Великое Княжество Литовское (ВКЛ)

В середине XIII века начинается новая эпоха белорусской истории — эпоха
Великого Княжества Литовского. Объединение слабых и разрозненных земель в
одно крупное государство было в интересах как балтского, так и
восточнославянского населения, поскольку с востока угрожали
монголотатары, а с запада начинали теснить немецкие рыцари. Между литвой
и кривичами существовали давние тесные связи. Поэтому создание
совместного государства произошло естественно и без особого насилия.

Великое Княжество Литовское (ВКЛ)

Основателем
государства стал Миндовг, который объединил литовские племена и
Новогородское княжество. Новогородок (Новогрудок) стал первой
резиденцией Миндовга. Здесь он, если верить поздним летописям, принял
христианство православного обряда. В Полоцке же, где прервалась местная
династия, вскоре вокняжился племянник Миндовга Товтивил.В середине XIII века начинается новая эпоха белорусской истории — эпоха Великого Княжества Литовского. Объединение слабых и разрозненных земель в одно крупное государство было в интересах как балтского, так и восточнославянского населения, поскольку с востока угрожали монголотатары, а с запада начинали теснить немецкие рыцари. Между литвой и кривичами существовали давние тесные связи. Поэтому создание совместного государства произошло естественно и без особого насилия.

Великое Княжество Литовское (ВКЛ)

Основателем государства стал Миндовг, который объединил литовские племена и Новогородское княжество. Новогородок (Новогрудок) стал первой резиденцией Миндовга. Здесь он, если верить поздним летописям, принял христианство православного обряда. В Полоцке же, где прервалась местная династия, вскоре вокняжился племянник Миндовга Товтивил.
В середине XIII века Миндовгу пришлось вести борьбу с восставшими против его власти вассалами Ердивилом, Товтивилом и Викинтом, призвавшими на помощь галицко-волынских князей, Польшу и рыцарей Инфлянтского ордена. Чтобы нейтрализовать немцев, он пообещал отдать ордену жемайтийские земли и принять католичество.

Великое Княжество Литовское (ВКЛ)


В 1251 году Миндовг был крещен, а в 1253 м папа римский уже прислал ему королевскую корону. Сблизившись с немцами, Миндовг сумел расколоть вражескую коалицию и сохранить власть над Литвой. Однако его сын Войшелк в 1254 году вынужден был подписать с галицким князем Данилой соглашение, по которому Новогородок, Слоним, Волковыск и другие города уступались Роману Даниловичу. Товтивил возвратился в Полоцк. Затем сам Войшелк ушел в Галицкую землю и несколько лет был там монахом, а вернувшись Но уже в 1258 году Войшелк вместе с Товтивилом заняли Новогородок, пленив Романа. Пытаясь взять реванш, Данила Галицкий осуществил новый поход на Новогородскую землю. Зимой 1258/59 года галицко-волынские князья участвовали в походе хана Бурундая — первом вторжении татар на территорию Беларуси. Но Белорусское Понеманье осталось на стороне Миндовга.
В 1263 году в результате заговора Миндовг и его сыновья были убиты галицынским князем Довмонтом и жемайтийским Транятой. Провозгласив себя властелином Литвы, Транята пригласил к себе из Полоцка Товтивила и умертвил его, но некоторое время спустя погиб сам. Тогда Войшелк, третий сын Миндовга, скрывавшийся в Пинске, пришел с пинянами в Литву. Радостно принятый там, он жестоко расправился с противниками и стал великим князем.
Однако Войшелк вскоре передал великокняжеский престол Шварну Даниловичу. Сам же ушел в монастырь, а в 1264 году был убит галицким князем Львом Даниловичем. Но и Шварн княжил недолго. В Полоцке в то время после Товтивила сидел Гердень, который погиб в борьбе против нападений Довмонта с псковичами на Полотчину. Позднее полоцким князем стал Излагав. И Гердень, и Изяслав признавали власть Войшелка.
Только в 1270-х годах, при Трайдени, наступила определенная стабилизация политической жизни. Власть великого князя признали Городенщина и ятвяжская земля. Однако отношения с Галицко-Волынским княжеством вновь обострились. Коалиционные походы галицкого князя и татар на Белорусское Понеманье происходили в 1274, 1276 и 1277 годах.
Сведения об истории дальнейшего литовского княжения весьма скупы. Известно, что приблизительно в конце 1280-х государством правили Буквдид и Пукувер, а в 1295–1315 годах — Витень.
В Полоцке после Изяслава в 1270-х годах княжил Константин Безрукий, а в Витебске тогда же — его сын Михаил. В конце XIII века в Полоцке уже правил некий литовский князь (имя неизвестно). Считается, что он принял католичество и, умирая бездетным, передал землю Рижскому архиепископу. В результате в городе появилось много немцев и католического духовенства, что вызвало недовольство полочан. Последние, как утверждает историкографическая традиция, попросили помощи у князя Витеня, который в 1307 году вместе с ними очистил Полотчину от немцев и присоединил ее к своему княжеству.

