Игорь Лукашик: Родина безразличия

Беларусь – страда с уникальной культурной средой. Одной из самых агрессивных. Средой, которая начисто «выедает» из человека национальное самосознание. Не верите? Сомневаетесь? Тогда вспомните любой национальный конфликт на территории РБ за последние 20 лет.
Отсутствие конфликтов – не следствие мира. Не следствие согласия. Любая система (будь она культурная, социальная, религиозная) стремится расширяться. Конфликт – лишь один из видов такого расширения. Конфликт направленный на уничтожение – лишь вопрос ресурсов и возможности. Проект мультикультурализма – условий при котором разные культуры могут мирно сосуществовать в пределах одного социума благополучно провалился. Такое сосуществование реально возможно только если есть одна культурная модель, которую разделяют участники сообщества, а всё остальное – лишь частные её выражения.
Не понятно? Хорошо, объясняю простым языком. У человека есть ценности – что важно, а что нет и насколько важно. Чему следовать, а чего избегать. Есть нормы поведения – как можно себя вести, как должно себя вести, как нельзя себя вести, как запрещено себя вести. Образами идеальной жизни, нормальной жизни, плохой жизни, недопустимой жизни. Целостная система из трёх данных составляющих и называется социокультурной моделью.
Само собой, что больше одно такой модели в голове одного человека существовать не может. Если части конфликтуют между собой, например, ценность послушания родителям и ценность личной свободы, то есть два пути решения этого конфликта. Первый – более сильное устремление вытесняет более слабое. Второй – если они одинаково сильны, но взаимно упрощаются до единой основы. Например – слушаться старшего, но только по определённым вопросам или до определённого возраста. Но этот процесс рождает новую культурную систему – то есть новые ценности и новые правила и новые образы. Тоже самое происходит, когда имеет место синтез – комплементарные, взаимно допустимые и равносильные ценности и правила соединяются в одну модель.
То есть война культур, которая неизменно идёт в головах людей имеет два варианта решения: либо более сильная (наиболее интенсивно транслируемая) модель вытесняет слабую, либо от их взаимодействия рождается новая культурная модель, равно связанная и равно чуждая своим предшественницам. Это достаточно распространённое явление, одной из самых больших таких моделей является социокультурная модель потребительства, основанная на ценностях комфорта, максимального использования чужого труда и ценности своего вклада в чужой комфорт.
Итак, а что же на территории Республики Беларусь? Здесь, исходя из геополитической ситуации существовало, как минимум, две противостоящие культурные модели – западная (Польская) и восточная (Русская). Обе достаточно интенсивно и конфликтно насаждались. Территория и население переходили из рук в руки. Да, вспомним ещё и «границу еврейской осёдлости» — ещё одна культурная модель, пусть не насильственно, но насаждённая в этих местах. Добавим к этому дефицит ресурсов, стратегическое, но не важное положение – то есть контроль над нашей территорией не давал преимущество ни одной стороне, а сторона имеющая преимущество получала контроль над территорией. Что получаем в итоге?
В итоге мы получаем белорусскую нацию, которая НЕ ТОЖДЕСТВЕННА белорусскому этносу. Даже более того, она разрушает и «выедает» белорусскую культуру точно также, как и все остальные на своей территории. Эта нация, в основном, говорит на русском языке – как на языке, внимание, международного общения, принятом в СССР. Рождённый на пересечении польского, украинского и русского языкового пространства, белорус отлично понимает все эти языки и проблем с тем, чтобы «размаўляць на роднай мове» нет. Но русский язык выбирается из прагматических соображений – как более удобный, создающий меньше коммуникативных барьеров. Эта нация прагматична и бережлива, привыкшая жить в условиях дефицита ресурсов. Эта нация ценит мирное сосуществования намного больше, чем любую национальную идею – поскольку слишком много “национальных идей” прошлись катком через нашу землю. Эта нация мало интересуется политикой, но склонна к создаю авторитарно-контролирующей государственной системы, где лидер не вождь, но хозяин, задачей которого является поддержание порядка. Это родина безразличия – это почти идеал советского человека.
Единственное, что спасает весь остальной мир – данная культурная система не экспансивна. Мы не несём нашу правду мира и сосуществования в другие народы. Не стараемся доказать миру, что мы самые правильные и всем нужно жить так как нам. Просто на своей территории, в своём этносе – мы не даём поднять голову никакой конфликтной идее. Забивая её в зародыше – репрессиями спецслужб, ограниченными ресурсами, но самое главное – фатальным безразличием к идее и её носителям.
Читать дальше: Игорь Лукашик: Родина безразличия