Наследие Октября: работа над ошибками

Наследие Октября: работа над ошибками

Безусловный общий лейтмотив всех, скорбящих по поводу Октябрьской революции 1917 года, от архаичных мумий монархистов до газообразных живчиков рыночного аферизма – это мотив БЕДЫ. Случилась беда, понимаете? Не шанс для человечества, не прорыв в новый мир, не рождение в кровавых муках нового мира – а просто катастрофа. Грубо говоря, «мы чай на веранде пили, а потолок упал». Дальше начинаются изыскательские работы клиострадальцев[1] – почему упал потолок на наше чаепитие? Конструкция ли неверна была или гниль подточила балки? Много ли было свободы, или наоборот – мало? Во всех дискуссиях общее одно: «как жаль, что крыша обвалилась!» Вот если бы там подпорочку подставили вовремя, или вот здесь бы гвоздик забили – тогда бы… А так вот, пожалуйста, «проиграли ХХ век»…
Обычные стоны клиострадальцев вам знакомы не хуже меня. Их можно разделить на основные группы:
— Не было жестокости – пришла жестокость
— Была свобода – не стало свободы
— Было богатство – стала нищета
Это основные блоки, там много подразделов: страдания по утраченному парламентаризму, по волшебной припарке многопартийности, по идеологизации культуры и науки, по поводу «формализма выборов», утраченных возможностей, упущенных шансов и т.п.

Всё это, строго сводя, укладывается в два слова: «ГОРЕЧЬ УТРАТ». Всё было хорошо, была нормальная жизнь, её бы чуть подправить – а тут такие «великие потрясения» взамен «великой России»…

Те, кто видят в 1917 году «великие потрясения» — не хотят в упор видеть ни великих сдвигов, ни великих свершений, ни великих (всемирно-исторических) достижений подлинного авангарда человечества, которым стал СССР в ХХ веке, «русском веке» — потому что именно русские в ХХ веке определили всё, создали его лицо и его достижения.+++Есть одна особенность у истории, которую нужно подчеркнуть: поистине-великие свершения и переходы на новый уровень в ней чаще всего свершаются в сектантской оболочке, о чём, кстати, писал и К.Маркс. Он достаточно проницательно отделял в английской, например, революции её социально-историческое ядро преобразований, от той формы, в которой они проходили, от радикального религиозного пуританизма. Оглядываясь на 100 лет назад, мы имеем право так же рассматривать и великую русскую революцию.В ней есть всемирно-историческое ядро объективно-необходимых преобразований. И неизбежно — имеется сектантская оболочка этого ядра, пласт верований людей конца XIX века, облекших цивилизационный подъём на новую ступень человеческих отношений в посильные человеку той эпохи образы, по сути, сектантских взглядов.Точно так же, как пуритане видели в своей буржуазной революции не буржуазную революцию, а торжество пуританской секты, большевики видели в своей цивилизаторской прогрессии не общую логику раскрытия двух тысячелетий христианской цивилизации, а торжество естественнонаучной секты.Но примитивные естественнонаучные взгляды XIX века давно похоронены новыми достижениями человеческого познания, во многом связанными с великим цивилизационным подъёмом социалистической формы хозяйствования (в которой разум планирования покоряет безмозглую и непредсказуемую стихию случайных взаимоотношений). Во многом несоответствие содержания процесса той форме, в которую её облекли сектанты в самом начале – и вызвало кризис социализма конца ХХ века.
Читать дальше: Наследие Октября: работа над ошибками