Андрей Дмитриев. Они больше не будут – Дмитрий Перс

Оппозиционер Дмитриев публично предложил парламенту и прокуратуре пойти на неоднозначный шаг, который можно расценить как нарушение закона. Чтобы нас не обвинили в передергивании, приведем полностью текст его обращения, которое он распространил через СМИ.

«В постоянную  комиссию по 

законодательству Палаты Представителей 

Генеральному прокурору Республики Беларусь

Обращение

 
Начиная с 2014 года в Украине идет вооруженный конфликт. В прессе регулярно появляется информация про то, что граждане Беларуси принимают участие в этом конфликте с обеих сторон.

Участие в вооруженном конфликте на территории иностранного государства является уголовном преступлением и, согласно статей 133 и 361 УК РБ, карается лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией или без конфискации имущества.

Страх перед уголовным преследованием мешает тем, кто осознал ошибочность своего поступка, и хотел бы вернуться домой.

В связи с этим, обращаюсь к вам с предложением разработать и принять Закон об амнистии, который даст возможность гражданам Беларуси, принимающим участие в вооруженном конфликте в Украине, в течении трех месяцев вернуться домой без уголовного преследования.

Со своей стороны, наша организация готова принять участие в разработке такого Закона или его обсуждении.

Ответ прошу направить по адресу: a.dmitriev@zapraudu.info

С уважением

Со-председатель РИПОО «Говори правду»                                             Андрей Дмитриев».

Итак. Сначала давайте определимся с понятиями. Амнистия — это когда государство, условно говоря, прощает целую группу лиц (категорию), которые совершили преступления. Этих лиц полностью или частично освобождают от наказания или заменяют наказания на более мягкое, либо прекращается уголовное преследование против них. Здесь написано немного упрощенно. Юрист бы дал более «занудное» определение. Но на всякий случай растолкуем всё ещё более понятно.

Раз группу лиц или какую-то категорию освобождают от наказания, то перед этим их должны судить. Да вообще по всем нормам нашего нельзя сказать, что человек совершил преступление, если не было суда. Взять хотя бы статью 26 Конституции Беларуси: «Статья 26. Никто не может быть признан виновным в преступлении, если его вина не будет в предусмотренном законом порядке доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». Коротко это называется презумпция невиновности.

Что это значит? Это значит, что Дмитриев, понимает он это или нет, предлагает принять такой закон об амнистии, который в нарушении Конституции сначала заочно признает определенную категорию людей виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьями 133 (наемничество) и 361 (призывы к действиям, направленным в ущерб внешней безопасности Республики Беларусь, ее суверенитету, территориальной неприкосновенности, национальной безопасности и обороноспособности) Уголовного кодекса.

Ну а если все-таки каким-то образом задействовать суд, то нужно непонятным образом провести некие странные процедуры. Опять же это будут заочные процессы. Но кого судить? Неужели Дмитриев думает, что официальный Киев и его противники в Донецке и Луганске по первому требованию дадут белорусским властям списки бойцов?

Второй вариант. Фильтрационные лагеря. Но это тоже сомнительно. Правозащитники, другие оппозиционеры, Совет Европы и прочие поднимут такой шум, что у МИДа и остальных  профильных госструктур появится сразу несколько новых головных болей. И потом. Кого в эти лагеря помещать? Всех прибывающих с Украины граждан Беларуси, которые по состоянию здоровья способны держать в руках оружие? А как быть с теми, кто был на стороне Донецка и Луганска? Они вряд ли поедут обратно через Украину. Более того, не факт, что все бойцы попадают в оперативную разработку МВД или КГБ.

И захотят ли люди въехать в страну, если их там гарантированно поместят в лагерь, а потом по идее должны будут судить, чтобы после амнистировать? При этом, как минимум, нужно будет какое-то время побыть под подпиской о невыезде, а то и побыть на нарах в следственном изоляторе. На это подпишутся единицы, а скорее всего никто.

Как уже говорилось, амнистия может быть не освобождением от наказания уже осужденного человека, но и прекращением уголовного преследования. Если переводить на простой язык, то это означает следующее. Уже начался суд. Человека обвиняют по статьям 133 и 361, либо по одной из них. Вдруг объявляется амнистия. Значит, суд надо прекратить. Может быть и другая ситуация. 

Идет следствие, не судебное, а предварительное. В отношении человека возбуждено уголовное дело. Значит, исходя из письма Дмитриева дела надо возбуждать, а потом закрывать. И таким маскарадом следователи должны будут заниматься три месяца. Но разве нормально делать клоунов из сотрудников следственных органов? Их потом никто не будет всерьез воспринимать.

Или тогда надо на три месяца приостановить действие двух статей Уголовного кодекса. А как это сделать технически? Сделать клоунами депутатов или прокуратуру? Ежу понятно, что это будет весьма нехороший прецедент, который открывает дорогу к юридическим авантюрам с очень непредсказуемыми результатами.

Смущает в обращении Дмитриева и то, что предлагается амнистия не только по статье 133, но и 361. Напомним, что первая наказывает за наемничество. Сейчас в Уголовном кодексе под ним понимается не только работа солдатом удачи в горячих точках за рубежом. Наказание грозит и тем, кто поехал воевать бесплатно, за идею. Вроде как получается широкий охват. Подпадают и бойцы АТО, и бойцы ДНР-ЛНР.

Но статья 361 — это же «призывы к действиям, направленным в ущерб внешней безопасности Республики Беларусь, ее суверенитету, территориальной неприкосновенности, национальной безопасности и обороноспособности». А кто таким занимается? Те, кто сражается на стороне Киева. Значит Дмитриев, понимает это или нет, особенно хлопочет именно за АТОшников. Внешне он вроде как примиряет всех со всеми, но из-за обращения торчит хвост симпатии к сторонникам майданной стороны. Само по себе это говорит о многом.

А сторонники майданов в соцсетях и оппозиционных СМИ успели очень хорошо показать свое лицо. Одни хотят вернуться в страну на танке, другие призывают свергнуть власть… Наивно думать, что они откажутся от таких инициатив после амнистии. Для них официальное прощение будет демонстрацией слабости властей. Закон об амнистии станет фундаментом для будущей революции.

Есть и еще один риск. Дмитриев предлагает, чтобы государство простило АТОшников и солдат ЛНР-ДНР. Он не знает как помирить между собой эти две категории. Пускай они вернутся без автоматов. Но разборки неизбежны. Интересная будет криминальная хроника. «Бывший пулеметчик «Азова» зарезан ночью в своей постели», «Труп белоруса из батальона “Восток” найден в лесу под Гомелем». Что-то не очень хочется читать такие новости. Они  фактически будут говорить о начале гражданской войны. У нас фронт не будет иметь четких географических очертаний, как в Украине.

Вот что на самом деле предлагает Дмитриев. Рисков и угроз, причем очень серьёзных, здесь намного больше, нежели политических, гуманитарных или даже экономических выгод. И мало ли кто там осознал ошибочность, как утверждается в письме. Это же не мальчик, который нечаянно мячом разбил окно. Это взрослые люди, сознательно согласившиеся убивать других людей. Давайте тогда прощать всех подряд убийц, насильников и маньяков. Пусть только они скажут, что осознали эту  самую ошибочность.

Дмитриев, по сути, юридический хакер, который пытается взломать систему уголовного права. Хорошо, что у нас для таких людей есть свой национальный правовой фаервол.

Читать дальше: Андрей Дмитриев. Они больше не будут – Дмитрий Перс