ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


С какого века начинается история беларуского края, народа его
населяющего? С какого места разматывать клубок времени, в котором
сплетены сотни, тысячи судеб древних кривичей, дреговичей, радимичей,
позже литвинов, полочан. На этой земле когда-то сошлись сложные пути
миграции племён белых хорватов, сербов или склавинов, здесь остановился
исход полабских и прибалтийских славян, лютичей (велеты, вильцы) и
бодричей (ободриты), сюда выдавили крестоносцы остатки балто-славянских
племен, забытых историей народностей — венетов, пруссов, руян или ругов.
Так далеко, в те времена, трудно заглянуть, но попытки давно делаются
археологами, историками, лингвистами. Что-то проясняется, несмотря на
\»туман\», который часто напускали идеологи \»советской\» исторической
науки.

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


С какого века начинается история беларуского края, народа его населяющего? С какого места разматывать клубок времени, в котором сплетены сотни, тысячи судеб древних кривичей, дреговичей, радимичей, позже литвинов, полочан. На этой земле когда-то сошлись сложные пути миграции племён белых хорватов, сербов или склавинов, здесь остановился исход полабских и прибалтийских славян, лютичей (велеты, вильцы) и бодричей (ободриты), сюда выдавили крестоносцы остатки балто-славянских племен, забытых историей народностей — венетов, пруссов, руян или ругов. Так далеко, в те времена, трудно заглянуть, но попытки давно делаются археологами, историками, лингвистами. Что-то проясняется, несмотря на \»туман\», который часто напускали идеологи \»советской\» исторической науки.
Французский историк Марк Блок определил историю, как \»науку о людях во времени\». Мне по душе такая формулировка, поэтому я собираю факты биографий исторических личностей нашей отчизны, известных её представителей, да и просто замечательных людей земли Беларусь, древней Литвы или Alba Ruthenia, как бы не назывался этот край в прошлом, земля, на которой жили многие поколения моих предков. Я, к сожалению, знаю только о четырех предыдущих поколениях точно, а о других только могу вообразить. Генетические корни моих сородичей пусть изучают специалисты или любители поисков \»первородства\», к тому же я не собираюсь превращать факты истории в факты науки. Мне достаточно видеть, слышать и понимать говор жителей Минска, полочан или витебской области и догадываться, что на этих землях живут люди родственного мне корня, близкого происхождения, \»одной крови\». И все же — где истоки моего народа, откуда мы? И куда идем?
Каменные и костяные орудия труда и охоты, которыми пользовался человек- неандерталец 100 — 30 тысяч лет тому назад (археологическая эпоха мустье), найдены на территории Беларуси возле деревень Подлужье (Чечерский район), Обидовичи (Быховский район), Светиловичи (Ветковский район) и др. [1]. Древние поселения людей эпохи палеолита были обнаружены археологами на территории Гомельской области . Стоянка этой эпохи у деревни Юровичи существовала, примерно, 26 тысяч лет тому назад, у деревни Бердыж — 24 тысячи лет тому назад. Следы древних культур были открыты (и отрыты) в Брестской, Могилевской, Гродненской и Минской областях [там же].
Археологами выявлено, что в VIII-VI веках до нашей эры в урочище Банцеровщина, возле городка Ждановичи (Минская обл.Беларусь), любимого места отдыха моего детства, было расположено поселение первобытных людей. Считается, что именно эта культура отражает процесс расселения славян в \»балтском ареале\». Ряд ученых определяют её, как \»балтская\», другие называют \»славянской\». При раскопках обнаружены признаки культуры и той и другой. Есть мнение, что славяне, по крайней мере Кривичи, родственны западным балтам, но это к слову, и не является главным предметом моего изложения, тем более что историки даже по поводу названия \»Кривичи\» не единодушны [2].
В Беларуси найдено около 600 поселений конца 5-го начала 2 тысячелетия до новой эры (неолит). К завершению этой эпохи население от рыболовства, охоты и собирательства начало переходить к производящим формам хозяйствования -земледелию и скотоводству, использовать более разнообразные приспособления труда, появляется керамическое производство глиняной обожженной посуды. Этот переход от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству, \»изобретение\» горшка ученые-археологи часто именуют \»неолитической революцией\». В эти времена в Беларуском Поозерье жили племена \»нарвенской культуры\» и \»культуры гребенчато-ямочной керамики\» (название от характерных украшений керамической посуды).
На территорию юго-запада Беларуси и в Понеманье проникли животноводческие племена археологических \»культур воронкообразных кубков\», \»шарообразных амфор\» (название от формы керамической посуды, мегалитическая культура, 4000 — 2700 гг. до н.э.).
Здесь же обнаружены древнейшие в Европе шахты по добыче кремния, из которого готовилось первобытное оружие, несколько сот таких шахт эпохи неолита и бронзового века археологи выявили возле поселка Красносельский Волковысского района (Беларусь), на берегу реки Рось (3 — 1 тысячелетия д.н.э.) [1].
Каждый год приносит новые данные о людях, населяющих прежде беларуские земли. Дальним нашим предкам ученые нашли отдельное название — люди \»Колочинской культуры\», \»Тушемлинской\» или \»Банцеровской культуры\» , по названию упомянутой беларуской деревни Банцеровщина.
В УIII-УI веках до нашей эры в урочище Банцеровщина, возле городка Ждановичи (Минская обл.Беларусь), любимого места отдыха моего детства, было расположено поселение первобытных людей. Считается, что именно эта культура отражает процесс расселения славян в балтском ареале. Ряд ученых определяют её, как \»балтская\», другие называют \»славянской\». При раскопках обнаружены признаки культуры и той и другой [2].
Есть мнение, что славяне, по крайней мере Кривичи, родственны западным балтам, но это к слову, и не является главным предметом моего изложения, тем более что историки даже по поводу названия \»Кривичи\» не могут найти согласия, как и в истории происхождения целого народа \»литвин- беларусов\».

