100 лет революции, преданной потомками

Весна — единственная революция на этом свете,
которая, по крайней мере, всегда имеет успех.
Ф.И.Тютчев
Когда говорят об Октябрьской революции как о революции случайной, совершённой маленькой кучкой экстремистов-большевиков, то это глубочайшее заблуждение.
Она являлась логическим следствием проблем становления капитализма в Европе и индуцированного им накала социальных противоречий, породивших марксизм — теорию о построении нового общества вселенской справедливости.
Да. Сам факт захвата Зимнего и других жизненно важных объектов столицы России можно квалифицировать как переворот. Сталин использовал этот термин.
Но надо понимать, что последовавшая за ним цепь событий стала объективной и неизбежной трансформацией буржуазной революции, которой, собственно, состоятельные буржуа не руководили, тяготея к сохранению царского режима.
Некоторые же из них, как Савва Морозов, внесли свою лепту в революцию странным образом — поддерживая и финансируя большевиков.
Почему февральская революция не стала финалом интеллигентского бунта, свергнувшего царя, а нашла продолжение?
Да потому, что она таила в себе непримиримые внутренние противоречия:
1. Осуществлённая усилиями многотысячной массы рабочих и крестьян-солдат, она не привела к власти тех, кто её совершил. Власть перешла не к ним, а к представителям прежних элит, которые поменяли окрас, став вдруг поборниками конституционных порядков.
2. Главная цель, которую преследовали совершившие революцию трудящиеся, состояла в простом и понятном стремлении — они хотели покончить с неудачной, разорительной и бессмысленной войной вопреки Временному правительству, ратовавшему за продолжения войны с кайзеровской Германией.
3. Хозяйственная разруха, породившая продовольственный кризис, вызвала волну экспроприации: капиталов и производств — в пользу рабочих; конфискации помещичьих земель — в пользу крестьян. Временное правительство справиться с этим движением масс не могло.
Почему же Октябрьская революция случилась скоропалительно, вопреки ожиданиям власти и мелкобуржуазных партий?
Причины, как ни странно, были не философскими, а прозаическими:
? подготовка правительства Керенского после потери Риги к переезду в Москву, что означало возможную сдачу немцам колыбели революции — Петрограда;
? решение командного состава старой армии перебросить весь Петроградский гарнизон на фронт, оставив столицу беззащитной;
? безответственное поведение октябристов под руководством бывшего председателя Государственной Думы М.В. Родзянко, который в газете «Утро России» высказался за желательность сдачи Петрограда немцам, мотивируя это тем, что «тогда погибнут, наконец, многие революционные учреждения и развращённый Балтийский флот, принесшие только вред России».
На фоне проблем продовольственного обеспечения это и стало мотивом скоротечной организации переворота, как единственного выхода из создавшегося положения.
Следует заметить, что до Октябрьской революции в кругах социалистов Западной Европы существовало убеждение, что социалистическая революция может разгореться и увенчаться успехом лишь в странах капиталистически развитых, при одновременном отрицании такой возможности в странах, где пролетариат немногочислен и мало организован, как в России.
Позднее их риторика сводилась к тому, что успех революции может быть прочным лишь в том случае, если непосредственно за революцией в России начнется революционный взрыв на Западе — более глубокий и серьезный. Причем они полагали, что такой взрыв обязательно случится.
Все эти пророчества и заключения были опровергнуты последовавшими за февралём событиями.
Оказалось, что социалистическая революция может не только начаться в технологически отсталой стране, но и увенчаться успехом, двигаться вперед, не дожидаясь созревания революционной ситуации в капиталистически развитых странах.
Читать дальше: 100 лет революции, преданной потомками