Художника говном обидеть может каждый.

Тоталитарные режимы угнетают свободных людей. Репрессии КГБ обрушиваются на нашу жизнь. Тридцать седьмой год вернулся. Провокаторы с Лубянки проникают тайком в жилища диссидентов и борцов с путинским режимом, специально выдавливают и похищают зубную пасту из тюбиков, облучают квартиры невидимыми радиоактивными лучами, а также разводят грязь и принесенных тараканов. Эпоха Большого Террора 2.0 набирает обороты. В Жан-Жаке в митболах появился вкус ежатины и ягоды, а парковка для гироскутеров отсутствует второй год. В Торонто по личному приказу террана Влада Путина у главреда “Нашей Канады” Моисея Жидоплясова два агента ГРУ, замаскированных под афроканадцев, в открытой форме похитили новенький айфон и двести долларов. А в Чикаго отказались приравнять украинцев к геям для получения дополнительных квот на велфер. В Украине Порошенко по приказу Путина сознательно поднимает тарифы на ЖКХ для населения, чтобы вызвать недовольство властью Порошенко.

Лучем света в темном царстве Мордора издревле являлась творческая интеллигенция. Творцы, художники и поэты несли свет элитарного искусства и традиционно были оппозиционно настроены по отношению к режиму, будь он княжеский, царский, советский или чекистский. А также презирали чернь, быдло, ватников и анчоусов, ибо их скудоумие, отравленное дешевой пропагандой по зомбоящку, не в состоянии объять всю глубинную суть идей высокого искусства. Творцы высокого штиля завуалированно выражали свою борьбу с серостью и обыденностью в утонченных перфомансах пост-модернизма, инсталляциях говном и хэппенигах по заветам арт-группы «Война». Художник Павленский, Пусси Райот, акционист Энтео и продюсер Петя Верзилов стали символами другой России, вызывая шквал аплодисментов у Мадонны, Стинга, Боно, Лии Ахеджаковой и прочей творческой богемы.

Кирилл Серебрянников стал новым кумиром креативного класса. Его авангардные постановки с обилием откровенных гей-сцен, нудизма и тяге к чадосластию стали неотъемлемой частью московской театральной тусовки. Под аплодисменты утонченной публики актеры в пьесах Серебренникова занимались сексом, танцевали голыми, испражнялись на сцене, но мысленно держа в кармане фигу режиму. Фрондерство Кирилла Серебрянникова и стало главным отправным моментом в его незаконном аресте. Именно это, а не какие-то финансовые махинации, вызвало ярость русского диктатора. Художника говном обидеть может каждый, и КГБ включило свой репрессивной аппарат в адрес творца на полную мощность, арестовав его посреди дня, ночью тайком в одних носках увезя на автомобиле «Хлеб» Германа Стерлигова.

Может быть, режиссёр и присвоил себе часть из шестидесяти восьми миллионов, выделенных проклятым режимом на его сценические перфомансы. Но разве это может являться подлинной причиной для ареста? Никто же не арестовывает авторов «Взломать блогера», «Защитники» или «Викинга». Учитывая, что гей-лобби в министерстве культуры этой страны будет посильнее даже мафии армянских режиссеров. Тем более, что в планах Кирилла Серебренникова была полноценная гей-чадосластная драма об отношениях Виктора Цоя, его дочери Аниты Цой и друга их семьи Бориса Гребенщикова. Что вызвало бы восторг и аплодисменты как минимум у половины депутатов Госдумы, и особенно комитета по культуре.

Читать дальше: Художника говном обидеть может каждый.