Зоопсихология указывает на причины дедовщины в Беларуси (часть 2)

Статистика солдатских смертей в Вооруженных Силах наших дней не так ужасает — но она всё ещё есть. За 2012 год только в Вооружённых Силах Беларуси погибли 5 человек. Двое срочников покончили с собой. В августе 2013 в 103-й мобильной бригаде, что в Витебске, повесился солдат первого периода.

Можно ли решить проблему дедовщины вливанием финансирования в армию или ужесточением наказаний за неё? Может быть усиление борьбы правозащитников решит эту проблему? Или создание только контрактной армии?

Нам видится, что только знание зоопсихологии может помочь в решении этой проблемы при условии реализации справедливой политики в обществе в целом. И в этой части мы рассмотрим основы психологии, а также зоопсихологии в приложении к людям.


Психология дедовщины — один из разделов зоопсихологии

Механизм — психология — возникновения и воспроизводства дедовщины не столько труден для понимания, сколько неприемлем для осознания самодовольными людьми. Однако искать ответы на вопросы о дедовщине во фрейдизме или рассуждениях классической психологии о различии темпераментов сангвиников, холериков и прочих — бесполезно.

Надо вспомнить общешкольный курс биологии, известный всем, и заглянуть в собственную психику. Можно утверждать, что информационно-алгоритмическое обеспечение поведения всякого человека включает в себя:

  • врождённые инстинкты и безусловные рефлексы (как внутриклеточного и клеточного уровня, так и уровня видов тканей, органов, систем и организма в целом), а также и их оболочки, развитые в культуре;
  • традиции культуры, стоящие над инстинктами;
  • собственное ограниченное чувствами и памятью разумение (интеллект);
  • «интуицию вообще» — то, что всплывает из бессознательных уровней психики индивида, приходит к нему из коллективной психики, является порождением наваждений извне и одержимости в инквизиторском понимании этого термина;
  • водительство совестью, осуществляемое на основе всего предыдущего, за исключением наваждений и одержимости как прямых вторжений извне в чужую психику вопреки желанию и осознанной воле её обладателя.

Заметки на полях

Совесть — врождённое религиозное чувство (т.е. чувство взаимосвязи души индивида с Богом), замкнутое на бессознательные уровни психики личности. Функциональное назначение совести в психике личности — в диалоге сознания и бессознательных уровней психики упреждающе уведомить индивида, что те или иные его намерения и проистекающая из них деятельность (в том числе и соглашательство с определёнными мнениями и деятельностью других людей) — греховны.

Совесть и стыд это — два средства, которые позволяют индивиду стать человеком. Если их подавить — получается человекообразная нелюдь, не способная стать человеком до тех пор, пока стыд и совесть не пробудятся вновь.

В психике всякого индивида есть возможное или действительное место всему этому. Но есть и то, что выделяет человечество из биосферы планеты, однако на это биология, психология и социология внимания не обращают, и об этом не пишется ни в школьных, ни в вузовских учебниках. Суть этого умолчания состоит в следующем:

В зависимости от того, какая из пяти названных выше компонент алгоритмического обеспечения поведения доминирует в психике индивида, всякая особь биологического вида «Человек разумный» может быть носителем одного из четырёх более или менее устойчивых в течение взрослой жизни типов строя психики:

  • Так, если в большинстве ситуаций индивид действует опираясь на инстинкты, то он мало отличим от животного.
  • Если он в подавляющем большинстве ситуаций жизни руководствуется культурными программами и стереотипами поведения, может подавить инстинкты с помощью них, но при необходимости творчески подойти к проблеме действует на автомате, стереотипно, как зомби, то он мало отличим от запрограммированного робота, только на биологический основе.
  • Если индивид может переступить и через инстинкты и через программы поведения и способен самостоятельно и творчески выработать новые программы поведения как для себя и для окружающих, опираясь на собственный интеллект, но при этом не слушает совесть, то он мало отличим от персонажа стихотворений А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова с одинаковым наименованием «Демон». Обретая ту или иную власть в обществе, демонизм требует безоговорочного служения себе, порождая самые жестокие и изощрённые формы подавления окружающих. Один из наиболее изощрённых вариантов проявления принуждения окружающих к добродетельности, в качестве образца поведения привёл Ф.М.Достоевский в «Селе Степанчиково и его обитателях» (Фома).
  • И только того можно назвать состоявшимся, Человеком с большой буквы, кто в большинстве случаев жизни, то есть статистически чаще, действует в соответствии с рекомендациями, даваемыми через совесть, которая внутренне даёт осознать что есть добро и зло, является тайником души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка, способностью распознавать качество поступка, чувством, побуждающим к истине и добру, отвращающим ото лжи и зла, невольной любовью к добру и к истине, прирождённая правда внутри человека (статья «совесть» в словаре В.И. Даля), которую можно либо развить, либо подавить в своём личностном развитии. Совесть является той компонентой, действующей в психике, которая предостерегает личность от неблаговидных поступков и побуждает к нравственному росту, развитию лучших человеческих качеств личности. Соответственно этому обстоятельству он выстраивает свои личностные взаимоотношения с Богом по Жизни осмысленно, волевым порядком искренне способствует осуществлению правды-истины так, как это чувствует и понимает. Обратные связи (в смысле указания на его ошибки) замыкаются свыше тем, что человек оказывается в тех или иных обстоятельствах, соответствующих смыслу его молитв и намерений. Иными словами, Бог говорит с людьми языком жизненных обстоятельств.