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


Бронзовое височное кольцо (V-VIII вв.).
Городище Бароники (Витебский р-н)
Из вороха сведений, из сотен летописных документов, часто противоречащих друг другу, трудно выделить истинные, особенно в последние годы, когда новые государства, части Советской империи, заявили о своем праве на историю. Тем более необходимо разобраться, откуда мы, кто мы.
Оставим в стороне \»африканские корни\» человечества, переселение первых африканских общин на европейский материк, так далеко заглянуть уже можно, но это другая история и другая наука — палеонтология, палеогеология и \»ДНК\»-генеалогия. Нас более волнует, что же после заселения Европы человеком происходило на этих территориях, как относились друг к другу разрозненные в самом начале, соединившиеся по каким-то неведомым нам признакам, племена, составившие наш народ? Какие племенные образования возникали на землях европейского континента, хотя бы со времен уже устоявшейся в своем развитии античной Греции и Римской империи? Где появились славяне, что заставило их преодолеть тысячи километров и уйти в земли, на которых они образовали свои первые государства? Откуда пришли наши предки, если пришли, или, как многие предполагают, к ним, на наши древние земли, мигрировали другие племена и совсем не славянские…
Ограничиться из-за обилия материала придется той темой, которая обозначена в самом начале — как возникало и складывалось первое государство наших предков на землях сегодняшней Беларуси. Наши соседи давно преуспели в своих исторических притязаниях и установлении \»первородства\», пора и нам, литвинам-беларусам, определиться, хотя бы понять — славяне мы или нет. Наличие древнего \»общерусского\» или \»словенского\» языка у полабских славян, русинов, кривичей или ильменских словен, еще не свидетельство единого генетического корня. Вывести происхождение многочисленных и разных племен из одного корня по названиям в летописных документах, и по их историческим действиям, перемещениям, войнам, или другим атрибутам, например, артефактам, обнаруженным археологами, крайне трудно. Конечно, ДНК-генеалогия может пролить свет на некоторые связи и пути миграции разных племен и народностей. ДНК-анализ стоит в самом начале использования своих результатов в историческом осмыслении сложных сбытий на европейском континенте, мы позже представим некоторые результаты этих работ, особенно те, что совпадают с другими данными, в частности, с результатами, полученными археологами и лингвистами. А пока обратимся к \»классикам\» античной истории.
* * *
Впервые возможные предки славян — венеды, встречаются в энциклопедическом труде \»Естественная история\», написанном Плинием Старшим (23/24-79 гг. н.э.). В разделе, посвященном географическому описанию Европы. Он сообщает, что Энингия (какая-то область Европы, соответствия которой нет на современных картах) \»населена вплоть до реки Висулы сарматами, венедами, скирами…\». Скиры — племя германцев, локализуемое где-то севернее Карпат. В \»Висуле\» без ошибки узнается Висла. Хотя, по-видимому, о венедах упоминал еще Геродот из Галикарнаса в V в. до н.э., когда писал о том, что \»янтарь привозят с реки Эридана от энетов (венетов).
Восточными соседями венедов Птолемей (ок. 87-165 г.г.).называет галиндов и судинов — это достаточно хорошо известные западно-балтские племена, локализуемые в междуречье Вислы и Немана. По имени венедов Птолемей Клавдий называл Балтийское море Венедским заливом Сарматского океана.
Венеды по современным представлениям обитали в междуречье Вислы, Двины (Даугавы) и верхнего Днепра на территориях восточной Польши, западной Украины, Беларуси и Литвы. Это был древний восточноевропейский народ эпохи античности, один из носителей \»Поморской культуры\».
Поморская культура (поморско-подклешевая культура, в западной литературе также \»померанская культура \», археологическая культура железного века\» (1-ое тысячелетие до н.э.), расположенная на территории северной Польши и Беларуси (\»Википедия\»). Здесь же складывался общий язык этого ареала.
По мнению беларуского историка Вячеслава Насевича \»язык носителей поморской культуры следует считать той основой, на которой тысячелетием позже сложились славянские языки\» [3].
Области, занятые славянами в \»римское время\» (II-IV вв. н.э.), не имели каких-либо естественных рубежей. Туда неоднократно вторгались с запада различные племена германцев, что документируется материалами археологии и зафиксировано античными авторами. Анализ данных раскопок поселений и могильников \»пшеворской культуры\» (культура железного века, II век д.н.э. — IУ век н.э.) позволяет вычленять в домостроительстве, погребальной обрядности и глиняной посуде домашней выработки этнографические особенности, характерные не только для славян, но и свойственные германцам. Изделиями, вышедшими из провинциально-римских мастерских, — гончарной керамикой, кузнечной продукцией, металлическими деталями одежды и украшениями, — в равной степени пользовались и славяне и германцы.
Установлено, что в связи с резким похоладанием в Европе, в У-ом столетии новой эры, значительные массы населения вынуждены были покинуть Висло-Одерский регион — началась \»великая славянская миграция\».
Академиком Седовым В.В. обобщены сведения об этом переселении, об этногенезе славян, изменении лексики [4]. Цитирую некоторые из его положений:
\»Расселение славян на широкой территории привело к дальнейшей культурной и диалектной дифференциации . В южной части ареала пшеворской культуры, там, где в этногенезе славян участвовал кельтский субстрат, складывается пражско-корчакская культура. Начиная с рубежа V-VI вв. ее носители заселяют бассейн верхней и средней Эльбы на западе, Волынь и Припятское Полесье на востоке…\»
\»В северном Причерноморье (от нижнего Дуная до Днепровского лесостепного левобережья) складывается культурное новообразование провинциально-римского облика — полиэтничная черняховская культура. Она характеризуется относительным единством гончарной керамики и металлических изделий — продукцией ремесленных мастерских, но значительной разнотипностью погребальной обрядности, домостроительства и лепной посуды, отражая неоднородную этноструктуру населения: в его составе были местные скифо-сарматы и гето-фракийцы, пришлые славяне и германцы…\»

Анализ языковых иранизмов позволяет говорить о том, что в римское время складывается гигантская диалектная область. Иранское наследие в юго-восточной части расселения славян выявляется также в духовной культуре и антропонимике.
Анты неоднократно упоминаются в исторических трудах VI-VII вв. Согласно Иордану, анты заселяли области между Днестром и Днепром…\»

Л.В.Милов указал на наличие в праславянской лексике комплекса терминов (князь, дружина, господин, купец, худоба, в значении \»бедность\», голота — \»нищета\», дань — \»повинность\», цята — \»денежная единица\»), ассоциирующихся с ранней государственностью и зарождающимся классовым обществом. Существенно то. что эти лексемы свойственны не всему славянскому миру, а только болгарскому, сербскохорватскому, словенскому, македонскому и древнерусскому языкам…
К настоящему времени наукой собрано немало фактов, достаточно надежно свидетельствующих, что на определенном этапе славяне проживали по соседству с римским миром и освоили целый ряд элементов его культуры…\»
\»Пласт самых ранних славянских гидронимов образуют древнеевропейские названия вод, оформленные с помощью славянских формантов, суффиксации, аблаутации и др. Они выделены и недавно описаны немецким лингвистом Ю. Удольфом [5]. Их ареал — это земли к северу от Карпат (бассейны верхних течений Одера и Вислы) и на восток — до правобережья среднего Днепра, что соответствует территории, освоенной славянами в римское время, как она очерчивается по археологическим данным…\»
\» Наиболее тесные внутрирегиональные контакты, как об этом говорят археологические материалы, славяне поддерживали с племенами германцев, и именно в это время славянская лексика пополнилась значительным числом заимствований из их языка…
В конце IV в. развитие провинциальноримских культур — пшеворской и черняховской — прервалось нашествием воинственных кочевых племен -гуннов…
Ситуация усугублялась значительным ухудшением климата…
Особенно холодным было V столетие, тогда наблюдались самые низкие температуры за последние 2000 лет…
Значительные массы населения вынуждены были покинуть Висло-Одерский регион — началась \»великая славянская миграция\».
В южной части ареала пшеворской культуры, там, где в этногенезе славян участвовал кельтский субстрат, складывается пражско-корчакская культура. …

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


Карта расселения славян в \»римское время\» (II-IУ в.в.) по В.В.Седову
а — ареал северного варианта пшеворской культуры; б — южного варианта пшеворской культуры, сформировавшегося при участии кельтского субстрата; в — территория расселения кельтов в эпоху латена; г — территории расселения сарматских племен и поздне-скифских культур до расселения в Северном Причерноморье славян и готов; д — подольско-днепровский вариант черняховской культуры; е — общая граница ареала черняховской культуры

