\»Когда приходит новый код…\»

"Когда приходит новый код..."

Некто зачитал весьма актуальную цитату из В.Ленина, заставившую людей в белых одеждах заохать: «Раз о самостоятельной, самими рабочими массами в ходе их движения вырабатываемой идеологии не может быть и речи, то вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет (ибо никакой «третьей» идеологии не выработало человечество, да и вообще в обществе, раздираемом классовыми противоречиями, и не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии). Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от неё означает тем самым усиление идеологии буржуазной»[1].
Как же так, возмутились светлые люди в белых одеждах. Очень даже легко мы вам представим надклассовую идеологию, общую идеологию цивилизации! Допустим, фабрика вырабатывает 200 рублей прибыли, 100 буржуй забирает себе, и по 10 рублей раздаёт 10 рабочим.
А тут выходим мы, такие, в белых костюмах, и выкатываем новую машину. Она даёт фабрике 300 рублей прибыли! Теперь хозяин может (и должен – по нашим законам), не потеряв ни копейки своей прибыли, платить рабочим уже по 20 рублей на рыло… А потом опять выходим мы, в белых накидках, и вкатываем машину… и не потеряв ни гроша… уже по 30 рублей на нос…

Неожиданно взорвался хозяин фабрики, которого возмутили люди в белых одеждах. Он вскочил, и, брызгая слюной, стал кричать:

-Да что же это такое! С вашими машинами работяги в итоге будут зарабатывать, как я сам!-Но вы же ничего не теряете! – удивились светлолицые – В нашей модели цены неизменны! Вы будете получать прежнее количество сахара, творога…-Да плевал я на ваши сахара и твороги! – кричал буржуй. – Я, к вашему сведению, вообще сладкого не ем, а от творога меня тошнит! Вы думаете, я слон, чтобы разом выпить цистерну молока?! Я вообще живу очень экономно, и мне деньги не на пирожные с мороженными нужны!-А для чего? – удивились люди в белых одеждах.-Я хочу доминировать, быть альфа-самцом! Я хочу чувствовать себя, как лев среди шакалов и гиен… Чтобы я шёл – и все кланялись… Чтобы все девушки только по мне сохли! Повышая зарплату моим рабочим, вы снижаете мой общественный статус, даже не снижая моего дохода!

И ведь не поспоришь…

С нашей точки зрения Ленин и прав, и не прав. Воображаемые светловолосые прекраснодушные херувимы – тоже правы и не правы. Может быть, они роботы со счётными машинами вместо голов, и не понимают природы человека?Марксизм-ленинизм, как учение, выковывался в годы лютой и страшной нищеты подавляющих масс городского и сельского населения. От этого его неизбежно перекосило флюсом на экономическую сторону, он принял экономический, расчётный характер, хотя, быть может, его творцы сперва и не хотели этого. Неравенство стали трактовать просто как материальную сферу, выражаемую в сахаре, твороге, молоке, которых кому-то не хватает, а у кого-то излишек. Глупые предлагали просто более справедливо и уравнительно переделить то, что есть.Любопытно отметить, что в XIX[i] веке был аналог современного «Римского Клуба», убеждённый в невозможности прокормить наличное население планеты. Он, как и «Римский клуб» с цифрами и выкладками доказывал, что рост населения влечёт страшную нищету и благословлял войны, эпидемии – которые одни-де дают человечеству «раздышаться».

"Когда приходит новый код..."

Некто зачитал весьма актуальную цитату из В.Ленина, заставившую людей в белых одеждах заохать: «Раз о самостоятельной, самими рабочими массами в ходе их движения вырабатываемой идеологии не может быть и речи, то вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет (ибо никакой «третьей» идеологии не выработало человечество, да и вообще в обществе, раздираемом классовыми противоречиями, и не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии). Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от неё означает тем самым усиление идеологии буржуазной»[1].
Как же так, возмутились светлые люди в белых одеждах. Очень даже легко мы вам представим надклассовую идеологию, общую идеологию цивилизации! Допустим, фабрика вырабатывает 200 рублей прибыли, 100 буржуй забирает себе, и по 10 рублей раздаёт 10 рабочим.
А тут выходим мы, такие, в белых костюмах, и выкатываем новую машину. Она даёт фабрике 300 рублей прибыли! Теперь хозяин может (и должен – по нашим законам), не потеряв ни копейки своей прибыли, платить рабочим уже по 20 рублей на рыло… А потом опять выходим мы, в белых накидках, и вкатываем машину… и не потеряв ни гроша… уже по 30 рублей на нос…

