На скользком краю пропасти в педофилию

Автор статьи: Селвин Дьюк (Selwyn Duke), американский аналитик и публицист, автор статей для множества журналов и газет. Перевод: Виктор Лысов. Оригинал: The Slippery Slope to Pedophilia, опубликовано 23.09.2013 в журнале «Нью Американ» (The New American) https://www.thenewamerican.com...

Если бы вы сказали кому-нибудь в 1950-х годах (а это примерно два поколения тому назад, не так уж и много), что гомосексуализм будет приравнен к норме, а однополые браки получат широкое одобрение, вас бы назвали сумасшедшим. Никогда, никогда на американской земле!

На скользком краю пропасти в педофилию

Я не могу сказать вам точно, когда я понял, что однополый «брак» будет навязан обществу — так или иначе, не с точки зрения даты и времени — но я начал предчувствовать сам факт, как только впервые услышал идеи о подобном, провозглашенные какими-то непонятными учёными и радикальными активистами. Что касается гомосексуализма — были некоторые прозорливые души, которые ещё несколько десятилетий назад осознали, что он будет также навязан обществу. Как? Точно так же, как некоторые из нас ещё в школе знали (почти инстинктивно), что наше образование бледнеет по сравнению с предыдущими поколениями. А именно – зная траекторию. Если вы знаете траекторию астероида, вы можете выяснить не только то, где этот астероид пролетал много лет назад, но и то, где он окажется в будущем. То же самое касается и «культурной» траектории.

Пугающая траектория

Тем не менее, если я сейчас скажу, что наша нынешняя культурная траектория приближается к точке принятия педофилии, я уверен, что в ответ услышу «Никогда, никогда на американской земле!». Это нормальная человеческая реакция. Но прошлое — это эскиз картины будущего, которую человек неизбежно нарисует снова, и это прошлое просто истошно кричит тем, кто способен услышать. Для начала рассмотрим простой факт: в отношении гомосексуальных браков не существует исторических прецедентов — но мы приняли его. Однако имеются множество исторических прецедентов в отношении педофилии. Начать здесь надо с Древней Греции. Эта цивилизация хорошо известна своим благосклонным отношением к гомосексуализму, но на самом деле, наиболее распространенным явлением в области половых отношений была педофилия или педерастия — сексуальные отношения между мужчинами и мальчиками. Говорят, что в период города-государства Древней Спарты, подобная практика была узаконена в военных лагерях. С 12 лет мальчиков прикрепляли к зрелым мужчинам, которые становились наставниками ребенка и, очевидно, использовали их в сексуальных целях. 

На скользком краю пропасти в педофилию

Гомоэротическое древнегреческое искусство и, что более существенно, обиходный характер, с которым известные греки говорили о педерастии, свидетельствуют о её широком признании. Что касается последнего, ещё историк Плутарх описывая педофилию в Фивах в своём труде «Жизнь Пелопида», объясняет, что данная мера являлась учебным средством для мальчиков, которое было разработано с целью «смягчить буйный нрав» и «умерить манеры и характер». Поэт Солон воспел педофилию в своем стихотворении «Мальчики и спорт», где рассказал о боевом отряде целиком состоявшем из сложившихся пар мужчин и мальчиков. Термин «педерастия» происходит от древнегреческих слов «педос» (ребёнок) и «эрастос» (означало взрослого ухажёра (или любовника) маленького мальчика).Тем не менее, это было распространено не только среди «просвещённых» древних греков. История изобилует примерами примитивных народов, которые практиковали институт педофилии; племя самбиа в Папуа-Новой Гвинее делает это по сей день. В Афганистане существует практика использования «танцующих мальчиков». Факт. Становится понятно, почему философ Клайв С. Льюис однажды сказал: «Секс не испортился, оттого, что он был спрятан в шкаф; он был спрятан в шкаф, потому что он испортился». И поскольку этот «шкаф» был сделан на основе христианской морали, а вера теперь высмеивается и критикуется, то двери шкафа в настоящее время открыты настежь. Не правда ли, логично предположить, что из шкафа начнёт вылезать всё, что в нём было спрятано? Вернёмся к культурной траектории — как мы можем прийти из точки, где мы находимся сейчас – пусть это будет точка «G» — к точке педофилии «X»? В первую очередь, для этого необходимо понять, как мы добрались до точки «G». И здесь мы встречаемся с феноменом социальной манипуляции с помощью использования средств массовой информации, индустрии развлечений, научных кругов, благовидных предлогов и философской чуши.Автор статьи: Селвин Дьюк (Selwyn Duke), американский аналитик и публицист, автор статей для множества журналов и газет. Перевод: Виктор Лысов. Оригинал: The Slippery Slope to Pedophilia, опубликовано 23.09.2013 в журнале «Нью Американ» (The New American) https://www.thenewamerican.com...

Если бы вы сказали кому-нибудь в 1950-х годах (а это примерно два поколения тому назад, не так уж и много), что гомосексуализм будет приравнен к норме, а однополые браки получат широкое одобрение, вас бы назвали сумасшедшим. Никогда, никогда на американской земле!