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


Карта расселения славян в начале средневековья (V-VII вв.) по Седову В.В.
Начиная с рубежа V-VI вв. ее носители заселяют бассейн верхней и средней Эльбы на западе, Волынь и Припятское Полесье на востоке…
Ответвлением венедской группы являются и славяне, покинувшие Висленский регион и поселившиеся в V-VI вв. в северной части Восточно-Европейской равнины среди местного населения, принадлежавшего к балтской и финно-угорской языковым группам. Началось внутрирегиональное взаимодействие пришлого населения с аборигенами. Этот процесс продолжался несколько столетий и завершился славянизацией балтов и финноязычных жителей. К раннему средневековью в Псковско-Ильменском крае принадлежат культуры псковских длинных курганов (Кривичи псковские) и древности узменского типа (\»словене ильменские\»), в Полоцком Подвинье и Смоленском Поднепровье — тушемлинская культура (будущие \»смоленско-полоцкие Кривичи\»).
Небольшая группа славян обосновалась на побережье Рижского залива, где их остатки под именем \»венды\» зафиксированы в начале XII в. Генрихом Латвийским.
V-VII веками завершается последний период праславянской истории. Расселение славян на обширных пространствах Европы, их активное взаимодействие и метизация с другими этносами нарушили общеславянские процессы и заложили основы становления отдельных славянских языков и этносов\» [4].
На этом месте и времени (У век н.э.) рассуждения академика Седова прерываются, в связи с его кончиной, о чем можно только сожалеть.
Далее придётся обратиться к одному из наиболее замечательных авторов раннего средневековья — Иордану (лат. Iordannis, V1 век н.э.), а именно, к его сочинению \»О происхождении и деяниях гетов (Getica)\», (лат. \»De origine actibusque Getarum\») [6]. \»Геты\» у Иордана — это \»готы\», привычные нам по учебникам истории. Иордан и сам был готом, остроготом, о чем и соообщил в конце своей \»Гетики\»:
…\»nec me quis in favorem gentis praed ictae, quasi ex ipsa trahenti originem, aliqua addidisse credat\»… То есть \»не прибавил ничего лишнего в пользу племени готов, из которого происхожу\».
Есть версия, что отец Иордана был \»аланом\» или, по крайней мере, служил у Кандака, вождя аланов.
В своем сочинении, законченном в 551 году, Иордан приходит к выводу, что
\»Многолюдное племя венетов\» было известно под тремя именами: венетов, антов, склавенов… Склавены живут от города Новиетуна(?) и озера именуемого Мурсианским (lacus Mursianus), до Данастра (Днестр), а на север — до Висклы (Вислы)… название племени \»склавены\» распространилось на все славянские племена лишь после VI в…\» [6].
Таким образом, по Иордану, \»склавены\» (славяне, словены) \»римского времени\» жили где-то между Днестром, средним течением Дуная и верховьями Вислы, что совпадает с археологическими построениями В.В.Седова (см.Карту расселения славян).
Сообщение Иордана, что \»к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов\», ограничивает с юга область распространения \»венетов\» — предков других славянских племен, бассейном Вислы.
По Насевичу В. — \»первый этап этногенеза славян протекал в основном на землях современной Польши. Лишь на крайнем юго-западе, в районе Бреста, поморская культура проникала на беларускую территорию. Остальная часть Беларуси была занята культурами, в сложение которых основной вклад принесли потомки древней общности шнуровой керамики, слившиеся с племенами \»лесного неолита\». Им предстояло сыграть роль субстрата для будущих беларусов, а также русских, литовцев, латышей и в какой-то мере — финских народов\» [3].
Новая культура расположилась и начала распространяться в тех местах, где когда-то верховодили кельты и готы, гепиды и лангобарды, вандалы, руги и другие народы, участвовашие в Великом переселении народов. Её носители, венеды, и остатки перемешанных гуннами этносов, заняли опустевшее после переселения пространство Южной Польши, Чехии и Волыни, образовали \»пражско-корчакскую культуру\». На границе лесостепи со степью стали развиваться новые, молодые образования гуннского наследия. Эту область связывают с историческими славянами. При этом археологически и генетически пражско-корчакское население в целом вышло из киевской культуры (II-У в.в.н.э). Здесь стали появляться, распространяясь на север и северо-восток, новые племенные образования, названия которых связывают с названиями и особенностями местностей, которые они занимали. Некоторые историки придерживаются прямо противоположного мнения, но это не меняет общей картины. Так или иначе, но примерно в это время и появляются \»Кривичи\», \»Дреговичи\» (\»дрыговичи\»,дрыгва — болото , бел.яз.) , а рядом с ними \»древляне\» и \»поляне\», этнические общности, расположенные к югу и юго-востоку от дреговичей. По такому же принципу были выделены историками соседние, балтские этнические сообщества — \»аукштайты\», (верхние земли) и \»жемайты\» (нижние).

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


Карта расселения основных славянских племен (по Корякову Ю.Б.),
Карта отражает представления, сложившиеся в советской историографии (до 90-х годов ХХ столетия). В последние годы коренным образом изменено отношение к понятию \»Балты\», которых теперь принято разделять на \»Западных\» и \»Восточных\». Также должны быть изменены взгляды о Ятвягах, отнесенных на карте к Восточным Балтам. В частности, в предисловии к изданию \»Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М. Ладомир. 1997\» говориться, что \» Судовия (Sudowia; у Николая фон Ерошина: Sudowen) — это Ятвягия древнерусских летописей…
В документах Литовского Короля Миндовга от 1253 и 1259 гг. встречается другое ее название — Дайнова (удельное княжество Дайнова располагалось на землях современной Гродненской и Минской областей Беларуси). Язык ятвягов не сохранился и изучается по реликтам. Он относится к группе западнобалтских языков, но ему не чужды и особенности, характерные для славянских языков. Однако данная карта удовлетворительно передает географическое распределение Полабских (Западных) Славян [7].
Ещё до начала XVI века часть населения на территории современной западной Беларуси говорила на западно-балтских языках. Здесь стал складываться новый народ, разные части которого назывались по разному их соседями: \»русы\», \»русины\», \»Кривичи\» (полоцкие) и, наконец, \»литвины\». Таким же сложным образом складывался и современный беларуский язык, попавший под влияние польского (ХУ век) и русского (ХIХ век) языков, но сохранивший древние германские формы.
\»Процесс балто-славянских контактов на Панемонии из-за его географического масштаба, хронологической протяженности, влияния на жизнь местных сообществ можно однозначно оценить как крупнейшее историческое явление во всем регионе на протяжении 2-го тысячелетия н.э. В свою очередь, упомянутые контакты явились частью еще более развернутого во времени и пространстве процесса балто-славянского взаимодействия, начавшегося около третьей четверти 1 тыс. н.э. и охватившего всю территорию современной Беларуси, а также прилегающие районы Летувы, Латвии, России и Украины. Современная наука считает названный процесс важным механизмом этногенеза беларусов\»[3] .
Под воздействием балтов, у полоцких кривичей сформировалась такая черта речи, как полногласие. Г.А.Хабургаев (МГУ) считает, что это новообразование появилось в результате взаимодействия славянской и балтской речи, синтеза неполногласных сочетаний балтских и славянских слов с одним и тем же значением. (Так, взаимодействие славянского (польск.) glowa и балтского (лит.) galva, вероятно, обусловило появление новой формы с полногласием \»голова\», синтез славянского (польск.) \»wrona\» и балтского (лит.) \»varna\» имело своим результатом новую форму этого слова \»ворона\» и т.д.) [14].
Особенно интенсивное смешивание балтов и славян на территории Беларуси шло в начале второго тысячелетия нашей эры. В это время формировался новый антропологический тип и происходил синтез двух архетипов сознания. На этой основе, считает А.Микулич, появляется беларуский этнос, создавший Полоцкое, Новогрудское и Туровское княжества, первые славянские (литвинские, или беларуские в современном понимании) княжества, образовавшие Великое Княжество Литовское, языковой основой которого станет старобеларуский язык. Значительно позже это государственное образование включит соседние земли — Жемайтию, Аукштайтию, Нальшаны и др. [15].

