОРМОН!

Доводя либеральное безумие до каких-то гомерических размеров, погружая нас в мир сюрреализма, явно-нездоровая, но очень заметная К.Собчак решила поспорить с «неоднозначностью сталинизма». Мол, не стоит говорить о «о неоднозначности Сталина и его времени». А то, мол, многие говорят, что без Сталина «…мы не выиграли бы войну, не построили бы Днепр огэс, не сделали бы ядерное оружие…. человек не полетел в космос. И вообще Сталин принял Россию в лаптях, а оставил с атомной бомбой». Собчак перечислила, конечно, не все «если бы». Я бы добавил – не было бы пенсий по старости, бесплатного образования и здравоохранения (сейчас их успешно добивают десталинизаторы), тысячекратного (!) роста энергетических возможностей (лошадиных сил), российской урбанизации и т.п. Но я признаю, что и «список Собчак» довольно внушителен: от лаптей до атома… Взятие Берлина и покорение Космоса…

Но всё это для Собчак «глупость и гнусность». Ведь

«из-за Сталина народы Советского Союза пережили такое испытание, которого не переживал больше в 20 веке никто. Вот буквально никто».

И далее Ксения Анатольевна называет число мучеников сталинских лагерей — 2 249 728 человек[1]

А куда же, простите, делся бред не касавшихся архивов «вольных художников» — насчитавших «66-110 млн жертв», высосав их из собственного пальца?!

И что такое 2 249 728 мучеников лагерей? Да в современных США прямо сейчас в местах лишения свободы находится около 2,2 млн человек[2]. Среди этих заключённых около 71 тысячи — несовершеннолетние.

Непосредственно в 2017 году – Собчак же ругает Сталина за ВСЕ ГОДЫ его «тирании»…

В современной РФ в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержится 640 357 человек. Это в год, а не за «1918-58», как брал профессор Земсков, искренне переживавший, что не было восстания против Сталина (он был достаточно убеждённым либералом и антисоветчиком) — и всё равно насчитавший не более чем пол-миллиона в год.

Ну теперь скажите мне – где вы видите в цифрах «испытание, которого не переживал больше в 20 веке никто. Вот буквально никто»?

Собчак вослед всем либералам (включая, кстати и Земскова) вешает на Сталина всех жертв

«…миллионов, погибших в гражданской войне, нет умерших от голода, канувших в начале войны…»

Логика обкурившегося «свободой» кандидата-«противня» совершенно наркоманская: все убитые убиты Сталиным. Ни Колчак, ни Троцкий, ни Гитлер никого не убили. Курили гашек и хохотали на полянке… А Сталин ходил и в затылок стрелял. В одиночку. Собчак не хочет делить жертв не только с Колчаком, но даже и с Бухариным или Зиновьев ым. И все, кто в 1941 году погиб – погибли не потому, что немцы стреляли, а потому что Сталин сзади из пулемётов расстреливал…

Вывод:

«ни один человек не совершал со своим народом такого преступления, какое совершил Сталин… однозначно кровавый палач и преступник».

То есть, переводя с собчачьего на русский: ни одни человек не управлял никаким народом.

Потому что когда управляешь – куда же деваться? И сажать, и казнить приходится… Масштабы у Сталина, КАК ТЕПЕРЬ ОЧЕВИДНО – отнюдь не беспрецедентны. Они вполне сопоставимы как с современными Сталину политическими режимами, так и с современными политическими системами.

А СОВСЕМ без крови не обошлись ни Пётр Великий, ни Черчилль, ни Рузвельт…

В чём тогда суть претензий?! В том, что не был Сталин Горбачёвым, не дал расчленить и развалить страну? Демограф Владимир Тимаков посчитал и убедительно разложил в конкретных цифрах: «реформы» Ельцина погубили больше людей, чем репрессии Сталина[3], хотя длились куда меньше, чем правление Сталина.

Но за жертвами Сталина (среди которых были и невинные, кто спорит!) стояло великое дело, скоростное движение в космическое будущее. А что стоит за многомиллионными жертвами Горбачёва и Ельцина, кроме «мерзости запустения», национального позора и банального, уголовного воровства?

Собчак убеждена, что

«Сталин уничтожал не просто людей. Он уничтожал самых лучших, самых умных, самых смелых людей».

Старая тема Гитлера – «жертвы сталинизма», ждущей реабилитации… От этого Ксения делает печальный вывод:

«Мы все — дети жертв и дети палачей, и дети тех, кому чудом удалось избежать обеих этих участей должны принять эту данность»[4].

