Выбросить "чужих" из головы

Выбросить "чужих" из головы

Моя юность приходится на рубеж 80-90-х годов ХХ века, и прошла в твёрдом убеждении о преступности большевизма и сталинизма. Сегодня мне легче говорить с современными либеральными зомби, потому что я сам был зомби, и если я вылечился – то, стало быть, и другие могут вылечиться. Анализируя свои убеждения начала 90-х, могу сказать так: убеждения возникают под воздействием множественных повторов какой-либо информации, не встречающих возражений. Сперва человек узнаёт некую информацию, потом снова и снова получает её подтверждения, а опровержений не получает.
Отсюда внушение перерастает во внутреннее убеждение человека. Когда убеждение сформировано – оно начинает само себя защищать, оно обладает, будто живое существо, инстинктом самосохранения. Те опровержения, возражения, которые на ранней стадии (т.н. прилога) были бы приняты, отфутболиваются, человек бежит и закрывается от них.
Зачастую таким путём в голове у человека поселяется чужая мысль, порождённая чужими интересами и в чужой человеку обстановке. Эта мысль, как инородный паразит, выгрызает в голове у человека его собственную личность, и подменяет её функциональным зомби… Таким образом, формула формирования убеждённого фанатика – пустая голова, многократные повторения одного и того же при отсутствии опровержений. Когда голова уже не пуста, когда в ней поселилось убеждение – оно сопротивляется новой информации, которая ему противоречит. Человек пустоголовый (скажем, школьник, не имеющий жизненного опыта) – вбирает всё, любую муть, любую ересь. Когда же голова наполнилась – она отторгает новое содержание, противоречащее наполнителю. Человек упёрся – и, как правило, упёрся навсегда. Поэтому и говорят, что в споре победить нельзя – носители определённых взглядов иногда вымирают, но до этого – не меняются. Это не совсем так, но близко к истине.

И здесь мы снова выходим на великий спор реализма с номинализмом, снова задумываясь – что такое слова (термины) и что такое суть (реальность)?

+++Убеждения имеют вербальный код. Они проверяют соответствие символов, условных значков. Если условные значки «свои» — значит, всё в порядке. Если значки иные – значит, в голове звучит сигнал тревоги…Это и есть номинализм – когда слово-знак подменяет реальное содержание. Кто говорит наши слова – тот наш. Кто говорит неприятные нам слова – тот враг…

Такой номинализм открывает широчайший простор для ОБОРОТНЕЙ. Выучив правильный набор слов, оборотень легко проходит «фейс-контроль» и легко покрывает свои преступления против «убеждённых», всякий раз успокаивая их привычно им звучащей фразой.

Это и феномен Горбачёва, и феномен Ельцина, и феномен Собчака[1], и феномен современного «украинского национализма» — который в реальности, по сути, является не любителем, а пожирателем, аннигилятором украинского этноса. Главное – болтай правильные слова, выставляй правильные флаги и вымпелы – и будешь «свой». И упаси тебя Бог сказать не тот пароль, даже с самыми добрыми намерениями – фанатики «идейности» растерзают тебя, как бешеные псы…

Конечным процессом является обесценивание слов, аннулирование их, как обозначений. Возникает придурошный и причудливый мир, в котором слова живут, оторвавшись от явлений, из обозначительных этикеток товара превращаются в сам товар.

+++Было бы странно, придя в магазин, купить вместо джема или кетчупа пустые упаковки от джема или кетчупа; но давно уже никто не удивляется, что слово «демократ» устойчиво закрепилось за представителями ничтожного меньшинства народа, перестало обозначать «народность» и превратилось в самоценное самоопределение.Когда мы наконец, сообразили, что это абсурд, пиршество оборотней, парад ряженых – мы захотим покончить с номинализмом (терминизмом). Мы требуем, чтобы тень знала своё место, а обозначение – обозначало бы явление, а не собственный звуковой ряд!

Тогда начинается в головах реванш реализма. Мы начинаем ревизировать вербальные коды, сводя их к реальным событиям в нашей жизни, в нашем непосредственном опыте.

Выдающийся современный писатель, Юрий Козлов в романе «Одиночество вещей», описывая, между прочим, и мою юность (они у нас с ним похожие) – пишет о «твёрдых антикоммунистических убеждениях», столкнувшихся с бытовыми неурядицами.Люди не подвергают сомнению пропаганду о зле коммунизма, но им всё хуже и хуже при этой пропаганде. И тогда люди в сердцах кричат: «Хрен с ним, с социализмом-коммунизмом, было бы что пить-жрать да чем прикрыть срам!» Пусть весь коммунизм – ложь на лжи, но при нём было!
Читать дальше: Выбросить "чужих" из головы