Неожиданно взорвался хозяин фабрики, которого возмутили люди в белых одеждах. Он вскочил, и, брызгая слюной, стал кричать:

-Да что же это такое! С вашими машинами работяги в итоге будут зарабатывать, как я сам!-Но вы же ничего не теряете! – удивились светлолицые – В нашей модели цены неизменны! Вы будете получать прежнее количество сахара, творога…-Да плевал я на ваши сахара и твороги! – кричал буржуй. – Я, к вашему сведению, вообще сладкого не ем, а от творога меня тошнит! Вы думаете, я слон, чтобы разом выпить цистерну молока?! Я вообще живу очень экономно, и мне деньги не на пирожные с мороженными нужны!-А для чего? – удивились люди в белых одеждах.-Я хочу доминировать, быть альфа-самцом! Я хочу чувствовать себя, как лев среди шакалов и гиен… Чтобы я шёл – и все кланялись… Чтобы все девушки только по мне сохли! Повышая зарплату моим рабочим, вы снижаете мой общественный статус, даже не снижая моего дохода!

И ведь не поспоришь…

С нашей точки зрения Ленин и прав, и не прав. Воображаемые светловолосые прекраснодушные херувимы – тоже правы и не правы. Может быть, они роботы со счётными машинами вместо голов, и не понимают природы человека?Марксизм-ленинизм, как учение, выковывался в годы лютой и страшной нищеты подавляющих масс городского и сельского населения. От этого его неизбежно перекосило флюсом на экономическую сторону, он принял экономический, расчётный характер, хотя, быть может, его творцы сперва и не хотели этого. Неравенство стали трактовать просто как материальную сферу, выражаемую в сахаре, твороге, молоке, которых кому-то не хватает, а у кого-то излишек. Глупые предлагали просто более справедливо и уравнительно переделить то, что есть.Любопытно отметить, что в XIX веке был аналог современного «Римского Клуба», убеждённый в невозможности прокормить наличное население планеты. Он, как и «Римский клуб» с цифрами и выкладками доказывал, что рост населения влечёт страшную нищету и благословлял войны, эпидемии – которые одни-де дают человечеству «раздышаться». Это был небезызвестный Т.Мальтус. Правда при Мальтусе население планеты было около миллиарда, а сейчас почти в 10 раз больше, и питается лучше, чем при Мальтусе… Но «Римскому Клубу» это не мешает с мальтузианским жаром доказывать – не выдержит планета столько, больно уж много «лишних»!Так вот – глупые предлагали чёрный передел. А более умные (марксисты) говорили не просто об уравнительном переделе, а о рывке производительных сил, чтобы сахара и творога с сушками и баранками стало в целом больше, чем в их годы распределяется.

Но, как видим, и умные не выходили за пределы голого механистического экономизма, измеряя счастье исключительно в твороге и молоке.

Для изнурённых многими поколениями нищеты трудящихся, может быть, так и было. Но анализ уже тогдашних богачей должен был сказать проницательному человеку, что ВСЁ НЕ ТАК ПРОСТО!В основе богатства и властолюбия, особенно когда они принимают гомерические размеры, лежит вовсе не стремление выпить за завтраком две бочки молока вместо одной. И человеку, который попытается одновременно надеть 10 пар обуви – место не в кресле банкира, а в сумасшедшем доме…+++Конечно, в ХХ веке, во многом благодаря марксизму, человечество совершило великий рывок производительных сил и расширило сферу массового потребления в течении пары десятилетий больше, чем за десять предыдущих веков. За это памятникам Марксу и Ленину стоять в городах будущего – и, к счастью, не дебилам украинизма решать этот вопрос…Но по мере роста снабжения обывателя становился всё более очевиден экономический «флюс» в марксистском понимании цивилизации. Перекошена рожа-то у образа будущего! Христианской политической и социальной философии не одна тысяча лет, она много старше марксизма, и хотя бы за возраст достойна уважения. Главной задачей цивилизации в области общественных отношений эта философия выводила НАСАЖДЕНИЕ КРОТОСТИ ДУХА и СМИРЕНИЕ НРАВА. Плюс высшая задача – СТЯЖАНИЕ ДУХА СВЯТОГО – пока оставим её в стороне…Буржуи восприняли идею кротости и смирения с восторгом, и наняли особых попов-прохиндеев проповедовать её В ТОМ СМЫСЛЕ, чтобы касалась она ТОЛЬКО рабочих, только бедных, униженных и оскорблённых. Можно понять, почему В ТАКОМ ВИДЕ идея кротости и смирения вызывала у марксистов ненависть с пеной у рта. Ах так? Значит, бедные и угнетённые должны от вас всё терпеть безропотно, а вы выдрючиваться будете, как вам вздумается?!Но мы говорим не о том, ЧЕГО ХОТЕЛИ БЫ БУРЖУИ, а о том, что содержится в самой сути христианского учения. А там есть принцип «кому больше дано, с того больше и спрос». То есть, строго говоря, если без извращений, то идея кротости и смирения относится в первую очередь к богатым и знаменитым, и только в десятую – к рабочим и нищим. Рабочему какое больно-то уж смирение проповедовать? Рабочему сама по себе жизнь его нелёгкая даёт укорот, и захочет возгордиться – не сможет. Средства не те. «Им бедность помогла соблазны одолеть». Совсем другое дело – богатые и знаменитые, хозяева жизни. Вот уж у кого соблазнов вагоны!

