Как «Моссад» искал, ловил и ликвидировал нацистов

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Между политикой и армией»

На прошлой неделе в Израиле был обнародован отчет комиссии Шелаха — точнее, его публичная версия. Доклад касается гражданского контроля над армией и содержит такие резкие выводы, что некоторые депутаты отказались его подписывать.

Вкратце речь идет о том, что командование ЦАХАЛа само, без участия правительства, определяет военную стратегию государства, включая расходы на оборону. Так, к примеру, пятилетний план развития вооруженных сил составлен в 2015 году генштабом и согласован лишь с министрами обороны и финансов. Тогдашний глава миноброны Моше Яалон утверждал его практически единолично, не привлекая к обсуждению членов комитета по обороне и безопасности. В план заложены «беспрецедентные» ассигнования на сумму более полмиллиарда шекелей, а новый министр обороны Авигдор Либерман не исключает, что этих денег может не хватить.

Предыдущие пять лет ЦАХАЛ функционировал и вовсе без всякого плана. Национальный совет по обороне при канцелярии премьер-министра фактически лишен полномочий по влиянию на армию. Недостаточная компетентность политического руководства сказалась на итогах всех последних военных операций, в том числе на операции «Нерушимая скала» и ходе Второй Ливанской войны. Но до сих пор из этих просчетов не было извлечено никакого урока.

Совсем коротко можно сформулировать эти выводы так: между правительством и армейским командованием отсутствует взаимодействие. Общественность и вовсе выключена из этого процесса под предлогом секретности. В вопросе подготовки ЦАХАЛа к предполагаемому военному конфликту действительно много информации, не подлежащей разглашению. Однако люди испытывают на себе результаты этого разлада, они платят налоги, львиная доля которых идет на нужды безопасности, а потому имеют право знать, что происходит в этой сфере.

Обычно в Израиле общество занимает сторону армии, когда речь идет о военных конфликтах. Еще в начале 2000-х, во время операции «Защитная стена» появился лозунг «Дайте ЦАХАЛу победить!», обращенный к правительству. Политическое руководство не раз и не два в истории обвиняли в позорной и преступной нерешительности. В книге «Эшколь, отдай приказ!» полковник в отставке Ами Глуска анализирует ситуацию накануне Шестидневной войны и приводит рассказ Ариэля Шарона, занимавшего пост завотделом по инструктажу в генштабе и командира одной из дивизий. По словам Шарона, армия была в двух шагах от военного переворота, поскольку правительство Леви Эшколя не решалось нанести превентивный удар по антиизраильской коалиции. Израиль объявил мобилизацию резервистов, ЦАХАЛ занял позиции на границах, было даже создано — впервые в нашей истории — правительство национального единства. Но руководство медлило, надеясь решить проблему дипломатическим путем. Вот тогда генерал-майор Ариэль Шарон предложил главнокомандующему Ицхаку Рабину начать наступление, не дожидаясь приказа «сверху». Как вспоминал Шарон много лет спустя, ему казалось, что само правительство «восприняло бы это с облегчением».

Свидетельство Шарона и книга Глуски дала повод для многочисленных спекуляций на тему, возможен ли в Израиле военный путч и переход власти в руки армии. Сам Шарон не раз и не два повторил, что речь шла лишь о принятии решения, а не об узурпации власти. Тем не менее, в этой истории отражен все тот же конфликт между правительством и высшим генералитетом.

Правительство действительно заслуживает упрека и в нерешительности, и в уклонении от контроля над оборонной сферой. Но и генералы — не святые. В отсутствие гражданского контроля они порой ставят во главу угла не соображения безопасности, а материальные интересы и амбиции армейской верхушки.

В Израиле, по сути, нет нужды в военном перевороте, поскольку высокопоставленному офицеру в отставке всегда открыта дверь в политику. Перефразируя известную мудрость на израильский манер, плох тот генерал, который не мечтает стать премьер-министром. Поэтому многие военные командиры, еще находясь на своих постах, начинают вести себя, как политические деятели. Грань между политикой и армией становится все тоньше, как стало ясно в прошлом году, когда министр обороны (и бывший глава генштаба) Моше Яалон провозгласил право офицеров ЦАХАЛа публично высказывать свое мнение, даже если оно противоречит позиции правительства. Поводом стало заявление генерала Яира Голана о том, что он видит сходство между современным Израилем и Германией 30-х годов.

Этот инцидент вызвал острые дискуссии, суть которых сформулировал министр Юваль Штайниц: «Государство управляет армией, а не армия — государством…». Однако, как показывает отчет Шелаха, когда государство устраняется от управления, армия, а точнее, ее руководители, берутся управлять сами. И далеко не всегда это идет на пользу государству. (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского публициста Александра Непомнящего, под заголовком «В погоне за тенями»

Недавно был рассекречен отчет об усилиях израильской разведки «Моссад» по поиску, поимке и ликвидации нацистов. Чем руководствовалось еврейское государство, кого удалось устранить, кому покровительствовали власти латиноамериканских стран, и почему один лишь Адольф Эйхман «удостоился» открытого процесса.

Занимающий более 400 страниц и составляющий три тома отчет был написан для исторического отдела «Моссада» его сотрудником Йосефом Хеном (Хейницом). Уроженец местечка Лахва, принадлежащего сегодня Белоруссии, Хен подростком сумел бежать из нацистского гетто, а затем, накануне провозглашения Израиля, был одним из организаторов отправки к берегам страны знаменитого судна «Эксодус», ставшего символом нелегальной репатриации.

Теперь мы знаем, что поиски «Моссадом» нацистов были инициированы дважды — в конце 1950-х годов, а затем, двадцать лет спустя, в 1977-м. Оба раза это происходило не из оперативных соображений, а вследствие решений политического руководства. И в обоих случаях можно со значительной степенью уверенности утверждать, что связанные с этим поиском операции отнюдь не являлись основным приоритетом спецслужбы. В первый раз, на рубеже 50-х и 60-х годов прошлого века, это было, судя по всему, полуофициальное, устное обращение лидера государства Давида Бен-Гуриона к главе объединенного комитета руководителей всех израильских секретных служб, по совместительству возглавляющему «Моссад», легендарному Исеру Харелю.

В 1968 году возглавивший «Моссад» Цви Замир убедил премьер-министра Леви Эшколя прекратить «активный поиск» нацистских преступников, влетавший государству в копеечку, ограничившись сбором информации и «доведением ее до сведения властей» тех стран, где обнаруживались убийцы еврейского народа. Однако 9 лет спустя, в 1977 году, ставший главой правительства Менахем Бегин, убежденный в необходимости возмездия над нацистскими палачами, инициировал первое в своем роде официальное правительственное решение в этой сфере.

Читать дальше: Как «Моссад» искал, ловил и ликвидировал нацистов