Великое Княжество Литовское (ВКЛ)

В годы правления Гедимина (1316–1341) в состав его княжества вошли почти все территории современной Беларуси, за исключением Поднепровья, Посожья и нижней Припяти. Одной из первых к государству Гедимина была присоединена Витебская земля. В 1318 году Ольгерд Гедиминович вступил в брак с Марией, дочерью последнего витебского князя Ярослава Васильевича, и, когда в 1320 году тот умер, княжество осталось Ольгерду. Берестейская земля вошла в состав его государства не позднее середины 1320-х годов. Жители Берестейщины были недовольны зависимостью от волынских князей, поэтому Гедимину довелось воевать не с населением, а с этими князьями. Примерно тогда же власть Гедимина признали и центральные земли Беларуси.
Менский князь Василь в 1326 году входил в число послов, направленных в Новгород. Вассалами стали также князья друцкий и лукомльский. Гдето к 1340 году Туровской и Пинской землей начал править Наримунт Гедиминович. В положении зависимого союзника Вильни находился также князь смоленский. Политическое влияние Гедимина достигало Пскова, Новгорода, Вязьмы и других княжеств.
Объединяя под своей властью большие восточнославянские территории, Гедимин, как правило, обходился без насилия и завоевания. Этот князь первым из монархов начал называть себя правителем не только литвинов, но и русинов. Он раздал уделы в управление своим сыновьям: младшему Явнуту — Вильню, которая с 1323 года была столицей государства, с пригородами Ошмяной, Браславом и Вилькамиром, Монивиду — Кернаву и Слоним, Наримунту — Пинск и Туров, Кариату — Новогородок и Волковыск, Любарту — Волынь, Ольгерду — Крево и Витебск (и Менск?), Кейстуту — Троки (Тракай), Берестье и Городню. Полотчина же оставалась у Гедиминова брата Воина (затем перешла Наримунту). Отданные наместникам земли Беларуси сохранили широкую автономию. К примеру, Полоцк попрежнему самостоятельно подписывал договоры с Ригой. Сыновья Гедимина, получив уделы, переняли религию коренного населения, местные традиции. Кариат после крещения в православие стал называться Михаилом, Любарт — Дмитрием, Наримунт — Глебом, а Явнут — Иваном.
После Гедимина великокняжеским престолом владел его младший брат Явнут. Это вызвало разлад среди братьев. Государство находилось тогда в тяжелой политической ситуации. Немецкий орден закрепился в низовьях Немана, заключил перемирие с польским королем Казимиром и усилил давление на Великое Княжество.
Чтобы укрепить власть, Ольгерд и Кейстут договорились и в начале 1345 года осуществили государственный переворот. Кейстут овладел Вильней и провозгласил великим князем Ольгерда, а изгнанный Явнут бежал в Москву.
Братья разделили территорию государства на две части по линии Городня — Троки и далее до Инфлянтов (Ливонии). Ольгерд сидел в Вильне, владел восточными землями и занимался отношениями с Москвой и татарами. Делом Кейстута, устроившего себе столицу в Троках и правившего западной частью государства, была западная политика, прежде всего борьба с немецкими рыцарями.
Ольгерд добился больших успехов в восточной политике. Он присоединил к Великому Княжеству земли Белорусского Поднепровья, а в 1362 году разгромил у Синих Вод громадную татарскую орду, чем положил начало освобождению восточнославянских земель от татар. По просьбе тверского князя он в 1368, 1370 и 1372 годах ходил на Москву. Однако до решающей битвы дело не дошло. Ольгерд и великий князь московский подписали мир.