Вот уж кто в состоянии любое дерьмо из головы воплотить в трясину житейского дерьма, в которой все утонут и от зловония задохнуться!

+++Понятно (и тут с марксистами не поспоришь) – издевательство человека над человеком не входит в планы цивилизации. И является, прямо скажем, антицивилизацией. Но издевательство же проистекает не оттого, что сахара мало, и один себе весь забрал, самогонку гнать, а другим и чай пить не с чем.Издевательство человека над человеком (слово «эксплуатация» считаю нелепым[2]) заложено в косматой животной, зоологической жажде доминирования.

Человек собирает вокруг себя горы сахара (и никому не даёт его вкусить) – не потому, что он сладкоежка, а потому, что он хочет подчеркнуть свой социальный статус и расширить пропасть между собой и другими.

Поэтому сахар психологически интересен богатому только тогда, когда у других его нет. Как только у других будет много сахара – богатому сахар перестанет быть интересен. То, о чём я говорю – не шутки, не дурь и не блажь. Это такие глубинные и страшные недра человеческого существа, что глубже их трудно отыскать. Угнетение человека человеком привлекает не тем, что один у другого украдёт баночку со сметаной. Оно привлекает возможностью доминировать, возвышаться, считать, что жизнь удалась. У великого математика и вообще мыслителя И.Шафаревича, помимо других замечательных открытий, имеются обширные исследования о том, как равенство угнетает человеческую психологию[3]. Некоторые исторические общины, в которых добились почти полного и долговременного имущественного равенства – переставали даже размножаться, теряли интерес к противоположному полу… Причем не только тогда, когда все равны в нищете, но и тогда, когда все равны в изобилии. Впрочем, когда люди равны – трудно отделить одно от другого. Ведь богатство и бедность – сравнительные категории. Богатый богат и бедный беден не сами по себе, а всегда относительно кого-то. Относительно одного я богат, относительно другого – беден, относительно третьего – нахожусь в среднем классе. Это связано не столько с моими, сколько с их доходами.Растленные халявой «внучата Брежнева» 80-х называли «равенством в нищете» такой уровень жизни, который ровесникам того же Брежнева в 10-е годы ХХ века показался бы описанием рая! Отсутствие сметаны у соседа, увы, психологически гораздо важнее, чем наличие сметаны у самого человека…То, в чём Шафаревич искал противоречия – на самом деле противоречия не содержит. Да, цивилизация, как он и показал – начиная с древнего Египта, борется со зверем в человеке. Зверь в человеке отвечает на эту борьбу собственными контратаками. Было бы наивно думать, что зверь просто так сдастся и ляжет уже в древнем Египте у ног цивилизации комнатной болонкой…

Не совсем осознавая, Шафаревич описывает КОНФЛИКТ ЧЕЛОВЕКА С ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ. Это две величины, каждая из которых хотела бы считаться высшей и главной.

— Человек хочет, чтобы человечество (в идеале) служило ему одному (отсюда все Наполеоны и Гитлеры, и биржевые наполеончики- \»олигархи\», и их идеи мирового господства Личности). — Человечество, наоборот, хочет, чтобы человек ему служил, забыв (в идеале) о собственной личности (откуда такие слова как «самопожертвование», «самозабвенно» и т.п.). Нужно ли говорить, что цивилизация в этой борьбе на стороне человечества, а не отдельного человека?