Ещё один тип строя психики люди породили сами.

  • Опущенный в противоестественность строй психики — когда субъект, принадлежащий к биологическому виду «Человек разумный», одурманивает себя разными психотропными веществами: алкоголем, табаком и более тяжёлыми наркотиками наших дней. Это ведёт к противоестественному искажению характера физиологии организма как в аспекте обмена веществ, так и в аспекте физиологии биопoля, что имеет следствием множественные и разнообразные нарушения психической деятельности во всех её аспектах (начиная от работы органов чувств и кончая интеллектом и волепроявлением), характерных для типов строя психики животного, зомби, демонического (носители человечного типа строя психики не одурманивают себя). Так человекообразный субъект становится носителем организации психики, которой нет естественного места в биосфере, и по качеству своего поведения оказывается худшим из животных. При этом, если у субъекта возникает зависимость от дурманов, то он обретает стойкое искажение своего биополя. И соответственно, по параметрам своего духа он перестаёт принадлежать к биологическому виду «Человек разумный». Кроме того большинство дурманов являются генетическими ядами, т.е. они нарушают работу хромосомного аппарата и разрушают хромосомные структуры тех, кто их принимает в свои организмы. Дефективные хромосомные структуры передаются потомству, что так или иначе подрывает их здоровье, потенциал личностного развития и творчества. Это тем более имеет место, если зачатие происходит до того, как системы восстановления хромосомных структур, действующие в организме, успевают исправить повреждения. Но если генетические яды поступают в организм слишком часто и в таких количествах, что системы восстановления хромосомных структур организма не успевают исправлять все повреждения, то потомство просто обречено на вырождение. Именно эти обстоятельства и позволяют назвать этот тип строя психики, — порождённый самими людьми и воспроизводимый культурой общества, — опущенным в противоестественность.

Для человечного строя психики нормальна — неформальная, внедогматическая и внеритуальная вера Богу по жизни и действие в русле Промысла Божиего по своей доброй воле, т.е. для человека нормально язычество в Единобожии.

Зоопсихология указывает на причины дедовщины в Беларуси (часть 2 из 2)

Изображение: kob-media.ru

Тип строя психики обусловлен воспитанием, т.е. недостижение личностью к началу юности человечного типа строя психики — результат порочности культуры общества и неправедного воспитания со стороны родителей. Поэтому будучи взрослым и осознавая этот факт, человек способен перейти от любого типа строя психики к человечному — основе для дальнейшего личностного и общественного развития.

В зависимости от статистики распределения людей по типам строя психики общество порождает и свою социальную организацию, развивает свою культуру, либо способствуя консервации достигнутого состояния и рецидивам попыток рабовладения, либо способствуя тому, чтобы человечный строй психики был признан нормой и гарантированно воспроизводился культурой при смене поколений в качестве основы для дальнейшего личностного и общественного развития народов и человечества в целом.

Отступление об этапах развития представителя вида «Человек разумный»

Среди инстинктов человеку свойственен и инстинкт самосохранения, который в его психике алгоритмически связан с некоторыми другими программами инстинктивного поведения. В животном мире инстинкт самосохранения управляет всей врождённой и приобретённой алгоритмикой реакции особи всякого вида на реальную опасность или иллюзорную видимость опасности. В животном мире все поведенческие программы, подчинённые инстинкту самосохранения, разделяются на два класса, которые можно именовать по наиболее ярко проявляющемуся в каждом из них действию:

  • либо «УБЕЖАТЬ» (в том числе и спрятаться, замаскироваться на фоне окружающей обстановки, чтобы стать «невидимым» для опасности, а также и не входить в зону действия опасности, упреждающе учуяв её);
  • либо «НАПАСТЬ САМОМУ».

Кроме того, в животном мире части биологических видов свойственна стадность и стайность. Стадность-стайность в животном мире порождает определённое качество силы, перед которой не могут устоять даже самые свирепые и сильные одиночки как своего собственного, так и других видов: и те, для кого представители стадного вида — пища, и те, кто сам может быть пищей для стаи.

