Война империалистическая и гражданская

Война империалистическая и гражданская

Вообще-то война всегда одна, и связана она с попыткой хищения тех или иных чужих ресурсов. На гражданской войне рабы разбираются с рабовладельцами, или наоборот – рабовладельцы с рабами. На войне империалистической группы рабовладельцев пытаются что-то отобрать друг у друга, используя своих рабов, как пушечное мясо. В сущности микровойна и макровойна – два уровня одного процесса и они идут постоянно. Они не затухают до состояния мира никогда – просто растёт или снижается интенсивность боевых действий. Бывает время стремительных атак – и время затишья…
Микровойна, константа любой формы биологической жизни, является попыткой личности так или иначе (тем или иным способом) ограбить другую личность. Ведь присвоение ранее принадлежавшим другим людям благ – если не единственный, то уж точно самый быстрый, прямой и лёгкий способ обогащения.
Макровойна – то же самое, только в ней сталкиваются уже не личности (как на социальной войне микроуровня), а значительные сообщества людей, вступивших между собой в оборонительные или наступательные союзы.Здесь, на империалистической войне, уже не отдельный человек пытается похитить блага у другого человека, а один народ пытается похитить средства существования у другого народа.+++Величие Октябрьской Революции, её эпохальная уникальность и историческая неповторимость заключаются в том, что впервые появляется представление о правах человека, как любого гражданина. То есть в разговор о будущем вступает не только узкий кружок хозяев жизни, как это было веками, но и широкие слои «говорящих орудий труда».

В традиционном обществе нация (и государство) — это такая же собственность аристократов, как поместье — собственность отдельно взятого аристократа.

В этом смысле у нижних слоёв предусматривается собачья покорность, но не чувство патриотизма (потому аристократы и зовут низы «подлым народом») — потому что палка в руке удлиняет руку, но не имеет собственной воли или собственного гнева. В 1917 году впервые появляется собственная воля у вечно-безмолвствующих низов. Рабов, конечно, «освобождали» и до того. Но как? Как хозяин освобождает собственный рабочий скот: когда захочет, насколько захочет, исходя не из интересов скота, а из своих хозяйских прикидок о выгоде и пользе. Такова, например, смена плантаторского рабства на зарплатное рабство, которая, если говорить честно, не только не улучшила, но даже и ухудшила положение «освобождаемых» рабов. То есть освобождение рабов было не делом рабов, согласованным с рабами, а делом сугубо-хозяйским. Интересы рабов оно не учитывало, а диктовалось исключительно хозяйскими интересами.Отсюда и национальная идеология досоветского и антисоветского типов – идеология «нации-семьи», в которой ничто не ограничивает деспотизма «отцов нации». Получается так:Человек (в том числе и современный), находясь в состоянии зарплатного рабства[1] — порабощён «своими» рабовладельцами, которые его НЕ убивают (или не всегда убивают) – но используют как неодушевлённое орудие, презирают и ни с какой стороны человека в нём не видят.
Эти «свои» рабовладельцы говорят (кстати, совершенно обоснованно) – что извне хотят вторгнуться чужие рабовладельцы: «Чужие не только не видят в вас людей, но и вообще собираются вас истребить, землю от вас очистить». Вот эта разница между своими и чужими рабовладельцами («свои» тебя используют, как расходный материал, чужие хотят тебя убить, удалить, как мусор) – лежит в основе «белого» патриотизма.В основе его лежит защита «своих» угнетателей, сохраняющих тебе жизнь инструмента, от «чужих» — зачищающих «неделимо» землю чужой общности для своего общности. Неважно кто кого в вашей среде обижал – потому что придут печенеги или англосаксы-иудеи, и убьют всех. Ваши дрязги и разборки им интересны не более чем конфликты между сусликами[2] для того, кто зачищает поле от сусликов[3].Защищаясь, угнетатели вынуждены бросать какой-то мосол тем, кого они выставляют на поле боя против своих убийц. Коллективная оборона страны, особенно от сильного и коварного, сплочённого врага, всегда смягчала внутренние противоречия между конкурирующими за блага личностями.+++В условиях неопределённости экономической жизни – ваш личный пай не нормирован.Что это означает? То, что завтра вы можете получить совсем не столько же благ, сколько сегодня.То, что вы можете получить больше благ – рождает азарт игры.То, что вы можете получить меньше благ – рождает страх.
Читать дальше: Война империалистическая и гражданская