Ведь цивилизация и создана человечеством, а не личностью, цивилизация – в отличие от личной культуры индивида – исключительно и только коллективный продукт.

Может быть моё личное знание, которое присуще только мне. Но немыслима моя личная цивилизация – которой больше нет ни у кого, кроме меня. Этой драмы истории не поняли ни Шафаревич, ни марксисты. Постоянное и устойчивое тяготение цивилизации к приоритету коллективного над индивидуальным есть неизбежное покушение на свободу личности. Покоряя силы природы вокруг себя, цивилизация подавляет силы природы и внутри своего носителя – человека. Потому культура не освобождает, а закрепощает (законами, инструкциями, этикой, этикетом, техникой безопасности) – а освобождает в полной мере только полное бескультурье. Только в его рамках можно делать, что вздумается, болтать, что угодно и гадить, где приспичило, не добегая до специально отведённых мест. Мало кто понимает (а менее всего – Маркс и марксисты понимали), что жёсткая политическая и нравственная цензура — лишь тень и отражение запрета на фекальную и мочевую свободу, на половую распущенность и извращения эксгибиционизма. Они неразрывно связаны, и все вместе называются СВОБОДО Й ЛИЧНОСТИ, которая сама по себе и не хочет подчиняться общественным «условностям».Цивилизация ломает человека, запрещая ему какать и писать где попало, тумаками заставляя учить счёт и письмо (а человек не хочет!), запрещая голым ходить на улице (даже когда жарко!) – ЕСТЕСТВЕННО, делая это, она запрещает и кое-что в области мысли, публицистики, публичных выступлений и т.п.

Потому что цивилизация – это воля человечества, а не похоть отдельно взятого человека. Тысячу раз мы (род людской) испытали это на себе: убегая от холода и голода попадали в несвободу, а убегая от несвободы – попадали в холод и голод, естественные для ДИКОЙ, ПЕРВОБЫТНОЙ ПРИРОДЫ так же, как и дикая, первобытная свобода.

+++Поэтому дело не обстоит так, что есть вот христианская цивилизация, а есть ещё много других вариантов. Никаких других вариантов нет – марксисты попробовали, и будет с них! Превратили народ-богоносец за 70 лет в такую мразь, что волосы дыбом встают (вспомните сограждан на митингах «перестройки» и чавканье приватизации – воспитатели поработали!). А почему так вышло? А потому что врали. Не может быть одновременно и благополучно и свободно, чтобы и всё было, и всё можно было. Или так, или так! За всё приходится платить, получая одно – неизбежно отдаёшь другое. Изобилие требует очень и очень нормированного поведения, жёстких рамок для человека. А нищета их не требует, веди себя как хочешь. Изобилие — продукт сложного сочетания дел, большой коллективной ответственности. А нищета приходит сама по себе, и в сложной слаженной ответственной работе не нуждается. Поставить хозяйство – сложно и трудоёмко, требует дисциплины. А развалить – легко, и никакой дисциплины не нужно, а даже наоборот. Коли цель твоя нищета, холод и голод, то беги к полной свободе личности со всех ног!+++Но выправить положение дел в материальной сфере – далеко не всё, что и доказал печальный опыт КПСС, разложившейся совсем не от невзгод, а от успехов.

Шафаревич – гений, не рукавица – \»с белой ручки не стряхнёшь, да за пояс не заткнёшь\». Как только с нормами потребления творога и сахара, молока и сметаны всё наладилось – так всё вразнос у КПСС и пошло…

Раньше КПСС было просто: нищий убог в фантазиях. Он просит мало – дал хлебушка, он тебя и благословил. Чем обеспеченнее человек – тем решительнее раскрывается в нём праздная и дурная бесконечность потребительских фантазий. Ну, в точности как у старухи в сказке про «Золотую рыбку»…А коммунисты же смешали идеалы достатка с идеалами свободы (как огурцы с молоком, и с тем же эффектом поноса)! Они же тысячелетнюю цель воспитания кротости и смирения в человеке не просто сняли, но ещё и оплевали, растоптали и проклятиям подвергли! Ну и получили в итоге: потребительское мурло им заявило, что не хочет уж городской бесплатной квартиры, а хочет быть царицей морскою…+++Скажут, ну ладно, ну отшатнёмся в XIX век, а годиков через 100, или даже 50 – обратно вынырнем. Обратно – куда? К желанию всем обеспеченного мурла быть царицей морской?

