Эльвира Мирсалимова: Хэллоуин, гомосеки и националисты – в одной связке?

Вот и снова прокатился по Беларуси странный «праздник», заполнивший соцсети фотографиями ряженых мертвецов. Для кого-то он весёлый и беззаботный, для кого-то – шокирующий. Но, по сути, это тот единственный показательный день, когда зомби может снять маску нормального человека и показать своё истинное – непривлекательное – лицо. Мои многолетние наблюдения привели к простому заключению: существует закономерность – «любители хеллоуинов» оправдывают национализм, гомосексуализм и прочие «западные ценности».
Если взрослые «зомби» особо не волнуют, то дети, усердно раскрашенные в мертвецов собственными родителями, не могут оставить меня равнодушной. Это именно тот случай, когда я не могу удержаться от вопроса: «Зачем? КАКОЙ В ЭТОМ СМЫСЛ?»
Как такое возможно, что родители собственноручно примеряют своим детям маску смерти?
Удивительно, до какого маразма могут скатиться «продвинутые эзотерики», знающие о негативной и разрушающей энергетике смерти, притягивающей, влекущей за собой страшные беды. Наш русский (кому угодно – белорусский) человек, в отличие от западного, религиозен и суеверен. Даже более суеверен, нежели религиозен.
Именно мы крестим своего ребенка в младенчестве, надеясь, что это убережёт его от бед… Именно наш человек стучит по дереву и, говоря о чужих трагедиях, сплёвывает, отводя от себя и своей семьи беду и боясь – даже мысленно! – перенести бедственную ситуацию на своих родных.
А тут люди осознанно примеряют маску смерти на своих детей. О чём они думают? Что и кто ими движет? Почему они ведутся на всю эту западную чушь?
Сказать, что Хэллоуин – это единственный инструмент для массового зомбирования, было бы неправильным. Разного рода манипуляции происходят повсеместно и на каждом шагу: в межличностных отношениях, семье, по телевизору, государством, по Интернету, надгосударственными и иными заинтересованными лицами и инстанциями. Мы выполняем одни и те же действия, сидим в Интернете, смотрим одни и те же фильмы, мечтаем о квартире и автомобиле, ездим в одни и те же места в отпуск, подчиняемся веяниям моды… И только совершать античеловеческие поступки нас заставить невозможно, если нам это не свойственно – даже под гипнозом!
Так что же тогда Хэллоуин? Может быть, это и есть та самая красная черта, за которой начинается перерождение моральных норм? Поступок – не как действие, а как имитация: смерть – как что-то забавное, части тела человека – как возможная еда? Ох, сколько же рецептов встретилось в Интернете накануне Хэллоуина! И кексики в виде могилок с крестами, и человеческие мозги из жгутиков мастики политые брусничным сиропом, и шоколадные гробики, и торты в виде людей, голов и других частей человеческого тела. И они всё это едят!
Один «продвинутый эзотерик» мне пытался возразить, мол, христиане на Пасху «едят тело своего бога и пьют его кровь». Есть повод усомниться в «эзотеризме» вопрошавшего, но степень его «продвинутости» вполне определяема. Христиане едят хлеб и пьют вино (сок) символично, не вылепливая из хлеба тела Христа. Этот символичный пасхальный обряд, преломление хлеба и чаша вина, напоминает о пронизывании вещества Святым Духом и Божественном всепроникающем свойстве, присутствии в сути, в зерне, в основе и смысле всего сущего.
Ещё ни разу на вопрос, для чего вы раскрасили своего ребенка в мертвеца, я не получила весёлый, привычный для любых увеселительных, «алкоголевливательных» мероприятий ответ, типа, расслабься, да это же просто весело… Ни разу! На этот простой вопрос всегда следует агрессивный ответ, с последующим его удалением из комментариев и «баном».
Откуда эта агрессия? И не показатель ли она того, что в схватке между нравственными правилами и моральным разложением – первые неумолимо проигрывают, заставляя человека совершать имитацию омерзительных поступков, противных его природе?
Не является ли эта агрессия скрытой тоской по уходящей нравственности и человечности?
Даже неизощрённому в тонкостях психологии обывателю понятно: агрессия гомосеков имеет те же корни. Ведь гомосеки «такие милые» ровно до тех пор, пока их перестают считать меньшинством, и начинают называть, так как надо: вырожденцами, больными извращенцами.
Может быть, и агрессия наших националистов и их молчаливых поклонников тоже связана с тоской по утраченной нравственности? Можно ли сделать такое предположение?
«Западные ценности», под которыми принято считать демократию и права человека, идут в одном пакете с оправданием половых извращений: гомосексуализм, лесбиянство, трансвеститы, педерастия и пр. В этом пакете и подобные инфернальные «праздники».
И, возможно, совсем неслучайно обнаружена такая закономерность: «весёлые хэллоуинщики» относятся именно к той благоприятной для чужого воздействия категории людей, которые если и не употребляют запущенные информационной войной зомбирующие фразы-установки, типа «Россия-агрессор», «Крым аннексирован», «Путин/Асад/Лукашенко должен уйти», «Жыве Беларусь», «Слава Украине – героям слава!», то, как минимум, считают их допустимыми.
А молчаливых, якобы аполитичных «отмечальщиков» Хеллоуина, мне кажется, большинство. Они воодушевленно рисуют чёрные круги вокруг глаз своего ребенка, радостно поедают шоколадные гробики, но… молча осуждают свою Родину, молча одобряют педерастию, молча считают Советский Союз «совком», советских граждан – своих дедов и родителей – «совками», молча считают вышедших на Бессмертный полк и надевших георгиевскую ленточку «ватниками», молча критикуют всех и вся, не предлагая своих решений… всё это молча.
Вот такое готовое молчаливое тесто – лепи не хочу…
В нашей славянской, белорусской культурной традиции огромное количество дней поминовения. Это и Радоница, отмечаемая на девятый день после Пасхи. Это и официальная дата – 2 ноября, День памяти, установленный Указом Президента РБ. В народе этот день называют Осенние Деды (Восеньскiя Дзяды), который православные отмечали на третьей неделе после Покрова. Это и поминания предков накануне Троицы, в народной традиции – Семик, что происходит от понятия «семья». Это и так называемые родительские субботы: Вселенская родительская суббота (в феврале), Дмитриевская родительская суббота. Это и три седмицы Великого поста. Таких поминальных дат предостаточно…
Но есть ещё один особый день поминовения – День Победы.
Эльвира Мирсалимова
Читать дальше: Эльвира Мирсалимова: Хэллоуин, гомосеки и националисты – в одной связке?