Николай Петрушенко: С кем вы, мастера акций за отмену смертной казни?

В Беларуси завершилась информационная кампания «Неделя против смертной казни». Учитывая, что координатор этого проекта правозащитник Андрей Полуда в этом году лично участвовал в обсуждении обозначенной проблемы с общественными активистами Орши, мы можем с полным основанием считать оршанскую дискуссию зеркалом, в котором отразились многие оттенки этого сложного явления. На стороне противников применения «высшей меры социальной защиты» прежде всего убедительный мировой опыт. Сегодня в Европе Беларусь – единственная страна, где все еще применяется смертная казнь. Среди множества приведённых в докладах, содокладах, выступлениях участников дискуссии аргументов — большинство из той серии, где упор делается на чувства людей, где психологическое воздействие опережает мышление… Да и тема дискуссии «Репрессии НКВД и смертная казнь», равно как и развёрнутые фотовыставки, и представленный видеофильм, и личные воспоминания о репрессированных предках в этом плане безотказно работали прежде всего на эмоции и чувства.
Что касается аргументов противников моратория на применение смертной казни, то тут «профи» из кампании «Правозащитники против смертной казни» демонстрируют непростительную неосведомленность и нежелание слушать наиболее убойные аргументы. Например, такие:
Если отмена смертной казни действительно волнует демократическую общественность, то почему от США нет чёткого и однозначного примера присоединения к мораторию на применение электрического стула?
Почему отечественные агитаторы за отмену смертной казни, смело и решительно бичующие страны, не присоединившиеся к мораторию, стыдливо умалчивают о самом свежем скандале в ООН, где при голосовании за резолюцию, осуждающую применение смертной казни по мотивам «вероотступничество, богохульство, супружеская неверность и гомосексуальных отношений» 13 участников голосования высказались против?
Почему этот показательный пример из новейшей истории мировой дипломатии обходится вниманием? Не потому ли, что замалчивать его выгодно дирижёрам наших мастеров акций за отмену смертной казни?
Как могло случиться, и какие выводы следуют из того, что США – этот светоч демократии и пример гумманизма, откуда идёт поток грантов всем радетелям за отмену смертной казни и легализацию агитации за право сексуальных меньшинств выставлять напоказ свои пристрастия — проголосовали против своих же лозунгов и ценностей? Позволяя правой рукой исламским фундаменталистам и дальше публично забивать на городской площади камнями изнасилованных девушек, американские стратеги учат наших грантососов осуждать Беларусь за приведение в исполнение приговора Верховного Суда о смертной казни бандитам, которые в Могилёве живьём закапывали на сельских погостах собственников «проданных» квартир.
Да это же самый яркий пример двойных стандартов!
Но нигде так не проявилась политизация проблемы смертной казни, как в докладе инициатора проекта «Хайсы — Витебские Куропаты» Яна Державцева. Считать политические репрессии в СССР «геноцидом», на чём настаивал докладчик — верх цинизма. С этим утверждением согласится каждый, кто включит мозги. Международный правовой статус термин «Геноцид» получил после Второй мировой войны в декабре 1948 года («Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него») как понятие, определяющее тягчайшее преступление против человечества.
Конвенция не содержит положений, которые допускали бы его ретроактивное применение. Напротив, ООН однозначно исходит из того, что цель Конвенции возложить ответственность за преступление против человечества только на реальных преступников! А не мифическое прошлое.
В свете этого примера поддержка такого безответственного заявления Яна Державцева – свидетельство политической всеядности оршанских «активистов».
Более содержательным в этом плане был представленный аудитории Полиной Степаненко краткий экскурс в историю смертной казни в СССР. Но и здесь восторжествовал отказ от серьёзного анализа причин и условий, породивших широкое применение смертной казни в стране победившего социализма.
Готовясь к участию в дискуссии, я в день профессионального праздника архивистов посетил государственное учреждение «Зональный государственный архив в г. Орше», поздравил коллектив, который давно знаю, как «надёжных и компетентных проводников в прошлое». Без прошлого, как известно, нет будущего. Работа в Архиве позволила мне представить на дискуссии краткий обзор содержания архивного фонда под шифром BY ЗГАОрш ф. 1442
Увы, на присутствующих «демократов» он имел предсказуемую реакцию… Никто из них и не собирается листать постаревшие от времени папки с делами по обвинению граждан в контрреволюционных действиях, воровстве, взяточничестве, спекуляции. В далёком 1918 году рассмотренные революционным трибуналом исполнительного комитета Оршанского уездного Совета рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов уголовные дела — интереснейшие страницы истории Оршанщины. До 1951 года они хранились в смоленском архиве, после чего были переданы на хранение в Витебск. В 2006 году материалы этого фонда были перемещены в Оршу, ближе к потенциальным исследователям. Это правильное решение! Увы, я единственный пока, кто интересуется подобными страницами путём их прочтения, а не криками «Знаем!», «Хватит!», «Долой!», «Ганьба!»…
Печально, но это так! В подобных аудиториях господствует ошибочное представление о том, что о политических репрессиях в СССР всем всё давно известно, а главное, якобы, скрывают от общества…
Чтобы опровергнуть укоренившееся мнение о революционных событиях 100 летней давности, когда советская власть, по версии дирижёров психологической войны, рождалась, как «власть некоего монстра, развязавшего террор и геноцид», докладываю итоговую резолюцию Оршанского ревтрибунала по одному весьма показательному делу.
Рассмотрев представленные материалы о вооружённом нападении на отряд красноармейцев группы граждан, отбивших у «продотряда» лошадь и корову, члены ревтрибунала двоих признали виновными, одного оправдали. Вы не поверите, но даже изъятые в качестве вещественных доказательств 6 винтовок продотрядовцев, не подвигли «кровавых комиссаров» на суровое наказание жителей деревни Багриново Машканской волости Оршанского уезда. Обвиняемых, как свидетельствует архивный документ (BY ЗГАОрш ф. 1442, опись 1, дело 12, лист 25), оштрафовали каждого по 1000 рублей. За такое преступление любителей нападать на судебного исполнителя и вооружённую милицию не погладят по головке ни в одной стране. А тут такой гуманизм в апреле 1918 года. Гражданская война к этому времени ещё не ожесточила противоборствующие стороны…
Примерно в это же самое время в Выборг вступили войска Финляндии, которые устроили массовые расстрелы горожан. Этот пример стоит особого размышления в свете того, что ныне в преддверии столетия в Хельсинки отчеканена юбилейная монета… со сценой расстрела времён гражданской войны.
МИД России молчит… Правозащитники и прочие ОБСЕ на эту акцию русофобии стыдливо закрыли глаза и уши, не видят и не слышат о нарушении конвенций ООН, запрещающих пропаганду геноцида. Такое ощущение, что у русских нет элементарных прав. Сегодня их расстреливают в сценах на аверсе юбилейных монет, завтра увековечат эту мерзость на медалях палачам… Всё как в окнах Овертона, и всё по рецептам гибридной войны.
Так с кем вы, мастера акций за отмену смертной казни?
Сегодня нет смысла углубляться в истоки ожесточения классовой борьбы. Отмечу лишь, что в том же 1918 году антибольшевистским Комитетом членов Учредительного собрания были созданы первые карательные органы. В августе был создан Чрезвычайный суд, в сентябре введена смертная казнь, в октябре установлено военное положение и введены военно-полевые суды. Позже самих членов «Комуч» в статусе изгнанных матросом Железняковым из зала заседаний, расстреляют по приказу адмирала Колчака.
Читать дальше: Николай Петрушенко: С кем вы, мастера акций за отмену смертной казни?