Белорусские народные сказки. Особенности национального фольклора

Белорусские народные сказки. Особенности национального фольклора

Никакая другая форма фольклора не представлена в Беларуси так широко, как сказки. Белорусские сказки ожидаемо весьма похожи на русские, но имеют ряд своих неповторимых особенностей. Например, среди них много совсем коротких — и такие сказки-малютки выделяют в отдельную, особую категорию. Но и среди длинных, и среди коротких сказок лидируют сюжеты, где главными действующими лицами выступают животные.
Если в русских народных сказках значительная доля приходится на волшебные сюжеты, то подобный сегмент у белорусских намного меньше, животные-герои же царят везде и всюду. Немало и бытовых сюжетов, нередко с сатирическим уклоном — высмеивающих привилегированные классы общества и показывающих, порой в аллегорическом ключе, непростую жизнь бедного крестьянства. Белорусские сказки начали свой путь в литературу довольно поздно: собирать и записывать их стали лишь в начале прошлого столетия, а первые печатные сборники и исследования сказочного материала появились только в середине второго десятилетия XX века.
Интересная разновидность сказок — те, что имеют много общего с легендами. Они в доступной форме преподносят версию того, как образовалось то или иное явление.
Здесь разброс тем очень большой: от практически мифов, зачастую космогонических, приоткрывающих завесу над тайнами мироздания, до простеньких сказок в духе Киплинга, сообщающих историю происхождения тех или иных животных или их повадок.
Вот с последнего типа, пожалуй, и начнем. А точнее — со сказки «Почему барсук и лиса в норах живут».
Когда-то, повествует сказка, все звери обходились без хвостов, а исключением был только царь зверей, носивший хвост как державу со скипетром, вместе взятые. Бесхвостые звери, надо сказать, страдали — в основном от невозможности разогнать гнус. Это хорошо, что белорусы, придумывавшие эту сказку, упустили из виду далеких от них обезьян, а то жить бы им с грузом на совести за геноцид мартышечьего народа, дружно убившегося при падении с деревьев. Но и мошкару лев, как государь справедливый, посчитал достаточной причиной для раздачи подданным хвостов. И все звери были оперативно извещены о таком акте неслыханной щедрости, кроме социопата-медведя, который сподвигся выйти в народ только после прямого государева приказа. И то косолапый, видимо, всё надеялся, что оно как-нибудь само рассосется, донельзя медленно собираясь к царскому двору. Выдвинувшись наконец, он, в лучших традициях махровых прокрастинаторов, сначала решил последовать примеру Винни-Пуха и немножечко подкрепиться, потом срочно надумал устроить водные процедуры, чтобы отмыться от меда, а после и вовсе устроил себе сиесту, сиречь послеобеденный сон.
Читать дальше: Белорусские народные сказки. Особенности национального фольклора