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


Археологический музей \»Берестье\» до настоящего времени остается единственным в Европе музеем средневекового восточнославянского города (ХIII век), включает 30 построек и 2 улицы (Брестская область, Беларусь)
1.2. Полоцк V-Х веков, Полоцкое княжество-первое княжество на земле Беларусь
Итак, примерно, с V века из \»тушемлинской культуры\», в Полоцком Подвинье и Смоленском Поднепровье, выделяютсмя новые племенные образования, будущие \»смоленско-полоцкие Кривичи\», южнее появляются Дреговичи и радимичи.
Два слова о кривичах, о которых известно более других племен, определены районы их расселения, известны построенные ими древнейшие славянские города — Полоцк, Смоленск и Изборск, даты рождения которых, повидимому, намного древнее официально принятых. .
По сходству физического облика
беларусов с дреговичами,
радимичами и полоцкими кривичами (археологические реконструкции), можно сделать вывод, что они сформировались на основе
балто-славянской
прародины. Исследователи обращают внимание на \»единство физического облика западных кривичей, радимичей и дреговичей, сходство их со средневековым \»летто-литовским населением\», что оценивается, \»как проявления единого антропологического субстрата\» [8].
В VII веке славянское племя кривичей, обитавшее в бассейне Вислы, переселяется в Псковское и Ильменьское поозерье, а в VIII веке Кривичи заселяют Верхнее Поднепровье. Праславяне заселили территорию центральной и восточной Беларуси.
Некоторыми исследователями доказывается автохтонность литвин (беларусов) и кривичей на землях современной Беларуси.
\»Земли Беларуси (так называемая зона \»венетского котла\» по М.Б.Щукину ) , была центральной у балто-славян, и ее население могло общаться со все более расходящимися этносами периферийных зон. ПодтверждениемN служат результаты сплошного лингвистического обследования гидронимики Беларуского Подвинья. Из названий рек, болот, ручьев и озер — 18,5% славянские, 17,5% балтские, 8% финно-угорские, а основная часть, 64% — сопоставимы как со славянскими, так и с балтскими словами. Становится понятным, почему Кривичи или радимичи, находясь в центре балто-славянского этнического ареала, понимали без переводчика местных балто-славян .
Этногенез беларусов есть прямой результат дивергенции балто-славянской этнический общности. Однажды запущенный, процесс этногенеза шел путем мирного взаимодействия родственных племен\» [9].
С IX века Кривичи входят частично в состав Киевской Руси, образуют Полоцкое, Псковское и Смоленское княжества, а их северо-западная часть входит в Новгородские владения. В \»Повести Временных Лет\» (ПВЛ) отмечаются \»словене, Кривичи и меря\». В это же время появляются другие письменные источники — \»хроники\», летописные свидетельства об этих племенах, о героях тех веков, об их деяниях, включающих описание их жизни, их родственные связи и отношения…
Древняя культура кривичей включила, наряду со славянскими элементами, черты балтского типа, унаследованные от племен балтов, населяющих эти земли в I тысячелетии до нашей эры (\»культура штрихованной керамики\»). Например, звериноголовые браслеты из археологических раскопов курганов, результаты многолетних изысканий З.Сергеевой, и другие украшения встречаются на всей этнической территории Беларуси. Особенно их много в междуречьи Двины и Березины, в верховьях Птичи и реки Великой.\»Обычно в курганах с такими браслетами находятся и другие артефакты прибалтийского типа: витые шейные гривны, спиральные персстни, подковообразные фибулы. З.Сергеевой установлено, что большинство звериноподобных браслетов изготовлено на данной местности и только их незначительная часть могла попасть из Прибалтики. \»Особенно богаты балтскими изделиями курганы Полоцкой земли. Близкие к балтской культуре, памятники находятся около сегодняшних беларуских сёл Латыголь и Навинка Талачинского, Навры Мядельского, Рудни Полоцкого, Укли Браславского районов и других. Неподалёку находится известное с глубокой древности село Абольцы, где согласно письменным источникам \»балтское ядро\» существовало еще в XIV-XVI столетии\»
(Людмила Дучыц, \»Балты i славяне на тэрыторыі Беларусі у пачатку II тысячагодзьдзя\»).
Отмечено, что ещё до начала XVI века, часть населения на территории современной западной Беларуси говорила на западно-балтских языках. Отличительной особенностью польского и беларуского языков (от других славянских) является значительное количество (около 25%) западно-балтской и литовской лексики, а также доставшееся в наследство от балтов произношение (дзеканье), аналогичное у \»дзуков\», проживающих на границе современной Литвы с Беларусью [10].
В разное историческое время под кривичами, точнее под местом их расселения, летописцами понимались земли, близкие к территории расселения кривичей по \»Повести временных лет\» (ПВЛ, Х-ХI в.в.).
Русская летопись (ПВЛ) сообщает, что Кривичи \»седять на верхъ Волги, и на верхъ Двины и на верхъ Днепра, их же градъ есть Смоленескъ\» [11] .

