Евросоюз 2.0: как хотят реформировать «Единую Европу»

Образ Евросоюза как самого успешного интеграционного проекта в истории серьезно потрепан системным кризисом последних лет. Руководство ЕС и лидеры крупнейших европейских стран согласны с необходимостью кардинальных перемен и выдвигают свои концепции обновленного Евросоюза. Европейский мейнстрим — централизация «Единой Европы»: создание общеевропейской армии, спецслужб, проведение общей миграционной и внешней политики, учреждение бюджета еврозоны. Однако на самом деле Европа не едина и курсу на продолжение интеграции оппонирует восточноевропейская фронда, стремящаяся к возвращению «Европы национальных государств». Неоднородность Евросоюза, инертность институтов ЕС и неопределенность в отношениях европейцев с США и НАТО не способствуют проведению серьезных реформ, и будущим Европы вместо обновления может стать вялотекущий хронический кризис.
Проект Меркель: «Европа двух скоростей»
В начале года, на пике разговоров о крупнейшем кризисе Европейского союза в его истории, самый влиятельный человек в ЕС — канцлер Германии Ангела Меркель высказалась за отказ от принципа «европейской солидарности» и дифференцированный подход к различным странам — членам Евросоюза как единственный способ преодоления системного кризиса.
«История последних лет показала, что в ЕС и дальше будут существовать различные скорости, что не все непременно будут участвовать в тех или иных интеграционных шагах», — заявила Меркель по итогам «антикризисного» саммита ЕС на Мальте 3 февраля.
До этого концепция «Европы разных скоростей» не поддерживалась политиками такого высокого уровня. Однако после выступления Меркель она была предложена в качестве базовой концепции продолжения европейской интеграции на юбилейном саммите ЕС в Риме и получила одобрение тогдашнего президента Франции Франсуа Олланда. После этого «многоскоростную Европу» начали воспринимать как совместную инициативу двух крупнейших стран ЕС.
«Европа двух скоростей» предполагает признание неоднородности Евросоюза, вследствие которой ведущие, наиболее развитые страны ЕС должны продолжить интеграцию друг с другом, а аутсайдеры — остаться на обочине и в новых интеграционных проектах не участвовать.
У концепции «многоскоростной Европы» есть глубокие исторические и экономические основания. Исторический центр Европы («голубой банан» в терминологии французского географа Роже Брюне) на протяжении более чем тысячи лет остается неизменным. Это регион от Северного моря до Альп, расположенный на стыке Германии, Франции, Италии и стран Бенилюкса.
Этот регион был центром империи Карла Великого — первого крупного проекта европейской интеграции, и за тысячу с лишним лет после Каролингов принципиально ничего не поменялось. Страны европейского «ядра» являются основателями Евросоюза; на стыке Франции, Германии и Бенилюкса расположены столицы «Единой Европы» Брюссель, Люксембург и Страсбург; основной экономический, технологический, демографический потенциал европейской интеграции расположен в этом «ядерном» регионе ЕС.
Европейский союз основали шесть стран, близких друг другу географически, исторически, культурно, экономически. Объективные условия для интеграции между этими странами формировались столетиями, любые интеграционные проекты друг с другом являются для них естественными и само собой разумеющимися, а совокупный экономический, военный и политический вес Германии, Франции и других «отцов-основателей» таков, что для слабых стран Восточной и Южной Европы присоединение к их союзу было возможно только в качестве периферии и «бедных родственников».
Несмотря на 350 миллиардов евро, выделенных с 2004 года из бюджета ЕС на страны Восточной Европы в рамках политики выравнивания, различия между разными частями Старого Света остаются непреодолимыми. Согласно последнему «Индексу региональной конкурентоспособности», каждые три года публикуемому Еврокомиссией, все наиболее конкурентоспособные европейские регионы расположены в странах Западной и Северной Европы, и ни одного — в новых странах ЕС. К самым неконкурентоспособным, напротив, зачастую относятся страны «Новой Европы».
Еще больший дисбаланс в Европейском союзе выдает анализ формирования бюджета ЕС. Страны Евросоюза четко делятся на доноров и реципиентов. Водораздел между ними проходит по одному критерию: кто отчисляет в общий бюджет больше, чем получает из него, и наоборот. По данным французской Le Figaro, в списке из 18 стран — реципиентов европейской интеграции присутствуют все 11 стран ЕС из Центральной и Восточной Европы, вступивших в «европейскую семью» в 2004 и 2007 годах. «Новая Европа» находится на иждивении у «Старой», и с течением времени это обстоятельство вызывает всё большее раздражение у западных европейцев.
Концепция «многоскоростной Европы» предполагает избавление доноров Евросоюза от сдерживающего их развитие «балласта» периферийных стран-реципиентов.
Читать дальше: Евросоюз 2.0: как хотят реформировать «Единую Европу»