Жёлтый свядомый песочек


Посмотрел «Желтый песочек» — как обещала реклама, первый художественный фильм о Куропатах. И не могу сказать, что разочарован.
 


Поскольку в Минске фильм впервые демонстрировался на большом экране (а всего сеанса намечено целых два), народу на показе было довольно много — человек 200-250. По возрасту, к моему удивлению, распределение довольно равномерное: были и пожилые люди, и среднего возраста, и молодежь.

Перед фильмом выступил режиссер Алексей Турович, по бумажке прочитавший, что при наркоме внутренних дел БССР Бермане (1937-1938 гг.) было расстреляно 80 тысяч человек, а при его преемнике Наседкине (1938 г.) — 100 тысяч. Что, разумеется, откровенный бред.

Потом выступил посидевший за организацию в 2010 году массовых беспорядков бывший кандидат в президенты Николай Статкевич, попытавшийся привязать расстрелы в Куропатах к нынешней власти и завершивший речь восклицанием: «Живе Беларусь!» Несколько десятков зрителей крикнули «Живе Беларусь!» в ответ.

Потом выступали еще какие-то люди, потом артисты. Вся риторика производила чрезвычайно архаичное впечатление.

В чем дело, я понял, посмотрев «Желтый песочек». Несмотря на то, что сняли его в прошлом году, это абсолютно классический перестроечный фильм, картонный, предельно нереалистичный и с потугами на глубокомыслие.

Живых людей в фильме нет вообще, есть только маски. Интеллигент, Крестьянин-единоличник, Уголовник, Бывший белый офицер, Партиец, Старший энкаведешник — это те, кого везут на расстрел. Младший энкаведешник — тот, кто везет.

Следствие показано в столь же окарикатуренном виде — даже выбивание показаний сводится исключительно к паре ударов. Все до одного подследственные показаны невиновными дебилами, получить ложные показание от которых проще, чем обмануть младенца.

Фильм, кстати говоря, снят на русском языке, и даже крестьянин-единоличник с польской границы говорит на экране как образованный москвич. Национального вопроса в фильме нет вообще — еще один типично перестроечный момент.

Но главное не это. Главное то, что режиссеру фильма неизвестно ровным счетом ничего из того, что за последние четверть века мы узнали о повседневности массовых репрессий 1937-1938 гг.

Заключенные, которых везут на расстрельный полигон, знают о том, что их приговорили к вышке — хотя объявлять приговор запрещалось. Их везут вшестером в кузове из досок, с огромными щелями. Ни наручников, ни просто связанных рук — заключенные могут делать в кузове что хотят. Помимо шофера машину сопровождает 1 (один) энкаведешник.

Читать дальше: Жёлтый свядомый песочек

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

три × пять =