Игрища с архитектурой цивилизации гораздо опаснее, чем кажется на первый взгляд. Это не так, что один этаж сняли, а другие в неприкосновенности остались.

Обрушение верхнего (советского) этажа может сдетонировать падение и нижних этажей, как часто бывает и в обычном строительстве. Когда сходит сверху вниз лавина камней – она сама себя наращивает. Если вы доигрались, освободив в человеке низменную эгоистичную, антицивилизационную скотину, то докуда эта скотина прыгнет – трудно заранее спрогнозировать…Я уже писал, что два «авангарда обвала», украинский и арабский – производят двойственное впечатление. Арабы находились на более низкой стадии развития перед падением, чем жители Украины. Падение арабов вниз, скорее всего, застрянет на средневековье, на халифате образца 13-14 веков. И это не худший вариант, поскольку всё же сохраняет некоторые простейшие и базовые черты человека.Падение же Украины происходит с большей высоты, и у него выше пробивная способность. Укропатология грозит отбросить человеческий вид до каменного века, в доисторические времена, когда вместо наций были племена, вместо монотеистических религий – языческие культы, а вместо стальной сабли (как у арабов) – деревянная дубина (как у майдаунов). Ну вы присмотритесь, это же очевидно!+++Когда либералы (придурки – иного слова не найду) поставили приоритет частного, индивидуального над общественным, коллективным, они думали, что посягают на «совок». Какой там «совок», ему и от роду-то 70 лет всего было!

Придурки посягнули на сам генокод, ДНК человеческой цивилизации…

Навряд ли они сами понимали, как глубоко уходит кроличья нора — откопанная ими в человеке червоточина. Ведь даже самый архаичный фараон стал исторической фигурой не тогда, когда он задумал всех «нагнуть» и «поиметь» в собственное удовольствие, к чему стремиться любой кобель в подворотне! Он стал историей лишь тогда (и здесь начало истории) – когда задумал победить время, перешагнуть рамки своего поколения, поговорить с потомками – оставив им монументальные строения и письменность. Именно и только там, где человек говорит не от своего имени, а от имени человечества, принимая Род выше Индивида, могут быть история и цивилизация. А если вы поставите индивидуальное, частное, личное выше прошлых и будущих поколений (насмеявшись над традициями предков и прожрав наследие потомкам) — то не станет сперва человечества, а потом и человека (всё же, в не-звериной своей части производного от человечества). Останется только тупой и хищный зверь, из числа тех, каковыми либералы обильно наградили род людской в пост-советский упаднический период «конца истории»…
[1] Что делать? (осень 1901 г.— февраль 1902 г.). [2] Эксплуатация – дословно, «использование». Использование лифта называется в инструкции «эксплуатацией лифтового оборудования». Бороться с такой эксплуатацией не хочу, и вам не советую. В быту все используют всех – дети родителей, ученики – учителя, пассажиры – вагоновожатого, посетители столовой – поваров и т.п. И вопрос вовсе не в том, что используют (это-то на здоровье), а в том, что ШАНТАЖИРУЮТ И ИЗДЕВАЮТСЯ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ! [3] «Социализм как явление мировой истории», книга, в которой автор скандально рассматривает развитие социалистических идей (под социализмом он понимает идеи равенства и равноправия) детально со времён античности до современности. Подробно разбирается практика реального «социалистического» (на самом деле – уравнительского) строительства в XX веке. Автор делает вывод о том, что социализм в своей сущности является проявлением «инстинкта смерти» на уровне человеческой цивилизации. После 1991 года книга неоднократно переиздавалась на русском, вошла в состав собрания сочинений. Книга состоит из трёх частей. Первая часть посвящена изложению социалистических учений: античный социализм, социализм в средневековых ересях, социализм в учениях западноевропейских философов. Вторая часть посвящена изложению истории социалистических государств древнейших времён: Империя инков, государство иезуитов в Парагвае, Месопотамии, затрагивает Древний Египет, Древний Китай. Заключительная, третья часть содержит попытку обсуждение и анализ изложенного фактического материала, что позволяет автору сделать некоторые общие выводы.
Экономика и Мы

Добавить комментарий