Великое Княжество Литовское (ВКЛ)

С целью нейтрализации церковно-политического влияния Москвы на православное население государства Ольгерд, как и его отец, добивался создания собственной митрополии. В 1352 году она была восстановлена. Кафедра, как и раньше, размещалась в Новогородке.
После смерти Ольгерда в государстве возник опасный внутренний раздор. Виленский престол получил Ягайло — сын Ольгерда от второй жены, с чем не согласились его старшие сыновья от витебской княгини Марии. Уже в 1377 году Андрей Ольгердович бежал из Полоцка в Псков, а затем в Москву.
Чтобы отомстить Андрею, Ягайло хотел посадить в Полоцке брата Скиргайлу, но полочане не приняли нежеланного князя и, оскорбив его, изгнали из города. Тогда Скиргайло пришел завоевывать Полоцк со своим войском и отрядом инфлянтских рыцарей. Полочане просили помощи у Новгорода, но не получили ее и отражали нападение самостоятельно. Их спасло то, что развернулась борьба Ягайлы с Кейстутом и Скиргайло отправился защищать своего брата.
Вскоре Кейстут был заточен, а затем удавлен в Кревском замке, а его сыну Витовту, брошенному в тюрьму в Вильне, удалось бежать в Пруссию. Захватив верховную власть, Ягайло спешил укрепиться на престоле, однако на Княжество напал Витовт с немецкими рыцарями. В 1383 году он захватил Троки, держал в осаде Вильню. Чтобы лишить Орден своего опасного соперника, Ягайло начал тайные переговоры с Витовтом. Последний согласился признать Ягайлу верховным правителем, если тот вернет ему отцовские владения, и в 1384 году перебежал из Пруссии в Литву.
Получив только Берестейщину и Городенщину, Витовт добивался других земель. Не успокаивался и самый заклятый соперник Ягайлы Андрей Полоцкий.
В той ситуации Ягайло искал опоры в союзе с соседними странами. Существовал выбор: сближение с великим князем московским Дмитрием Донским или брак с польской королевой Ядвигой. Он колебался. Но когда московский князь потребовал от Ягайлы после планируемой женитьбы с Софьей, дочерью Донского, крестить Литву в православие и признать себя «младшим братом» (вассалом), тот выбрал блок с Польшей.
После соответствующих переговоров из Кракова прибыло уполномоченное посольство, и 14 августа 1385 года в Кревском замке было подписано соглашение о государственной унии. Со стороны Литвы акт подписали Ягайло, Скиргайло, Карибут, Витовт и Лугвен. Краковские послы приглашали Ягайлу занять польский королевский престол и вступить в брак с 12-летней королевой Ядвигой. Ягайло в свою очередь обязывался принять католичество и обратить в эту веру своих еще не крещенных братьев, родственников и всех литовцев, а также навеки присоединить свое государство к Королевству Польскому.
С юридической стороны Кревский акт как будто означал полную инкорпорацию Великого Княжества Литовского Польшей. В действительности же наша страна сохранила отдельный государственный организм.
Против Ягайлы и кревского соглашения уже в 1386 году выступил Андрей Полоцкий. На помощь мятежному князю пришли смоленский князь Святослав и магистр Инфлянтского ордена. Их войско овладело Лукомлем, Полоцком, чьи мещане симпатизировали Андрею, затем повоевало земли вплоть до Ошмяны. Святослав пытался занять Мстислав.