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


\»… их же градъ есть Смоленьскъ туда бо седять Кривичи \»
(\»Град Смоленск\», миниатюра из \» Радзивиловской летописи, XIII в.)
С IX века Кривичи входят частично в состав Киевской Руси, образуют Полоцкое, Псковское и Смоленское княжества, а их северо-западная часть входит в Новгородские владения. Примерно в это же время появляются письменные источники — \»хроники\», летописные свидетельства об этих племенах, о героях тех веков, их деяниях, описание их жизни, их родственные связи и отношения…
С этого времени и начинается собственная, \»письменная\» история кривичей, распространившихся на землях современной Беларуси, Новгорода и Пскова, Смоленска и Твери.
Кроме исторических хроник и летописей, и археологических свидетельств, позволяющих картировать ареал проживания кривичей, имеются и лингвистические \»маркеры\», уточняющие происхождение и расселение кривичей, отмеченные в свое время выдающимся русским филологом, составителем \»Русского словаря\» Владимиром Далем. Наречие кривичей явилось основой старобеларуского и, вероятно, русского языка [12].
Обобщение данных ДНК-генеалогии древних племен дало новые возможности картирования расселения балтов и славян, которые можно найти в работах Клесова [13]. Однако следует заметить, что сильная подвижность человеческих сообществ, бесконечные \»исходы\» и \»походы\», многотысячные людские переселения и племенные смешивания (\»Великое переселение народов\» во II-VII вв), связанные либо с войнами (гунны, готы, сарматы и др.), либо с изменением климата и необходимостью поиска новых земель обитания, перемешивают генетические, национальные различия людей. Не является исключением и территория Беларуси, на которой столкнулись десятки племен и народностей, составивших беларуский народ и смежные с ним народы новых, современных государств.
1.3. Рогволод — первый князь Полоцка, княжна Рогнеда -прародительница Беларуси
Английский специалист по истории славян, беларусистка Вера Рич, обнаружила в скандинавских сагах упоминание об осаде Полоцка гуннами Аттилы. Это значит, что Кривичи успели к этому времени построить первые города (городища). По некоторым оценкам произойти это могло, скорее всего, во время похода Аттилы на Восточную Римскую империю в 447 году. \»С запасом в сто лет, учитывая археологические находки IV века, датой упоминания Полоцка можно считать 447 год, а не 862-ой \» [16].
В \»Деяниях датчан\» или \»Данов\»(\»Gesta Danorum\») Саксона Грамматика (1140-1208) повествуется о взятии Полоцка (швед.яз.Pallteskja) в V веке конунгом (королем) Фродо I, сыном Хадинга, который прибегнув к военной хитрости убивает полоцкого царя Веспасия (?), ибо \»силой города не победить (viribus inuictam sc. urbem)\» [17].
А пока историки и археологи договариваются, в 2012 году древний Полоцк отметил свое 1150-летие.
Если самая известная из женщин древних полочан, легендарная полоцкая княжна Рогнеда (962 — 1000), стала героиней многочисленных летописных документов, то об её отце — Рогволоде (около 920 — 977) почти ничего не сохранилось в летописях. Однако именно с его именем связаны начальные, более или менее достоверные, сведения о Полоцком княжестве, начинается история зарождения древнего государства на беларуской земле, или, если хотите, на землях Alba Ruscia, как было обозначено в \»Дублинской Рукописи\», написанной в ХIII столетии [18].
Скупые сведения о Рогволоде содержатся в древнерусской летописи \»Повесть временных лет\» (ПВЛ) под 980 годом. И все, что о нем известно, укладывается в одно предложение энциклопедии : \»Рогволод (др.-рус. Рогъволодъ, Роговолодъ; ок. 920 — 978, Полотеск) — князь Полоцкий, варяг, отец Рогнеды, основатель династии полоцких князей, участник событий междоусобной борьбы в 975—980 гг.\»
Впрочем, варяжское происхождение Рогволода (от мифического Ульфа Тостессона) оспаривается в пользу его славянских, кривичских корней, а что такое \»варяги\», не ясно до сих пор. Ряд историков (П. В. Голубовский, Н. И. Костомаров , М. В. Довнар-Запольский) сомневались в варяжском происхождении полоцких князей.
Имеется объяснение имени Рогволода из славянских слов \»рог\» и \»волод\» (володеть, владеть), которое использовалось у кривичей, хотя и с \»кривичами\» возникает много споров.
Кривичи по языку, генам, антропологии, культуре, сегодня причисляются к балто-славянам, впрочем, трудно понять, что это такое даже с использованием данных ДНК-генеалогии. Однако и по \»языческой вере\» они близки балтским племенам.
Известно, что Кривичи поклонялись змею Живойту, этого балтийского культа у восточных славян никогда не было.
Отголоски язычества в Беларуси слышны до сих пор. До наших дней сохранилось в беларуском Полесье поклонение каменным \»крыжам\» (\»крестам\» в переводе с бел.яз.)) и \»дзяўчынкам\» (\»девочкам\»). Языческое капище с жертвенником под древним дубом (имя ему было \»Волат\»- \»великан\» в пер. с бел.яз.) и великаном-валуном по имени \»Дзед\», которому приносились спокон веку приношения, просуществовал в Минске на улице Лодочной, на берегу реки Свислочь, до празднования 900-летия христианства (1888 год). По указанию царских властей каменный жертвенник с огнищем (огнище жители называли \»Жыжей\») разбросали, священный дуб \»Волат\» (великан в пер.с бел.яз.) спилили, не смогли только справиться с камнем-великаном, которому поклонялись жители окрестностей тысячи лет. Они приходили сюда, кланялись ему, обвивали его белым полотном, приносили ленты и развешивали их на дубовых ветках \»Волата\». Камень-\»Дзед\», считали, помогает от разных болезней, в частности, от бесплодия. Последнего \»святара\» (\»священника\» в пер. с бел.яз.) Севастея жители Минска уважали и побаивались. Когда он умер, то церковь (РПЦ) запретила его хоронить.
Об этом камне рассказывал нам наш старый школьный учитель Даниил Денисович Лиштван, дом которого стоял в Минске на улице Лодочной, рядом с этим местом. Священный камень позже перевезли в новый городской район Уручье в \»музей камней\», где он и находится до сих пор.

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

\»Дзед\» сегодня в \»Музее камней и \»Дзед\» в Минске в конце ХIХ столетия (литография).
Язычество медленно покидало земли кривичей и дреговичей, земли Полоцкого, Минского и Пинского княжеств, начало крещения которых приходится на рубеж Х-ХI веков.
Согласно \»Саге о крещении\», около 1000 года Полоцк посетил варяжский миссионер Торвальд Кодрансон, выходец из далекой Исландии, до этого побывавший в Иерусалиме, основавший недалеко от Полоцка монастырь Св.Иоанна Предтечи, одноименная церковь которого, по-видимому, упоминается в позднейших актовых грамотах ХІV столетия [19].
Явно языческое, славянское имя Рогволод было дано сыну и внуку Всеслава Полоцкого (в крещении Борис) во второйполовине XI века. Языческие культовые сооружения разбросаны до сих пор в разных местах Беларуси, наиболее известные из них -\»Борисовы камни\». Об одном из них — чуть подробнее.
\»Рагваладаў камень\» (бел.яз)- монументальный памятник эпиграфики XII века, находился у деревни Дятлово Оршанского района Беларуси.
В 1171 году на валуне, высотой в 3 метра, был высечен шестиконечный крест (крест Ефросиньи, \»беларуский\» крест) и надпись на церковнославянском языке: \»В лето 6679 месяца мая в 7 день доспен крест сей. Господи помози рабу своему Василию в крещении именем Рогволоду сыну Борисову\» (\»Википедия\»).

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


Рогволодов камень
Крест и надпись были высечены по приказу другого друцкого князя Рогволода (в крещении Борис), который после голодной зимы 1170-1171 годов освятил языческие камни в надежде на урожай. Валун был взорван в 1930-х годах, якобы с целью строительства шоссе Москва-Минск, однако его обломки ещё много лет лежали на своём месте после прокладки шоссе.
Сохранилось всего четыре \»беларуских\» Борисовых камня, один из которых в 1888 году был вывезен в Россию и сейчас находится в музее-заповеднике Коломенское. В Беларуси осталось три древних камня: возле храма св. Софии в Полоцке (Витебская обл.), Воротишин крест в дер. Камено (Вилейский район, Минская обл.) и в городе Друя (Браславский район, Витебская обл.). Кстати, последний из них долгое время был скрыт под водой на глубине, куда его стянул весенний ледоход еще в первой половине XX века. Только в 2002 году его удалось обнаружить и вытащить на берег.
Язычество позволяло кривичам долгое время сохранять свою \»несхожесть\» с соседями, отстаивать самобытность народа, противостоять притязаниям на свои земли южных и восточных соседей. Несмотря на родственные связи с Киевской Русью, \»Полоцкие князья, чуждались потомства Владимира, а сами себя считали \»Рогволодовичами\», внуками легендарной Рогнеды, и \»отчину\» свою вели не от пожалования князем Владимиром земель своему первенцу Изяславу, а по линии наследования Полоцка от его деда Рогволода, подло убитого князем Владимиром.
Таким образом, несмотря на легендарность источников о князе Рогволоде, можно не сомневаться в его историчности, упоминания о его дочери Рогнеде носят ранний летописный характер и восходят к первой половине XI века(\»Википедия\»).

