Учись, Прибалтика, как стать Европой!

Учись, Прибалтика, как стать Европой!

Постсоветская история Прибалтики подается властями ее стран как «возвращение в Европу». При этом раз за разом Литва, Латвия и Эстония показывают, что относятся к Европе лишь формально. Другие страны, в том числе не считающиеся и не считающие себя европейскими, демонстрируют куда больше европейской культуры и куда более отвечают критериям «просвещенной Европы». Прибалтике у этих стран не грех поучиться: например, в вопросах языковой политики и соблюдения прав национальных меньшинств.
В начале прошлого года одновременно произошли два события.
Латвийская «языковая полиция» потребовала от мэра Риги Нила Ушакова объяснений, почему он общается в социальных сетях с рижанами на русском языке. В это же время президент Казахстана Нурсултан Назарбаев пригрозил, что будет увольнять тех чиновников, которые демонстрируют хамство и неуважение к гражданам, отвечая им на казахском, когда люди обращаются к ним по-русски.
Президент Назарбаев тогда напомнил чиновникам, что Казахстан является многонациональной страной, в которой требуется толерантность в языковой политике. Казахский язык, в соответствии с Конституцией республики, является государственным, однако русский язык наравне с ним официально употребляется в государственных органах и органах местного самоуправления.
«До меня доходят слухи, что человек на русском обращается и получает ответ на казахском. Почему прокуратура не проверяет? Если он обратился на русском, то и ответ должен получить на русском… Поручаю аппарату президента проверить по всем областям. Всех, кто это делает, — снять с работы», — заявил казахстанский лидер.

Учись, Прибалтика, как стать Европой!

И в те же дни в Риге Центр государственного языка Латвии пригрозил Рижской думе составлением административного протокола и потребовал предоставить письменное объяснение, почему мэр города общается с русскоязычными рижанами по-русски. Интересный вопрос, если учесть, что 55% жителей Риги — русскоязычные.
Пересечение этих историй приводит к парадоксальному выводу.
Азиатская страна, не так давно бывшая лишь территорией для кочевий степных племен, борется за европейскую этику и культуру при общении госслужащих с населением, а страна — член ЕС, кичащаяся своей европейской идентичностью, поощряет и даже навязывает чиновникам административное хамство и оскорбления при общении с нелатышами.
Несоответствие такого вывода устоявшимся стереотипам о культурной европейской Прибалтике и более отсталых от «цивилизованного мира» по сравнению с ней других частях бывшего СССР заставляет эти стереотипы пересмотреть.
? В азиатском Казахстане наряду с государственным казахским допускается использование в государственных учреждениях других языков, а президент страны грозит увольнять тех чиновников, которые знают русский язык, но оскорбляют посетителей, отказываясь на нём разговаривать.
? «Последняя диктатура Европы», Беларусь, — единственная постсоветская республика, в которой два государственных языка: русский и белорусский. А о положении белорусских поляков даже официальные лица в Варшаве говорят, что в Беларуси права польского населения соблюдаются лучше, чем в соседней — входящей в ЕС и НАТО — Литве.
? Наконец, «неоимперская тоталитарная Россия» — единственная на постсоветском пространстве федерация, причем федерация, созданная по национальному признаку: с республиками и национальными автономиями, где в качестве официальных утверждены местные языки.
? После присоединения Крыма к России в Крыму было провозглашено три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский. Все крымские татары получили гражданство России и были признаны коренным населением полуострова со всеми положенными ему согласно международным договорам правами и гарантиями поддержки народной культуры в качестве автохтонного национального меньшинства.

Учись, Прибалтика, как стать Европой!

Бывшие советские республики, к «европейскому выбору» не стремящиеся, на поверку оказываются большими европейцами, чем страны Прибалтики, гордо вещающие, что из всех частей распавшегося СССР только они стали полноценной частью Западного мира.

Учись, Прибалтика, как стать Европой!

