Преображение «главного вопроса»

Преображение «главного вопроса»

Знаменитый анекдот про Сталина, который говорит: «у нас с Троцким только одно расхождение, по земельному вопросу: кто кого закопает?» является в то же время и мудрой притчей. Чтобы понять «аграрный вопрос», породивший русскую революцию и все её эксцессы – нужно понимать, что это не вопрос о земле, а вопрос о жизни. Точнее – об источниках существования. В 1900-м году для 90% населения источником существования являлась непосредственно земля. В 2000-м году такой «землёй» стал доступ к финансовым ресурсам. Урбанизация изменила вид вопроса, но не изменила его сути: просто место ненавистных помещиков, «отнявших у народа всю землю», заняли ненавистные олигархи, «отнявшие у народа все деньги»…
На самом деле речь идёт не о гумусе и не о бумаге. Речь идёт о средствах к существованию, которые собраны латифундистами 1900 и 2000 года в гигантские, бессмысленные в своём гигантизме поместья.

Пересмотр итогов воровской приватизации стал для 90% современников таким же больным вопросом, каким для их предков был земельный вопрос…

Под каким бы видом и в каком бы составе не прорывалась к царю крестьянская депутация, она (начиная с 60-х годов XIX века) так или иначе ставила ЕДИНСТВЕННЫЙ по-настоящему интересный для широких масс вопрос:«За принудительное отчуждение земли в пользу крестьян выступили даже те крестьяне, которые защищали идею самодержавия. Так, один из них, поддерживая проект реформы Столыпина, говорил: «Я ещё больше приветствовал бы, если бы у нас была Правда…Пусть отдадут землю, которой мы пользовались ещё в 40-х годах». Идеал «правды» заставлял крестьянство в Думе сплотится вокруг земельного проекта «трудовиков»[1]. Как видим, этот крестьянин-депутат мягко и доброжелательно, но все же подталкивает царизм к решительному выбору. Собственно говоря, о том же говорит российское общество своему президенту и сегодня, только уже в иной форме: воровская приватизация создала не только гигантские финансовые латифундии и огромную массу обездоленных лишенцев, вынужденных пресмыкаться перед латифундистами, чтобы попросту выжить.

Воровская приватизация заложила бомбу под всю конструкцию Государства Российского. И есть опыт: точно такая же бомба взорвала и уничтожила его в прошлый раз!

Выводы из уроков истории просты и однозначны:1. Концентрация всех средств к существованию (по науке – «ресурсного распоряжения») в руках узкого круга лиц неразделимо с величайшими нуждой и бедствиями широкого круга лиц.

2. Узкий круг ресурсных распорядителей нанимает себе батраков из огромной массы лишенцев (людей, оторванных от возможности самостоятельно выжить) сколько захочет, и на каких захочет условиях.
3. Это неизбежно сопрягается с грубейшим шантажом, с экономическим террором, с циничным пренебрежением человеческими жизнью и достоинством.

4. Что, в свою очередь, неизбежно порождает лютую ненависть и острое желание поквитаться с «мироедами» при любой удобном случае. Причём эта ненависть объединяет и униженных батраков крупного капитала, и выброшенных им за грань существования лишенцев (преодолевая естественный антагонизм работающих и мечтающих занять их место безработных).Возникает ситуация, о которой бил во все колокола царский сановник, а затем советский чиновник Кутлер: когда экономическая власть олигархии стремится к бесконечности, а вот её защитные, «штыковые» возможности устремляются к нолю. То есть мироед изгаляется над людьми, как хочет, пока его не убьют, но убить его (технически) становится всё легче и легче.Российское безземельное крестьянство считало себя обманутым, а землю – божьей (то есть общим достоянием). Современный российский гражданин в той же пропорции (те же 90%) считает себя обманутым, а приватизацию – воровской.

Нетрудно увидеть, что претензии к приватизации в точности соответствуют претензиям к земельной собственности крупных землевладельцев, что изменилась лишь внешняя форма, но не суть претензии.

В силу урбанизации финансовые латифундии крупных собственников заменили земельные латифундии (кстати, не везде, есть и зоны традиционного помещичьего землевладения, со всем «букетом прелестей» из 1900-го года). Известен и ход событий с 1861 по 1917 год: вначале мольбы и просьбы дать средства к существованию, отобрав их у узурпаторов, которые становились всё более настойчивыми, всё более агрессивными (мы говорим – а нас не слышат!) – и в итоге взрыв, смертоубийство, крах государственности на радость иноземным хищникам…Это ещё раз доказывает, что крупная капиталистическая собственность является ВРАГОМ ВСЯКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ — поскольку крупный собственник привык сам властвовать, быть «государством в государстве» и в национальном лидере видит себе конкурента. Магнаты растащили не только Речь Посполитую (хотя она – яркий пример), магнаты везде и всюду, если им не мешать, доводят дело до феодальной раздробленности, выделяя себя всё больше, и задвигая центральную власть всё дальше.
Читать дальше: Преображение «главного вопроса»