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Юбилейная монета, выпущенная в Беларуси с изображением Рогволода и Рогнеды
Полоцкое княжество постоянно соперничало с киевским. В 977 году Киевский князь Владимир, сватался к дочери Полоцкого князя Рогволода, и оскорблённый отказом Рогнеды (…\»не хочу разути рабынича, но хочу за Ярополка\»…), собрал наёмные войска (по летописи \»варягов\»), захватил и разрушил древний Полоцк в 978 году.

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Сватовство Владимира. Отец Рогнеды Рогволод
испрашивает у неё согласия на брак с Владимиром (справа)
(Миниатюра из Радзивиловской летописи, ХI -ХУ в.в.)
Князь Владимир (\»святой\»!!!) изнасиловал Рогнеду в присутствии ее родителей, истребил всю мужскую ветвь семьи Рогнеды- (отца и двух её братьев), и уже в Киеве сделал её своей очередной женой в многочисленном гареме . Но никогда так и не смог противостоять твердому и свободолюбивому характеру полоцкой княжны, что вскоре проявилось и в отношении к нему их общих детей. Вот её слова по летописному источнику (Суздальская летопись по Лаврентьевскому списку под 1128 годом):
\»Опечалилась я, ибо отца моего убил и землю его пленил ради меня…\»… И с тех пор вынимают меч Рогволожи внуки против Ярославовых внуков\» [20].
Рогнеда, одна из первых среди полоцких кривичей, приняла христианство и (по Тверской и Густынской летописям) после крещения, постриглась в иночество с именем Анастасия, в переводе с греческого означающего \»воскресшая\».
Женщина-мать не просто растит и пестует своих детей, но самое главное, передает им свои генетические особенности. Именно Рогнеда заложила в своих сыновей черты непреклонности, любовь к \»книжной мудрости\», бесстрашие перед отцом-насильником. Владимир еще не раз выступит в этой неприглядной роли, обманет и убьет своего сводного брата, Ярополка, который был обручен с Рогнедой, сделает его жену-гречанку своей наложницей. Впрочем, трудно ожидать от сына ключницы, \»рабыни Малуши\», моральных принципов, мягкосердия и доброты. А еще он породит будущего князя Святослава, которого в народе прозовут — \»Окаянный\», за то, что тот погубит своих братьев Бориса и Глеба.
Генетические особенности характера Владимира долго еще будут отзываться проклятием в его потомстве.

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Рогнеда и Владимир, картина А.Лосенко (1770)
1.4. РОГВОЛОДОВИЧИ, Х-ХII
Рогнеда воспитала своего первенца Изяслава (978-1001), и другого сына, Ярослава, позже названного \»Мудрым\», будущего Великого князя Киевской Руси, и самого младшего, Всеволода. Она передала им любовь к знанию, к свободе, понятие о равноправии женщин. По легенде, будущий полоцкий князь Изяслав еще отроком защитил Рогнеду от разгневанного Владимира, спас ей жизнь, что красочно описано в поэме Рылеева \»Рогнеда\» (1821).

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Владимир пытается убить Рогнеду, но её сын, князь Изяслав преграждает ему путь
(Миниатюра из Радзивилловской летописи, ХУ век)
Полоцкая княжна, по некоторым источникам, простила Владимира, и Лаврентьевская летопись сообщает о том, что князь Владимир \»\»воздвиг отчину\» своей жене Рогнеде и сыну Изяславу в Полоцкой земле, где он \»устрой город и нарече имя городу тому Изяславль\» (современный город Заславль в Минской области) [20].
Княжна Рогнеда могла гордиться своими сыновьями, она заложила в них основы морали и нравственности, все ее сыновья вошли в историю, как талантливые политические деятели своего времени. Ярослав Владимирович (Ярослав Мудрый,979 — 1054) унаследовал от матери ум и совестливость, любовь к \»книжному знанию\», приобщился к чтению, и в отличие от отца, князя Владимира, \»списа книгы многы: с же насея книжными словесы сердца верных людей, а мы пожинаем ученье приемлюще книжное. Книги бо суть реки, напояющи вселенную…\»,- писал летописец Нестор (ПВЛ).
В русской истории её сын Ярослав известен еще и как составитель важнейшнго документа той эпохи \»Русской правды\» (1019-1054) .

Отрицательно относившийся к многоженству, Ярослав Мудрый никогда не забывал печальной участи, постигшей в свое время его мать. Составитель \»Русской Правды\», он юридически закрепил право женщин на проявление собственной воли при выборе супруга: \»Аще девка восхощет замуж, а отец и мати не дадять\». Такого гуманного отношения к женщине не знало в Xl веке законодательство ни одной европейской страны\».
(Цитирую по М.Ганичевой — \»Самые знаменитые красавицы России\», с небольшим уточнением относительно того, что тогда не было ни России, ни Московского княжества, а Москва появится только через столетие и в ней станет царить \»Домострой\», доживший в Московской Руси, в сфере семейных отношений, до ХIХ- го столетия.
Приведу из \»Московского Домостроя\» — самые известные и часто цитируемые рекомендации для мужа: \»быти грозою для жены\», строго наказывать детей и жену за провинности, вплоть до \»сокрушения ребер\», \»плетью стегать по вине смотря\»).
Толерантность, терпимость к представителям других народов и религий, уважительное отношение к женщине, безусловно, отличали атмосферу, в которой росли и воспитывались дети в семьях Рогволодовичей. Двоеверие (христианство во всех формах и язычество) стало основой политики полоцких князей в Х и ХI веках и способствовало объединению земель княжества, уделов и селений, отдельных славянских и прибалтийских племен.
Язычество еще легко уживалось с наступающим с запада и юга христианством разного толка, многоязычие было естественным явлением во всех городах Полоцкого княжества. Уже и латынь входила в норму для образованных людей, вступающих в контакты с романизированной Европой. Древний общеславянский язык западных славян, оформленный Кириллом и Мефодием в церковно-славянский, выделившийся из разных говоров исходной балто-славянской общности, претерпевал со временем неизбежную трансформацию, и в виде разных форм старобеларуского стал основой современного беларуского языка.
Старобеларуская форма языка, наиболее разработанная на этих землях, стала государственным языком Великого Княжества Литовского, языком всех официальных документов, наравне с латынью. Все, без исключения,дошедшие до нас документы княжества, его канцелярии, с ХIУ-го по конец ХУIII-го века (до раздела Жечи Посполитой), так называемые \»Литовские метрики\», написаны на старобеларуском языке. На нём же будут изложены \»Трибунал\» и \»Статуты\» ВКЛ разных лет (1529, 1566, 1588), не без основания, названные первыми европейскими \»конституциями\», где было впервые узаконено юридически \»разделение властей\».
\»Правом судите, сыны человеческие\» — было записано на титульном листе, в строке Статута 1588 года (Статуты ВКЛ, Википедия).
Но вернемся в Х век, ко времени Рогнеды и к истории разрастающейся кривичской семьи Рогволодовичей. Надо думать, что начиналась жизнь маленьких сыновей Рогнеды с материнской древней \»калыханки\» (\»колыбельная\», бел.яз), а книжное знание и уроки чтения были обязательными в их домашнем образовании. Основы этого воспитания дали ее сыновьям возможность твердо и последовательно править вотчинами, проводить вдумчивую политику, учили жить в мире со своей родней, братьями, ладить, по возможности, с соседями.
Сосланная после покушения на мужа с малолетним Изяславом в Полоцк (в Изяславль, по другой версии), Рогнеда приступает к восстановлению города, разрушенного князем Владимиром. В 988 году Изяслав, вместе с другими братьями, принял святое крещение, а в 989 получил полоцкую землю \»в удел\».
Мать с сыном отстроили Полоцк, перенесли столицу княжества на более высокое и неприступное место в устье реки Полота, на ее левый берег.
Рогнеда в конце жизни приняла постриг и скончалась в Изяславле (сегодня г.Заславль, Минская область), в 1000 году. В 1001 году в Полоцке умер и её старший сын, князь Изяслав, оставив после себя сыновей Брячислава и Всеслава.
Известен его родовой знак — свинцовая печать, найденная при раскопках в Новгороде, на которой изображен трезубец с маленьким крестиком на среднем зубце (\»Википедия\»).