Когда инфлянтские рыцари оставили Беларусь, на подавление бунтовщиков пришло войско Карибута, Скиргайлы, Лугвена и Витовта, которое в битве под Мстиславлем в апреле 1386 года разгромило смолян. Полоцк, в котором затворился Андрей, долго и упорно оборонялся, но через год Скиргайло смог овладеть городом, захватил Андрея и выслал его в Краков к Ягайле. А уже зимой 1389/90 года против Ягайлы восстал Витовт. После неудачной попытки захватить Вильню он вновь бежал к прусским рыцарям.
В сентябре 1390 года отряд тевтонцев во главе с Витовтом пришел к Вильне и захватил деревянный Кривой замок, но Верхний и Нижний замки выстояли. Через год он овладел Городней, а еще год спустя захватил Новогородок и вновь угрожал Вильне. Война показала, что Ягайло не удержит власть над Великим Княжеством, если не пойдет на компромисс.
Весной 1392 года он вступил в тайные переговоры с Витовтом и пообещал ему возвратить все прежние владения Кейстута. В Острове, что под Лидой, 4 августа 1392 года Ягайло и Витовт подписали соглашение. Правление государством пожизненно передавалось Витовту, которому, согласно летописи, «рада была вся земля литовская и русская».
Вступив на виленский трон, великий князь Витовт начал укреплять свою страну, делая ее независимой от Польского Королевства. Вначале ее необходимо было централизировать, для чего Витовт подчинил себе наиболее самостоятельные уделы, заменил князей своими наместниками, а землям дал уставные грамоты.
Укрепив свои позиции в государстве, Витовт сразу пошел на обострение отношений с Польшей. Возмущенный письмом Ядвиги, которая требовала дани, великий князь собрал бояр на неманском острове Самин. Те поддержали Витовта, заявив, что они «всегда были свободными, как и предки, и никогда не платили никакой дани Польше», и провозгласили Витовта своим королем.
Чтобы сделать Тохтамыша правителем Орды и впоследствии располагать его поддержкой в восточной политике, Витовт в 1399 году подготовил большой поход против татар. Совместно с его войском на юг двинулась помощь из Польши и Прусского ордена. Но 12 августа в битве у реки Ворсклы татары Тимур-Кутлука разгромили силы Витовта. Это поражение заставило великого князя пойти на укрепление альянса с Ягайлой.
Чтобы поправить свое положение после Ворсклы, Витовт энергично занялся восточной политикой. Он умело использовал союз с Москвой, закрепленный династическим браком, и расширил свое влияние на восточнославянские земли. Урегулирование отношений с Московским княжеством, Новгородом и Псковом позволило начать борьбу с Тевтонским орденом. Когда в 1409 году население Жемайтии выступило против немцев, Витовт поддержал восстание. За него вступилась Польша, и Орден объявил им войну.
Ягайло и Витовт разработали план совместных действий. В начале июля 1410 года они привели свои соединенные войска на территорию Пруссии. У Витовта было 40 хоругвей из всех земель Великого Княжества, в том числе городенская, витебская, полоцкая, смоленская, пинская, новогородская, берестейская, волковысская и другие, а также отряды татарской конницы, — все вместе составляло около 10–12 тысяч всадников. У Ягайлы в 51 хоругви насчитывалось 12–14 тысяч конников. На помощь полякам пришли наемные солдаты из Чехии во главе с Яном Жижкой. Силы Ордена составляли примерно 16 тысяч рыцарей.