Русский язык делает различие: те, на кого охотятся, именуются стадом; те, кто охотится, именуются стаей. Хотя алгоритмика образования и того, и другого на основе объединения множества особей во многом сходна, но есть и разница, которая состоит прежде всего в том, что детёныши всегда пребывают в стаде, будучи под защитой его силы; а в охотах стаи участвуют только достаточно взрослые особи, самки же охраняют детёнышей вне охотящейся стаи. Но в любом из случаев вследствие порождения определённого качества силы алгоритмика стадно-стайного поведения сопряжена не только с алгоритмикой добывания пищи, но и с инстинктом самосохранения.

У человека инстинктивная алгоритмика поведения способна порождать как стадность, так и стайность — в зависимости от обстоятельств. И в зависимости от обстоятельств инстинкт самосохранения, переключаясь с реакции типа «напасть самому» на реакцию типа «убежать», может быстро обращать уверенную в себе «стаю» «Homo Sapiens» в трусливое «стадо», а обратное переключение с «убежать» на «напасть самому» также быстро способно превращать трусливое «стадо» «Homo Sapiens» в беспощадную «стаю».

И стадность, и стайность в алгоритмике коллективного поведения «Homo Sapiens» порождается на основе нечеловечных типов строя психики (в том числе и в разного рода массовых уличных акциях социального протеста). При этом у вида «Homo Sapiens» инстинктивно обусловленная алгоритмика стадно-стайного поведения стирает личностное своеобразие каждого, кто охвачен ею, поддавшись чувству стадности-стайности.

Под «волей» в самом общем смысле этого слова в данном контексте мы понимаем способность индивида подчинять достижению осознаваемых им целей (иными словами, воля вовсе не обязательно выражается в подчинении себе, хотя «подчинение себе» тоже может быть целью приложения личностной воли) разного рода ресурсы, обстоятельства и течение событий, т.е. способность управлять ими (иначе говоря, воля — осознаваемая индивидом целенаправленность его разного рода способностей).

Зоопсихология указывает на причины дедовщины в Беларуси (часть 2 из 2)

Изображение: kob-media.ru

Для человека — в смысле носителя человечного типа строя психики — естественно обеспечение безопасности как личностной, так и коллективной вплоть до общественной в целом на основе подчинения его воле, осознанной и целеустремлённой, обеих способностей: как упреждающе чувствовать опасность, и не входить без промыслительной надобности в зону опасности; так и действовать в зоне опасности, осуществляя поставленные цели, устраняя или преодолевая опасность на основе осознанно целесообразных волевых действий, лежащих в русле Промысла. Т.е. на носителей нечеловечных типов строя психики сказанное в этом абзаце не распространяется.

Носители животного типа строя психики и зомби — безвольны. Воля проявляется только в деятельности носителей человечного и демонического типов строя психики.

Входить зону опасности? либо не входить в неё? а если войти, то что в ней делать? — определяется самим человеком по совести в нормальном единстве эмоционально-смыслового строя его психической деятельности тем, как человек чувствует и понимает свою миссию в осуществлении Промысла Божиего. И человек должен различать в себе как животные инстинктивно обусловленные страхи и повадки, рядящиеся в различные культурные оболочки, так и целесообразность действий, лежащую в русле Божиего Промысла. В этом и состоит храбрость человеческая.

Носители типов строя психики зомби и демонического отчасти тоже неподвластны инстинкту самосохранения, однако это — неподвластность на основе искусственно культивируемой ущербности алгоритмики психики. На особенности алгоритмики психики зомби и демонов мы отвлекаться не будем, не имея такой необходимости в русле тематики настоящей работы, и потому скажем кратко: для них характерны не храбрость, а невменяемость, т.е. они не ощущают опасности ни заблаговременно, ни находясь в зоне её действия, либо, ощущая, не воспринимают, не расценивают её в качестве таковой. «Храбрость» в стиле зомби расценивается сторонними наблюдателями как «фанатизм», запрограммированность автомата, который сам не может выйти из отрабатываемой им программы. Ещё в конце 1960-х — начале 1970-х гг. на островах Тихого океана (Филиппины, в частности) некоторые солдаты Японской императорской армии в одиночку и группами продолжали вести войну против США. Такие случаи были не единичны, и как показала практика, один из способов прекратить боевые действия с их стороны — было найти в Японии их командира, который бы вошёл в контакт со своими бывшими подчинёнными и отдал бы им соответствующий легитимный для них приказ. Если найти их командира не удавалось, то оставалось одно — проводить полноценную войсковую операцию по ликвидации или взятию в плен продолжавших воевать солдат давно разгромленной армии.

Читать дальше: Зоопсихология указывает на причины дедовщины в Беларуси (часть 2)