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Печать Изяслава , конец Х века
Согласно \»Никоновской летописи\» характер Изяслав имел \»тихий, и кроткий, и смирный, и милостливый\». Никоновская летопись показывает его к тому же, как умного, образованного человека [21].
1.5. Князья Брячислав Изяславович и Всеслав Изяславович \»Вещий\» (\»Чародей\»)
Рано умер, видимо, совсем юным, старший сын Изяслава Всеслав Изяславич
(? — 1003) , князь Полоцкий (1001-1003), летопись содержит только дату его кончины. Сведений о его жизни не имеется, княжество
Полоцкое наследует в 1003 году его брат, Брячислав (ок. 1029). После смерти деда, в 1015 году, согласно \»Жития Святого Владимира\», он наследует и Луцк.
В летописном рассказе об усобице Владимировичей в 1015—1019 годах он не упоминается, военные действия происходили в это время в стороне от владений Брячислава.
Но вскоре \»вынимают меч Рогволожи внуки против Ярославовых внуков\».
Думаю, нанесенное их матери оскорбление, устно передававшееся из поколения к поколению, буйные характеры сводных киевских братьев от других жен Владимира, не последняя причина их длительной вражды, перенесенной в следующие века и в отношения с другими, появляющимися в это время восточнорусскими князьями и городами во главе с потомками Ярослава.
Все историки отмечают обособленность князей этой ветви от остальных Рюриковичей, они настойчиво называли себя \»Рогволодовичами\», подчеркивая историческое несовпадение интересов с \»Ярославичами\» (Рюриковичами).
Генетическая неприязнь к потомкам Киевского князя со \»времен Рогнеды\» сохранилась у Рогволодовичей на много веков. В отличие от Рюриковичей, они держались за владение уделами исключительно в землях кривичей с центром в Полоцке. Даже имена у полоцких Рогволодовичей были приняты, в отличие от их киевских родственников (Рюриковичей), древние славянские, языческие — Рогволод, Всеслав, Брячислав. Кроме того, именно \»Рогволодовичи\» легко вступали в тесные родственные связи с \»литовскими\» Гедиминовичами, язычниками в то время. Сохранялась долгие годы несомненная комплементарность двух соседних княжеств, по крайней мере, на уровне элит, что может явиться дополнительным аргументом \»полоцкого\» происхождения литовских князей, начиная с Гедимина.
Нас эти обстоятельства интересуют в силу известного, сложившегося веками, несомненного родства не только княжеских фамилий, но и народов, точнее их славянской и балтской частей (Дреговичи, Кривичи и, вероятно, ятвяги и дзуки), образовавших, так называемых \»литвинов\» — основное население Великого Княжества Литовского.
Но вернемся в это захватывющее историческими поворотами столетие, кровавое и кровосмесительное, создавшее начала истории беларуского края, обратимся к истории людей населяющих земли, подвластные Полоцку, Новогрудку, Минску, Гродно и Вильно.
В XI веке Полоцкое княжество являлось сильным и единым государством. В течение ста лет только два князя занимали престол в Полоцке — сын Изяслава Брячислав (1003-1044) и его внук Всеслав Брячиславович \»Чародей\» до 1101 года (Всеслав с небольшим перерывом на \»арест\» и княжение в Киеве в два года).
В 1020 году Брячислав совершил набег на Новгород. Находящийся в то время в Киеве Ярослав, до этого князь Новгородский, собрал войска, и согласно летописи, настиг возвращающегося с добычей войско племянника, одержал победу и освободил пленных новгородцев. Брячислав отступил в Полоцк, но Ярослав не преследовал его.
Так называемая, \»сокрушительная победа\» (по мнению киевского летописца Нестора) над полоцким князем на реке Судоме, закончилась достаточно странно. После этой \»победы\» киевляне \»на всякий случай\» отступили и сдали Брячиславу стратегически важные города Витебск и Усвяты, через которые проходили волоки торгового пути \»из варяг в греки\». Был заключён мир (\»договор на Судоме\», 1021 год), дядя и племянник выполняли условия договора, и они, как \»братаничи\», правили (через наместников) поочередно Киевским княжеством, хотя один \»сидел\» в Полоцке, а другой в Новгороде [22].
Брячислав значительно расширил территорию Полоцкого княжества, присоединил земли между Западной Двиной и Десной, где основал город Брячиславль (Браслав). Умер он в Полоцке, в 1044 году.
За столетие правления двух \»Изяславовичей (беспрецедентный случай в мировой истории!) — Брячислава, он правил княжеством сорок лет (1003 -1044), и Всеслава Чародея (правил Полоцким княжеством до 1101 года) усиленно росло и развивалось молодое государство, появились новые города, упомянутые в \»Повести временных лет\» (ПВЛ), в \»Слове о полку Игореве\» и \»Скандинавских сагах\».За век их правления вырастают более полутора десятка городов: Витебск, Менск, Орша, Заславль, Борисов, Браслав, Лукомль, Логойск и другие… Все они благополучно дожили до наших дней на территории современной Беларуси. Полоцкое княжество богатело, развивались, расширялись его торговые связи с Европой и со скандинавскими странами, появлялась самобытная городская культура.
Полоцкие Рогволодовичи \»расширили пределы княжества по всему Подвинью, вышли к морю, от верхнего Понемоння до Костромского Поволжья, от Псковского озера до верхнего Сожа и Десны\» (Дэндра Андрей, \»Беларусь и её древняя столица Полоцк\»). При них расцвели торговля, ремесла, зародились искусства, они внедряли грамотность и \»книжность\» в обиход государства. Летописи впервые присоединяют к имени князя Изяслава мирное слово \»книжник\». Во многих городах, вошедших позже в состав Великого Княжества Литовского (ВКЛ), с ХIII века начали развиваться основы самоуправления, усилился приток в эти города иноземцев, появлялись, так называемые, \»фактории\», например, ганзейские, в Полоцке и Бресте. Городская элита осваивала культурные достижения Европы. Культурные традиции Европы проникали и в семейные отношения.
Князь Брячислав чтил память своих предков, и к 1007 году построил храм в Полоцке, куда перенес мощи отца — \»книжника Изяслава\» и бабушки Рогнеды. Культурная среда Полоцка Х-ХI веков, относительно спокойное время, создали основу для всесторонего развития городской среды.
В 1044 году Всеслав Брячиславович, \»Чародей\», по смерти своего отца, наследовал княжение в Полоцке. Эпохой расцвета Полоцкой земли стало его длительное княжение (1044- 1101).

