На поле лжи и русофобии

На поле лжи и русофобии

Крапивенское поле – поле известной Оршанской битвы. Один иp многочисленных эпизодов в ходе войны 1512-22 годов между московской ратью и литовско-польской армией на наших глазах стал важной составной частью «литвинской легенды». Он и ныне питает русофобию наглой ложью и фальсификацией. По своей сути многочисленные легенды о Крапивенском поле в своей основе имеют продукт пропаганды польских королей… А что оставалось им после потери в августе 1514 года первоклассной и важной в стратегическом и экономическом плане крепости в городе Смоленске? Такое поражение требовала ответной реакции если не военных, то хотя бы дипломатов. Они и ухватились за ответный тактический успех в бою близ Орши…
Справедливости ради надо признать, что в те стародавние времена ни потеря Смоленска, ни успех в битве под Оршей, ни последовавшие за этим кровопролитные стычки не породили у поляков и наших предков той русофобии, которую мы наблюдаем ныне.
Белорусским «свядомым» теперь трудно поверить в то, что в 1573 году, когда с момента стычки на Крапивенском поле прошло всего лишь 60 лет, московский царь Иван Грозный на равных со ставленником Габсбургов и братом короля Франции мирно сражался в предвыборных баталиях за польский трон, но проиграл выборы.
В новейшей политической истории Беларуси Оршанская битва после нескольких десятилетий унавоживания подкормками в виде лжи, фальсификаций, подлогов и искусственного нагнетания истерии дала бурные всходы русофобии.
Белорусский философ, историк и публицист Владимир Гигин в «Сказках Крапивенского поля», приуроченных к 500-летнему юбилею анализируемой битвы, прекрасно расписал эту особенность долгоиграющей акции психологической войны. Исследование питерского историка, кандидата исторических наук Алексея Лобина «Битва под Оршей 8 сентября 1514 года» (вышла в 2011 году) Гигин оценивает как монографию, которая «заставляет пересмотреть устоявшиеся стереотипы о сражении».

На поле лжи и русофобии

Крапивенское поле – поле известной Оршанской битвы. Один иp многочисленных эпизодов в ходе войны 1512-22 годов между московской ратью и литовско-польской армией на наших глазах стал важной составной частью «литвинской легенды». Он и ныне питает русофобию наглой ложью и  фальсификацией. По своей сути многочисленные легенды о Крапивенском поле в своей основе имеют продукт пропаганды польских королей… А что оставалось им после потери в августе 1514 года первоклассной и важной в стратегическом и экономическом плане крепости в городе Смоленске? Такое поражение требовала ответной реакции если не военных, то хотя бы дипломатов. Они и ухватились за ответный тактический успех в бою близ Орши…
Справедливости ради надо признать, что в те стародавние времена ни потеря Смоленска, ни успех в битве под Оршей, ни последовавшие за этим кровопролитные стычки не породили у поляков и наших предков той русофобии, которую мы наблюдаем ныне.
Белорусским «свядомым» теперь трудно поверить в то, что в 1573 году, когда с момента стычки на Крапивенском поле прошло всего лишь 60 лет, московский царь Иван Грозный на равных со ставленником Габсбургов и братом короля Франции мирно сражался в предвыборных баталиях за польский трон, но проиграл выборы.
В новейшей политической истории Беларуси Оршанская битва после нескольких десятилетий унавоживания подкормками в виде лжи, фальсификаций, подлогов и искусственного нагнетания истерии дала бурные всходы русофобии.
Белорусский философ, историк и публицист Владимир Гигин в «Сказках Крапивенского поля», приуроченных к 500-летнему юбилею анализируемой битвы, прекрасно расписал эту особенность долгоиграющей акции психологической войны. Исследование питерского историка, кандидата исторических наук Алексея Лобина «Битва под Оршей 8 сентября 1514 года» (вышла в 2011 году) Гигин оценивает как монографию, которая «заставляет пересмотреть устоявшиеся стереотипы о сражении».
Можно привести и другие примеры разоблачения главного мифа белорусской воинской славы стародавних времён. Принимаемые меры принесли и приносят свои плоды. Не случайно кандидат в лидеры Белорусского народного фронта Илья Добротвор, подводя итоги так называемой «Ассамблеи патриотических сил», вынужден был признать необходимость перезагрузки и перехода к иной тактике, призвав, оставить историю историкам. «Все равно у нас нет инструментов, позволяющих определить, что истинно, а что ложно. Пусть они ломают копья друг об друга в тишине своих кабинетов. Кто, когда, куда, за что», – заявил Добротвор.
И это после четверти века политизации отечественной истории! А что ещё остаётся, если – берём примеры только из тех, что привязаны к Крапивенскому полю – националистическая оппозиция неспособна набрать несколько десятков поклонников «битвы на Крапивне», даже с учётом дежурных журналистов и представителей спецслужб в штатском. Если в прошлом году подпольный фестиваль бардовской песни «Оршанская битва» проигнорировал даже вдохновитель и учредитель этой тусовки Андрей Мельников, то ныне в фотоотчётах акул пера нет вообще ни одного снимка с гитарой в руках на фоне густой крапивы…
По оценке организаторов празднования Дня белорусской воинской славы, на Крапивенском поле в течение дня 8 сентября отметились сотни патриотов. Лидер оршанского филиала кампании «Говори правду!» Игорь Гришанов статистику посетителей уменьшил до 50 человек. Столичный художник Микола Купала, ежегодно посещающий место битвы, скромно называет цифру около 20…
На фотолетописи этого дня, повторюсь, нет и такого мизерного количества…
Однако не будем обольщаться – мифы живут своей жизнью! Монографию ещё надо оживить в студенческой аудитории, а оппозиционные ресурсы поколению пепси с айфонами в руках ежедневно напоминают живыми голосами бардов, фальсификаций и русофобии: «Слава Воршы ўжо не горша…»
Более того, весной этого года на личном приёме граждан вице-премьером Республики Беларусь Василием Жарко мне удалось в довольно жёсткой форме поставить перед чиновником, курирующим идеологические проблемы, вопрос: «Как понимать решение Минобразования рекомендовать организацию экскурсий учащихся Орши на Крапивенское поле при изучении истории средних веков?»
Открываю программу по курсу «История Беларуси» для 7 класса и узнаю, что мой внук, семиклассник, должен знать имена исторических деятелей и результаты их деятельности… В этом перечне первым стоит – Константин Острожский… Расскажет ли школьный учитель правду о Крапивенском поле? Разбудит ли он интерес у мальчишек к поиску истины? Сообразят ли мальчишки и девчонки, а также их родители и классные дамы, что на крохотном пятачке близ Орши никак невозможно было схлестнуться в кровопролитной сече такой массе войск и лошадей, как нам твердят русофобы, умножая мифы об Оршанской битве…
Николай Петрушенко
ТЕЛЕСКОП

Добавить комментарий