Постсоветская история Прибалтики подается властями ее стран как «возвращение в Европу». При этом раз за разом Литва, Латвия и Эстония показывают, что относятся к Европе лишь формально. Другие страны, в том числе не считающиеся и не считающие себя европейскими, демонстрируют куда больше европейской культуры и куда более отвечают критериям «просвещенной Европы». Прибалтике у этих стран не грех поучиться: например, в вопросах языковой политики и соблюдения прав национальных меньшинств.
В начале прошлого года одновременно произошли два события.
Латвийская «языковая полиция» потребовала от мэра Риги Нила Ушакова объяснений, почему он общается в социальных сетях с рижанами на русском языке. В это же время президент Казахстана Нурсултан Назарбаев пригрозил, что будет увольнять тех чиновников, которые демонстрируют хамство и неуважение к гражданам, отвечая им на казахском, когда люди обращаются к ним по-русски.
Президент Назарбаев тогда напомнил чиновникам, что Казахстан является многонациональной страной, в которой требуется толерантность в языковой политике. Казахский язык, в соответствии с Конституцией республики, является государственным, однако русский язык наравне с ним официально употребляется в государственных органах и органах местного самоуправления.
«До меня доходят слухи, что человек на русском обращается и получает ответ на казахском. Почему прокуратура не проверяет? Если он обратился на русском, то и ответ должен получить на русском… Поручаю аппарату президента проверить по всем областям. Всех, кто это делает, — снять с работы», — заявил казахстанский лидер.

Учись, Прибалтика, как стать Европой!

И в те же дни в Риге Центр государственного языка Латвии пригрозил Рижской думе составлением административного протокола и потребовал предоставить письменное объяснение, почему мэр города общается с русскоязычными рижанами по-русски. Интересный вопрос, если учесть, что 55% жителей Риги — русскоязычные.
Пересечение этих историй приводит к парадоксальному выводу.
Азиатская страна, не так давно бывшая лишь территорией для кочевий степных племен, борется за европейскую этику и культуру при общении госслужащих с населением, а страна — член ЕС, кичащаяся своей европейской идентичностью, поощряет и даже навязывает чиновникам административное хамство и оскорбления при общении с нелатышами.
Несоответствие такого вывода устоявшимся стереотипам о культурной европейской Прибалтике и более отсталых от «цивилизованного мира» по сравнению с ней других частях бывшего СССР заставляет эти стереотипы пересмотреть.
? В азиатском Казахстане наряду с государственным казахским допускается использование в государственных учреждениях других языков, а президент страны грозит увольнять тех чиновников, которые знают русский язык, но оскорбляют посетителей, отказываясь на нём разговаривать.
? «Последняя диктатура Европы», Беларусь, — единственная постсоветская республика, в которой два государственных языка: русский и белорусский. А о положении белорусских поляков даже официальные лица в Варшаве говорят, что в Беларуси права польского населения соблюдаются лучше, чем в соседней — входящей в ЕС и НАТО — Литве.
? Наконец, «неоимперская тоталитарная Россия» — единственная на постсоветском пространстве федерация, причем федерация, созданная по национальному признаку: с республиками и национальными автономиями, где в качестве официальных утверждены местные языки.
? После присоединения Крыма к России в Крыму было провозглашено три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский. Все крымские татары получили гражданство России и были признаны коренным населением полуострова со всеми положенными ему согласно международным договорам правами и гарантиями поддержки народной культуры в качестве автохтонного национального меньшинства.

Учись, Прибалтика, как стать Европой!

Бывшие советские республики, к «европейскому выбору» не стремящиеся, на поверку оказываются большими европейцами, чем страны Прибалтики, гордо вещающие, что из всех частей распавшегося СССР только они стали полноценной частью Западного мира.
Вот только к последнему утверждению тоже возникают вопросы.
Если начать сравнивать Прибалтику с настоящей Европой, неизбежно окажется, что Литве, Латвии и Эстонии тому, чтобы быть европейцами, еще учиться и учиться.
В первую очередь в языковой политике и вопросах соблюдения прав национальных меньшинств.
Возьмем объективно главную страну Евросоюза — Германию.
Из 82 миллионов населения ФРГ к автохтонным национальным меньшинствам относится 250 тысяч человек. Из них на севере страны 50 тысяч датчан и около 15 тысяч северных фризов.
Северные фризы имеют ряд культурных учреждений и один научно-исследовательский институт. Кроме того, западнофризский вариант фризского языка является официальным языком района Фрисландия в Нидерландах.
Если в северном приграничье Германии живет датское население, то в южном приграничье Дании — немецкое. С 1955 года между ФРГ и Датским королевством действует соглашение о симметричной и скоординированной поддержке обоих трансграничных меньшинств.
Сравните это с бесконечными дрязгами Вильнюса с Варшавой по поводу дискриминации литовских поляков Виленского края.