Великое Княжество Литовское (ВКЛ)


Битва произошла 15 июля у прусских деревень Танненберг и Грюнвальд и завершилась полным разгромом орденского войска. Союзники двинулись дальше в Пруссию. Над Орденом нависла смертельная опасность. Прусские замки и города сдавались без сопротивления, нобилитет и епископы присягали победителям.
Однако столица Ордена Мальборк мужественно оборонялась, и два месяца осады не принесли никакого результата. Война закончилась Торуньским миром 1411 года.
В 1420-х годах великий князь Витовт достиг во внешней политике наибольших успехов. В определенной зависимости от него находились Крымская и Заволжская орды, Москва (князь Василий Дмитриевич в 1426 году доверил Витовту опеку над своим несовершеннолетним сыном), Псков и Новгород. В 1429 году он сблизился с императором Священной Римской империи Сигизмундом, который предложил Витовту королевскую корону. Великий князь вначале отказался, но, после того как польские паны недвусмысленно намекнули ему о его зависимости от Польши, принял предложение. Коронацию назначили на 8 сентября 1430 года, однако послы с короной от императора были задержаны поляками. Витовт умер 27 октября 1430 года, так и не став королем.
После смерти Витовта князья и бояре провозгласили великим князем Свидригайлу Ольгердовича. Свидригайло был хорошо известен в белорусских землях, где пользовался популярностью как противник сближения с Польшей.
Его княжение началось борьбой с Польским Королевством за Подолье и Волынь. В поисках союзников он сумел сблизиться с татарами, Молдовой, Псковом, Новгородом, подписать оборонительные соглашения с Прусским и Инфлянтским орденами. Император Сигизмунд пообещал Свидригайле королевскую корону. Однако открытая антипольская политика великого князя вызвала сопротивление сторонников унии.
Брат Витовта Жигимонт, который был князем стародубским, и Сымон Гольшанский организовали покушение на Свидригайлу и напали на него ночью 1 сентября 1432 года в Ошмяне. Чудом оставшись в живых, тот бежал в Полоцк.
Пропольская партия боярства сразу же посадила на виленский трон Жигимонта Кейстутовича. Однако Полоцкая, Витебская, Смоленская и Киевская земли, а также Северщина, Волынь и Подолье не признали Жигимонта и считали своим великим князем Свидригайлу. Началась гражданская война. Жигимонт сразу же восстановил союз с Польшей, и оттуда ему на помощь пришли военные отряды.
Свидригайло совершал походы к Вильне и Новогородку, а Жигимонт в 1435 году водил войска до самого Мстиславля. В генеральной битве у Вилькомира Свидригайло был разгромлен и бежал на Украину.
Но и политика Жигимонта Кейстутовича, который, с одной стороны, отдал полякам Подолье, а с другой — противоречил Кракову и, укрепляясь на великокняжеском престоле, стремился ослабить зависимость от Польши, умножила партию его противников.
Крайней жестокостью по отношению к аристократии, попытками ослабить ее позиции и окружить себя новыми, лично преданными ему, людьми Жигимонт сплотил своих врагов. Воеводы Довгирд и Лелюша подготовили покушение на великого князя. 20 марта 1440 года его совершили князь Александр Чарторыйский и киевлянин Скабейка, которые тайно проникли в Трокский замок, укрывшись в возах с сеном.
Рада Великого Княжества сразу же провозгласила монархом 13-летнего Казимира Ягайловича. Самостоятельное избрание Казимира на виленский престол упразднило унию с Польшей, восстановленную Жигимонтом в 1432 году, и юридически оба государства Ягайловичей больше ничем не были объединены. Но в 1444 году в битве под Варной пропал без вести польский король Владислав. Поляки предложили корону Казимиру, и в июне 1447 года с согласия своих приближенных он стал королем Польши.
Внутренняя политика Казимира была направлена на консолидацию общества и централизацию государства. В 1447 году, отправляясь на коронацию в Краков, он издал привилей, которым наделял шляхетскими правами князей, панов и бояр всей страны, независимо от вероисповедания. Ранее мелкое боярство не пользовалось такими привилегиями. На восточных и южных землях Казимир сажал наместников, чтобы укрепить их связь с Вильней.
Однако, занимаясь преимущественно польскими делами, Казимир Ягайлович больше времени проводил в Польше. Его отсутствие снижало дееспособность центральной власти, отрицательно влияло на государственную политику в целом. Правительственные круги неоднократно просили Казимира или все время находиться в пределах Великого Княжества, или согласиться на избрание нового монарха. Кандидатом на виленский престол предлагался Семен Олелькович, слуцкий православный князь, которого поддерживали и католики.
Во внешней политике Казимира главным, пожалуй, было подписание в 1449 году «вечного мира» с Москвой. Договор разграничивал сферы влияния Москвы и Вильни и надолго стабилизировал их взаимоотношения. Московский князь Василий Слепой обязался не вмешиваться в смоленские дела, а Казимир — не вступаться за Новгород, Псков и Ржев. Монархи договорились также не принимать князей-перебежчиков.