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Всеслав \»Чародей\», герой \»Слова о полку Игореве\» (рисунок из Радзивиловской летописи)
Полоцк, возрожденный после варварского нашествия на город киевского князя Владимира, достиг своего могущества во времена правления легендарного князя, которому посвящены поэтические строки в \»Слове о полку Игоревом\». (\»Полоцкая тема\» занимает в \»Слове\», по известным причинам, большое место (см. далее о княжне Марии Васильковне).
Власть Полоцкого князя распространилась на нижнее Подвинье и позволила княжеству выйти к Балтийскому морю. Княжеская династия Рогволодовичей проводила твёрдую и самостоятельню политику, подвергаясь бесконечным попыткам Киева подчинить себе полоцкие земли.

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Перстень-Печать Всеслава \»Чародея\»
Войска княжества часто совершали набеги на соседние земли. Войско Всеслава \»Чародея\» в 1065 году осаждало Псков, а в 1066 году он начал войну с новгородским князем, взял Новгород, снял там колокола и установил их на звоннице Софийского собора в Полоцке, втором по важности и времени закладки (1030) каменном храме восточного христианства. (Храм был взорван во время стояния войск Петра I-го в Полоцке, позже восстановлен \»униатами\»).

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО


Софийский собор в Полоцке в ХI веке (реконструкция В.Стащенюка).
В начале 1067 года Всеслав идет походом на Новогородок (сегодня г.Новогрудок Минской области), находившийся в вассальной зависимости от \»киевских\» князей, и занимает его. В том же году против него выступили, объединившие свои полки, \»Ярославичи\» — Изяслав Киевский, Святослав Черниговский и Всеволод Переяславский. В битве на Немиге (первое упоминание о Минске в ПВЛ), 3 марта 1067 года, Всеслав потерпел поражение и отступил. Спустя четыре месяца он был вызван на переговоры в район Орши, обманом (братья Ярославичи \»клялись на кресте\»о начале мирных переговоров) захвачен в плен и приведён в Киев, где его и двоих его сыновей пленили и посадили в \»поруб\».

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Всеслав на лодке с сыновьями перебирается на другой берег Днепра для переговоров (Радзивиловская летопись)
В 1068 году киевляне подняли восстание, Ярославичи (Рюриковичи) были изгнаны, киевский князь бежал в Польшу, Всеслава \»Чародея\» горожане освободили из плена и объявили Великим князем Киевским, но на этом престоле он пробыл менее года. Покоя ему не давала судьба его родины — \»Всеслав слышал звон колоколов Софии Полоцкой\» (\»Слово о полку Игореве\»). Он собрал дружину, вернулся с ней в Полоцк и изгнал Святополка Изяславича (\»Окаянного\»), захватившего в его отсутствие столицу Полоцкого княжества.
Во времена правления Всеслава Чародея в Полоцке проживало около 10 тысяч человек по археологическим и историческим оценкам. Кроме Полоцка, в княжество входили еще 16 городов, в том числе Минск, Друцк и др. Всеслав немало воевал с соседями, не отличающимися мирным характером.. В 1078 году он совершил поход на Смоленск и разорил его. В ответ Владимир Мономах, собрав в Чернигове дружину, отправился с черниговской дружиной в Минск и фактически уничтожил город, не оставив, по его собственным словам (\»Поучение к детям\» в составе Повести временных лет), в живых \’ни челядина, ни скотины\’. Минск и Новогрудок не давали покоя \»рюриковичам\» целое столетие.
В ХI-ом столетии впервые в хрониках появляется новое название юго-западных и южных земель современной Беларуси — \»Литва\», упомянутое в \»Кведлинбургских анналах\» в 1009 году, когда христианский миссионер Брунон Бонифаций был убит язычниками где-то на границе \»Руси и Литвы\». Источники Ватикана сообщают о месте гибели Брунона Бонифация около Пинска, на землях дреговичей (или ятвягов). Там Ватикан воздвигнул храм в его честь, обозначив южную границу Литвы около Пинска.
Исторические документы утверждают следующее:
\»…там где Брест, Белая Вежа, Беловежская пуща, реки Ясельда, Мухавец, Нарев, Зельва, жили ятвяги. Они и сейчас там живут, но не сберегли своих отличий, ибо потеряли князей. От Полесья до Вильно, от Гродно за Новогрудок — эта земля называлась Литвою. А потом стали здесь селиться славяне-русины и построили города Гродно, Слоним, Вильно, Лиду, Новогрудок, Волковыск, стала она называться Русь Литовская. А за Вильно до Ковно лежит Аукштайтия, а от Ковно до моря Балтийского — Жемайтия, а в другую сторону от Вильно, к Полоцку, где города Ошмяны, Ворняны, Свираны, Медники, Крево, Сморгонь, Гольшаны, эта земля называется Гольшанской. А Полоцкая, Витебская, Могилевская, Смоленская земли называются Белая Русь…\» [23].
Но о границах древних племен и княжеств порассуждаем позже.
1.6. ХII век — век просветительницы Ефросиньи Полоцкой
Не случайно появление в Полоцке, в образованной княжеской среде Рогволдовичей, выдающейся женщины, внучки Всеслава Чародея — Предславы (1100-1167). Она продолжила просветительскую линию своих предков — Рогнеды Рогволодовны и Изяслава -\»книжника\». Христианский, загадочный мир привлекал ее пытливый ум таинствами и красочными обрядами. В возрасте 12 лет тайно от родителей она ушла в монастырь, настоятельницей которого была ее тетка, вдова ее дяди Романа Всеславича. Здесь она приняла постриг под именем Ефросиньи, и в хрониках появляется воспетый летописцами ее новый образ — \»яко луна солнечная\», Святая Ефросиния Полоцкая позже стала покровительницей земли беларуской.
Воспользовавшись родственными связями полоцких князей с византийским императорским родом Комнинов (имеется свидетельство, что дочь Всеслава Чародея, была женой византийского императора Алексея Комнина), Евфросиния отправила к императору Мануилу Комнину (1143-1169) и Вселенскому Патриарху Луке Хризовергу (1156-1169) гонца с дарами и просьбой о чудотворной эффесской иконе. \»Владыки Второго Рима поднесли в дар полоцкой обители дивный образ, украшенный золотом, серебром и драгоценными каменьями. В 1173 году эта икона была торжественно установлена в полоцком храме во имя Пресвятой Богородицы, прославившись подаваемыми ею чудесными исцелениями\» [24].

ПОЛОЦКОЕ КНЯЖЕСТВО

Судьба этой иконы,приписываемая кисти апостола и евангелиста святого Луки,темна и загадочна. В конце концов,она попала в Россию, как и многие другие раритеты Беларуси, сведения об этой иконе противоречивы и требует отдельного расследования…
Ефросинь

Добавить комментарий