Учись, Прибалтика, как стать Европой!

Митинг поляков Литвы
Германия признаёт автохтонным национальным меньшинством польское население Рурского края, переехавшее туда в XIX веке. Латвия с Эстонией отказались подписывать Европейскую хартию о региональных языках на том основании, что их русскоязычное население якобы не является автохтонным.
И это при том, что в Латвии русские живут с XVII века, а северо-восток Эстонии (Принаровье, или Ида-Вирумаа) — это историческая территория проживания русскоязычного населения.
Под такие регионы, как Ида-Вирумаа, как раз и принималась хартия о региональных языках: по идее, именно на северо-востоке Эстонии должен быть региональный местный язык, русскоязычная топонимика и так далее.
Но ничего подобного нет, что еще раз доказывает, что страны Прибалтики не являются европейскими.
В частности, они не являются скандинавскими и не относятся к Северной Европе, как утверждают прибалтийские политики.
В Конституции Финляндии, например, закреплено двуязычие: шведский и финский языки в стране равноправны.
Законодательно прописано и право ребенка получать образование на родном языке: в шведских школах финский является обязательным иностранным языком, а остальные предметы преподаются на шведском. В финских школах главный и обязательный к изучению иностранный язык — шведский.
Автохтонное шведское меньшинство в Финляндии признано официально. Финские шведы (проживающие преимущественно в северо-западном приграничье) составляют 5% населения — почти столько же, сколько поляки в Литве.
Столетиями Финляндия входила в состав Шведского королевства, и шведы в Суоми были нацией господ. Но историческая месть государственной политикой Финляндии не стала и на простых шведах Хельсинки за былые обиды не отыгрывается.
В отличие от южных соседей — Литвы, Латвии и Эстонии.
Равным образом в Ирландии, куда так любят эмигрировать латыши и литовцы, английский «язык оккупантов» является вторым государственным языком — и благодаря Дублину останется официальным языком ЕС, несмотря на «Брексит».
Латвия и Эстония — это в чистом виде двухобщинные государства.
Для сравнения, в Бельгии 31% населения составляют франкоязычные (в Латвии русскоязычных 37% населения). Так вот, с 1967 года Бельгия разделена на четыре языковые зоны: французскую, фламандскую, немецкую и Брюссель. Официальная документация в каждой из зон ведется на своем языке.
Территорией стопроцентного многоязычия является столица Евросоюза Брюссель, потому что в столице все языковые общины перемешиваются.
Первые лица Литвы, Латвии и Эстонии мечтают работать в Брюсселе, но делать у себя как в Брюсселе они не хотят ни при каких обстоятельствах.
С какой стороны к ним ни подойди: с севера, юга, запада или востока, — их страны не являются частью Европы и никак не соответствуют европейским ценностям и стандартам.
Примерами им могут быть Скандинавия, Западная Европа, Беларусь, Америка или Россия, но сами страны Прибалтики не могут быть примером ни для кого. Те, кто берет с них пример, как Украина, следом за ними впадают в неадекват.
Этим странам надо не учить, а учиться. Они еще только формирующиеся, слабые в умственном отношении государства.
Они должны молчать и слушать, молчать и слушать, что им говорят. Учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь приемлемыми членами европейского сообщества.
rubaltic.ru
Читайте также:
Учись, Прибалтика! Исландия: подлинная история успеха
Учись, Прибалтика — 2. История успеха Финляндии
Учись, Прибалтика — 3. История успеха Беларуси

IMHOclub.by

Добавить комментарий