Царские грабли: наступление

Царские грабли: наступление

Сын-школьник в процессе изучения истории задал мне неожиданный вопрос: «папа, а что было бы, если бы Россией по-прежнему правила бы династия Романовых?». Я подумал и ответил так: во-первых, это вполне возможно с точки зрения сослагательного наклонения: 400 лет для династии не возраст, Рюриковичи правили дольше. Во-вторых, монархический принцип не устарел, это всё враки, что монархии своё отжили, исходящие от лукавых «демократов», которые за 100 лет правления уже ввергли человечество в три мировых войны и довели его до порога ядерного апокалипсиса. И власть всегда в одних руках, что бы там не врал «Голос Америки»…
Просто иногда мы знаем правителя, а иногда он прячется в тени. По той простой причине, что отсутствие единой власти – ЕСТЬ СОСТОЯНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ, если только оно не «понарошку». Вообразите, что есть два независимых центра власти, и они отдали два противоречивых приказа. Чей выполнять?
Если всем ясно, чей, то в стране единая власть в одних руках, а вторая – фикция.
Если не ясно – то начинается гражданская война…Мог ли царь сохранить свою власть в начале ХХ века и править преемственно доселе?

Я думаю – да. Ведь по большому счёту важно не то, КТО правит, а то, ЧТО он делает.

Важна не подпись в конце указа (теоретически ей может быть любая закорючка) – а содержание указа. И в зависимости от содержания, сопоставив его со своим внутренним убеждением – мы решаем, исполнять указ или нет.Для того, чтобы сохранить свою власть, царю нужно было заняться делом и должным образом выполнять свои служебные обязанности «Хозяина земли Русской»[1]. Назвался груздем – полезай в кузов! Давно известна народная присказка – «не хозяин, кто своего хозяйства не знает». Если хозяйства своего не знать, не заботиться о нём, не развивать его и не защищать – хозяином быть перестанешь. Это в равной степени касается и фермера, и верховного правителя великой державы. Масштабы разные – а принципы хозяйствования одни.Конечно, у марксистов есть своя схема, по которой мои слова – ересь. У марксистов человечество проходит через ряд формаций, от низшей к высшей, через революции в узлах переходов. Поэтому у марксистов царь не может возглавить социалистическую революцию. Но в реальной жизни – и может, и возглавил (Сталин – не монарх?!).Я покушаюсь на марксизм собственной концепцией, в корне отличной картиной мира и цивилизации. Я не верю ни в какие средства производства как двигатель производственных отношений, и думаю, что всё в корне наоборот: чтобы средства производства стали лучше, нужно отношения СПЕРВА улучшить. Я не думаю, что бытие определяет сознание – наоборот, каждый день я вижу, что сознание определяет бытие.Я считаю, что человеческая цивилизация возникла не вокруг мастерских или плантаций (как в картине Маркса), а вокруг храмов. Там был сформулирован исходный идеал, а затем началось его практическое воплощение, поиски технических средств для идеала. Возникли наука и техника, как средство подтягивать реальность до идеала. Возникла культура – как средство популяризации идеала (культа). Я не верю в формации – считаю, что есть только античный идеал рабовладения и апостольский идеал социализма, а всё, что возникает между ними – лишь промежуточные и случайные смеси, склонные к распаду смешанные формы.

Наша цивилизация, если говорить в двух словах – поставила целью обожение[2] человека, но этому постоянно мешают рецидивы зверства в человеке. Человек оказался между Богом и Зверем, и колеблется то в одну, то в другую сторону.

Таково основное содержание истории и цивилизации (история этим началась, преодолев доисторическое, циклическое состояние, а цивилизация началась для этого). Остальное – лишь гримасы и случайные примеси историко-цивилизационного процесса. Этот взгляд делает бессмысленным не только «лесенку» формаций (которой, по мне, так и не было никогда), но и формальные институты управления обществом. Важно не то, каким путём сформирован институт, кто и каким путём его возглавил – важно иное: чем институт занят.Голосование толпы зверей ничего, кроме зверства, не породит даже при самом строгом соблюдении демократических процедур. Равно и голосование толпы скотов – ничего, кроме скотства. Именно поэтому русское «освободительное движение» всегда было равнодушно к формальным институтам общества и хотело не процедур с регламентами, а «социальной революции».
Читать дальше: Царские грабли: наступление