Ярослав Романчук: Ползучий анаболический рост

Беларусь в стагнационной ловушке
За январь – сентябрь 2017 г. белорусская экономика приросла на 1,7%. По формальным признакам рецессия в стране закончилась. ВВП находится в зоне положительных значений более двух кварталов подряд. Совмин утверждает, что его план по выходу из кризиса сработал. Министры заверяют, что старая модель по-прежнему сильна и конкурентоспособна. В очередной раз обошлось без либерализации, приватизации и структурных изменений. Без изменения структуры производства и собственности. Чудо? Нет, результат целенаправленных действий белорусской власти по экстренному стимулированию экономического роста. Плюс благоприятная ситуация на традиционных для белорусских производителей рынках сбыта, а также устойчивый экономический рост в нашем регионе.
По прогнозу МВФ в 2017 г. ВВП в переходных странах Центральной, Восточной Европы увеличится на 4,5% и до 2022 г. не будет опускаться ниже 3,2%. Развивающиеся страны Азии будут расти на 6,2 – 6,5% ВВП в год. Даже развитые страны мира в 2017 г. покажут экономический рост на 2%. Поэтому белорусские 1,7% на этом фоне не являются чем-то экстраординарным или уникальным, особенно в контексте роста российской экономики на 1,8% и украинской на 2,0% в 2017 г. и на 3,2% в 2018 г.
Беларусь – малая открытая экономика. Мы сильно завязаны на самочувствие внешних рынков, особенно на рынки нефтепродуктов, калийных удобрений, металлов и продовольствия. В январе – августе 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. экспорт минеральных продуктов увеличился на 27%, черных металлов на 24,1%, продовольственных товаров на 20,4%, машин, оборудования и транспортных средств – на 24,1%. При этом средняя цена экспорта нефти выросла на 31%, нефтепродуктов – на 49,8%, чёрных металлов – на 26,2%. Падение цен на калийные удобрения на 8,2% были с лихвой компенсированы ростом физического объёма экспорта на 34,6%. В январе – июле 2017 г. средняя цена экспорта мяса и мясных субпродуктов выросла на 18%, молока и молочной продукции – на 36,7%. Такой ценовой спурт позволил белорусскому экспорту товаров в январе – августе 2017 г. вырасти на 21,1% при росте импорта на 22,3%.
В январе – августе на Россию приходилось 45,2% всего экспорта товаров. На пять стран приходилось 77,5% белорусского товарного экспорта, на десять – 84,7%. Это больше, чем было городом раньше. Диверсификация ни по товарной номенклатуре, ни по географии поставок не получается. Зато у правительства получилось набрать более $2,5 млрд. очень дорогих внешних кредитов, потому что получение дешёвых после около трёх лет переговоров с МВФ не получилось. Китайская кредитная линия оказалась кстати для финансирования крупных промышленных проектов. В краткосрочном периоде это также отразилось на состоянии бенефициаров китайских кредитов. После продолжительной инвестиционной рецессии в январе – сентябре 2017 г. инвестиции в основной капитал вышли в плюс, увеличившись на 1,4%. При сокращении инвестиций в строительно-монтажные работы на 6,2% закупки машин, оборудования и транспортных средств выросли на 17,3%. Опять же речь идёт не о новых производствах, не об инвестициях «зелёного поля», а о продолжении реализации государственных инвестиционных программ.
Читать дальше: Ярослав Романчук: Ползучий анаболический рост