«Данность» абсолютно идиотская. С такой «данностью» можно осудить и президента Вашингтона, и Черчилля, и Трумэна, использовавшего ядерное (!) оружие. И современных жителей США (палачи индейцев) и современных жителей Австралии (палачи австралоидов), и вообще всех исторических деятелей. Либеральный философ Александр Рубцов, вынужден был признать на страницах ультра-либеральной «Новой Газеты», ненавидящей Россию и её политический режим: «Англичане вообще пишут всю свою историю как «свиток злодеяний».

Ну даже и примем мы «данность» от Собчак – и что? Какая альтернатива сталинизму? Свобода? «Война всех против всех» по Гоббсу? О чём ведут речь эти люди, «демократы», ненавистные 90% демоса, и ненавидящие 90% собственного народа?!

+++

Интересная особенность Свободы состоит в том, что совершенствование её противоположно принципам совершенствования большинства других предметов. Для большинства вещей на свете совершенствование – это удаление от изначального, первичного примитива.

То есть вначале появилось тяжёлое, цельно-сбитое колесо арбы, потом – лёгкое колесо на спицах, потом возникли металлические колёса с резиновыми шинами и т.п.

Вначале были самолёты фанерные и маленькие, потом появились алюминиевые и огромные… Понятно, что современны й авиалайнер есть преодоление первичных примитивных форм авиастроения. В этом и заключается работа инженера-конструктора: берёшь нечто примитивное, и собираешь нечто более сложное, более совершенное.

Но если мы с вами возьмём идеал Свободы в том виде, в каком он представляется романтикам, ищущим гармонии в своих бушующих гормонах – то сразу же увидим, что совершенствование является не усложнением, а возвратом к исходному примитиву.

Это очень важная особенность Свободы, помогающая понять её деструктивную роль. Если мне можно всё, что это полная свобода. Если мне чего-то запрещено – значит, свобода уже не полная. Если же я действую строго по инструкции – это вообще тоталитаризм, «ужс-ужс»…

Именно поэтому во все времена революционная романтика свободы бурлит прежде всего, в головах молодёжи. Тут есть причина второстепенная и главная. Начну со второстепенной.

Молодой человек (если речь не идёт о наследнике миллиардного состояния) – неизбежно сочетает в себе максимализм амбиций (комплекс наполеона) с комплексом неполноценности несостоявшейся личности. С одной стороны юноше кажется, что весь мир должен быть у его ног, с другой – он неизбежно понимает, что он только школьник (студент) – у него нет в жизни пока ещё СОВСЕМ НИКАКОГО места. Нет того, что мы называем «окладом-наделом»[5].

А раз у юноши ничего своего нет – то ему и терять нечего. Он не является заложником сохранности тех «парников и оранжерей»[6], о которых мы говорили в ЭиМ. То есть заложником сохранности личных жизнеобеспечительных конструкций, которые ломает революция и гражданская война, причём часто не из идейных соображений, а просто случайно, не глядя, растоптав в борьбе, и не заметив, как слон муравья.

Когда «оклад-надел» есть – то неизбежен и охранительный консерватизм его обладателя (если, конечно, человек не свихнулся, как всё чащи и чаще бывает в современном мире психопатической пандемии). Консерватором делает не только частная собственность, но и вообще любое записанное за вами достижение: статус, степень, должность, звание, ремесленническая виртуозность и т.п.

Но юноша выходит в мир, ДО НЕГО УЖЕ поделенный заборами. И если у юноши нет богатых родителей, то юноша попадает в теснину между чужими заборами, куда не плюнь – везде чужое, и ревниво охраняется собственниками. Это в равной степени касается как земельных наделов, так, например, и университетской кафедры, где «заслуженные» отнюдь не горят желанием потесниться ради «выскочки».

Это рождает рациональную сторону молодёжного радикализма – бунт против обделённости. Такова второстепенная причина молодёжного бунтарства.

Главная же – это играющий гормон. Молодёжь снова и снова становится жертвой зоократов-либералов, потому что в молодом человеке громче всего звучит голос дикой природы и меньше всего впитано культурного наследия. Грызть, крушить и доминировать – таков зов диких джунглей в любом живом существе. Конечно, он есть и в стариках – достаточно посмотреть на убелённых сединами зоократов наших дней, которые уже и ходят-то с клюкой, а всё пытаются самца-доминанта из себя изобразить рычанием…

Но при нормальном развитии культурного человека в культурном обществе (то есть в отсутствие либеральной скверны) – радикализм зоологического выбора постепенно подавляется и стачивается во имя цивилизации.

Читать дальше: Играй, гормон!