Для Вильни это стало поворотной точкой в восточной политике. В отличие от времен Витовта она отказывалась от активной роли на сопредельных землях и признавала право на них за Москвой. Благодаря этому Москва уже в 1451 году поставила в зависимость, а в 1485 году и окончательно подчинила Тверь. Тогда же была ликвидирована самостоятельность Рязанского княжества. В поисках помощи для борьбы с Москвой Новгород сам просил у Казимира Ягайловича поддержки, но тот только прислал наместником слуцкого князя Семена Олельковича, когда же дело дошло до войны с Москвой, не заступился. И, расправившись с новгородцами, Иван III в 1478 году подчинил республику своей власти.
Объединенное и сильное Московское государство вплотную приблизилось к границам Великого Княжества Литовского. Породнившийся через брак с династией могущественной Византийской империи, Иван III унаследовал у цесарей и герб (двуглавого орла), и политическую доктрину. Уже в 1487 году он открыто потребовал «Полоцка, Витебска, Смоленска и всех других земель русских». Москва объявлялась законной преемницей и центром объединения всех восточнославянских территорий. Земли Беларуси и Украины стали называться «дединой и отчиной». Неотвратимо приближалось время войн.
Первая открытая война Московского государства началась сразу же после смерти великого князя Казимира Ягайловича. Иван III использовал удобный для нападения момент и направил войска на захват пограничных городов.
При поддержке князей-перебежчиков он в 1492 году занял ряд княжеств в верховьях Оки, захватил Вязьму, Мосальск и другие города. Только через два года послам нового монарха Александра удалось подписать с Москвой мирное соглашение и закрепить его династическим браком, но в 1500 году вспыхнула очередная война. Посланный защищать границы 4-тысячный корпус гетмана Острожского был полностью истреблен во много раз большим московским войском на Ведроше. С юга по наущению Ивана III ударили крымские татары, опустошившие в Беларуси Берестейскую землю. Во время этой войны Великое Княжество потеряло на востоке 17 городов и около 70 волостей. Попытка виленских властей в 1507 году возвратить завоеванные Москвой земли, в частности Северщину, оказалась тщетной. Неприятель первым вторгся в Беларусь и поддержал мятеж князя Глинского, чем поставил государство в критическое положение. А уже в 1512 году Московское княжество развязало очередную, четвертую по счету войну, чрезвычайно длительную и тяжелую.
Два события той войны — захват Смоленска воеводами Василия III и разгром московского войска под Оршей — стали главным приобретением каждой из сторон и не утратили своего значения на протяжении целого столетия.
Завершила эту борьбу за наши восточные земли война 1534–1537 годов, когда Великое Княжество мобилизовало все силы для возвращения утраченных территорий и попросило помощи у Польши, однако отвоевало только Гомель. Слишком уж неравны были силы.
Таким образом, конец XV — начало XVI века прошли в почти бесконечных войнах. Они требовали от государства и общества невероятного напряжения, громадных финансовых затрат, разрушали хозяйство, особенно на востоке и севере Беларуси. Поредевшее население тех, наиболее опустошенных, районов панически боялось каждого известия о движении московского войска или татар.
Потеря Смоленска свидетельствовала об уже окончательном изменении баланса сил в пользу Москвы. Явная диспропорция военных потенциалов Московского государства и Великого Княжества Литовского не в последней степени была обусловлена разницей их внутреннего устройства.
Наше государство развивалось в сторону укрепления конституциализма и автономизма. Начиная с XIV века монарх раздавал высшим слоям общества разнообразные привилегии, даровал личные и имущественные свободы, ставя себя тем самым в зависимость от этих слоев. В конце XV века власть монарха в Великом Княжестве Литовском официально ограничила великокняжеская рада, состоящая из вельмож, а в XVI веке — и вальный (всеобщий) сойм шляхты. Коронуясь, монарх вынужден был присягать своим подданным, что не будет нарушать их прав и вольностей. Его постановления вступали в законную силу только после согласия всего сойма.
Основным принципом государственного управления в Великом Княжестве было сохранение старины — традиционного порядка жизни. «Мы старины не рухаем, а новины не вводим», — обещал гражданам монарх. Он оставлял за собой только наиболее важные функции государственного управления, а все остальное передавал в руки местных общественных сил. В Великом Княжестве веками существовали старые княжения, земли и волости, сохранявшие определенную автономию и обособленность.
Московское государство развивалось в противоположном направлении. Уже в XV веке оно имело ярко выраженный деспотический характер. Власть монарха тут ничем не ограничивалась. Присоединяя новые земли, Москва лишала их всяких прав, нивелировала местные особенности и подчиняла центральной администрации.
Политическая программа аннексии, подкрепленная тезисом о будто бы наследном праве Москвы на территорию Беларуси и Украины, с одной стороны, и тоталитарная система управления, с другой, обусловили милитаризацию государства. Армия московского правителя по своей численности превосходила вооруженные силы любого другого европейского государства, система мобилизации была упрощенной и эффективной, а все вопросы войны и мира решал сам монарх.

Добавить комментарий