На скользком краю пропасти в педофилию

Я не могу сказать вам точно, когда я понял, что однополый «брак» будет навязан обществу — так или иначе, не с точки зрения даты и времени — но я начал предчувствовать сам факт, как только впервые услышал идеи о подобном, провозглашенные какими-то непонятными учёными и радикальными активистами. Что касается гомосексуализма — были некоторые прозорливые души, которые ещё несколько десятилетий назад осознали, что он будет также навязан обществу. Как? Точно так же, как некоторые из нас ещё в школе знали (почти инстинктивно), что наше образование бледнеет по сравнению с предыдущими поколениями. А именно – зная траекторию. Если вы знаете траекторию астероида, вы можете выяснить не только то, где этот астероид пролетал много лет назад, но и то, где он окажется в будущем. То же самое касается и «культурной» траектории.

Пугающая траектория

Тем не менее, если я сейчас скажу, что наша нынешняя культурная траектория приближается к точке принятия педофилии, я уверен, что в ответ услышу «Никогда, никогда на американской земле!». Это нормальная человеческая реакция. Но прошлое — это эскиз картины будущего, которую человек неизбежно нарисует снова, и это прошлое просто истошно кричит тем, кто способен услышать. Для начала рассмотрим простой факт: в отношении гомосексуальных браков не существует исторических прецедентов — но мы приняли его. Однако имеются множество исторических прецедентов в отношении педофилии. Начать здесь надо с Древней Греции. Эта цивилизация хорошо известна своим благосклонным отношением к гомосексуализму, но на самом деле, наиболее распространенным явлением в области половых отношений была педофилия или педерастия — сексуальные отношения между мужчинами и мальчиками. Говорят, что в период города-государства Древней Спарты, подобная практика была узаконена в военных лагерях. С 12 лет мальчиков прикрепляли к зрелым мужчинам, которые становились наставниками ребенка и, очевидно, использовали их в сексуальных целях. 

На скользком краю пропасти в педофилию

Гомоэротическое древнегреческое искусство и, что более существенно, обиходный характер, с которым известные греки говорили о педерастии, свидетельствуют о её широком признании. Что касается последнего, ещё историк Плутарх описывая педофилию в Фивах в своём труде «Жизнь Пелопида», объясняет, что данная мера являлась учебным средством для мальчиков, которое было разработано с целью «смягчить буйный нрав» и «умерить манеры и характер». Поэт Солон воспел педофилию в своем стихотворении «Мальчики и спорт», где рассказал о боевом отряде целиком состоявшем из сложившихся пар мужчин и мальчиков. Термин «педерастия» происходит от древнегреческих слов «педос» (ребёнок) и «эрастос» (означало взрослого ухажёра (или любовника) маленького мальчика).Тем не менее, это было распространено не только среди «просвещённых» древних греков. История изобилует примерами примитивных народов, которые практиковали институт педофилии; племя самбиа в Папуа-Новой Гвинее делает это по сей день. В Афганистане существует практика использования «танцующих мальчиков». Факт. Становится понятно, почему философ Клайв С. Льюис однажды сказал: «Секс не испортился, оттого, что он был спрятан в шкаф; он был спрятан в шкаф, потому что он испортился». И поскольку этот «шкаф» был сделан на основе христианской морали, а вера теперь высмеивается и критикуется, то двери шкафа в настоящее время открыты настежь. Не правда ли, логично предположить, что из шкафа начнёт вылезать всё, что в нём было спрятано? Вернёмся к культурной траектории — как мы можем прийти из точки, где мы находимся сейчас – пусть это будет точка «G» — к точке педофилии «X»? В первую очередь, для этого необходимо понять, как мы добрались до точки «G». И здесь мы встречаемся с феноменом социальной манипуляции с помощью использования средств массовой информации, индустрии развлечений, научных кругов, благовидных предлогов и философской чуши.

На скользком краю пропасти в педофилию

В 1989 году в Америке была издана книга под названием «После бала: Как Америка победит свой страх и ненависть к гомосексуалистам в 90-х годах» (англ. After the Ball: How America Will Conquer Its Fear and Hatred of Gays in the 90’s) под авторством Маршалла Кирка (Marshall Kirk) и Хантера Мадсена (Hunter Madsen). Последний был специалистом по маркетингу, который в одной из своих публикаций использовал псевдоним (обратите внимание!) «Эрастос Пилл». В ней авторы призвали к десенсибилизации американцев к гомосексуализму через «непрерывный поток рекламы с гомосексуалистическим подтекстом», через «изменение эмоций, ума и воли среднестатического американца путём плановой психологической атаки, в форме пропаганды, подаваемой через средства массовой информации». Конечно, Кирк и Мадсен не были ни кукловодами, ни хорошими знатоками траектории, так как движение, которое они поощряли, шло полным ходом к тому времени, когда они только готовили свою книгу.

На скользком краю пропасти в педофилию

Ещё в 1977 году в телевизионном сериале «Мыло» (англ. Soap) появился гомосексуальный персонаж Джоди, которого играл комик Билли Кристал. И хотя некоторые утверждают, что персонаж был добавлен, чтобы придать шоу остроты, а не манипулировать сердцами (вероятно, и то, и другое лежало в основе), безусловно, это являет собой пример гениальной пропаганды. Создайте популярное развлекательное шоу, возьмите забавный и симпатичный персонаж — а Кристалл был самым комичным актёром — и сделайте его гомосексуалистом. Это невероятно эффективно, потому что, будь это сериал «Мыло», фильм «Клетка для чудаков» (La Cage aux folles, 1978) или любое другое произведение – если вы смеётесь над чем-то — этого достаточно, чтобы вас это больше не возмущало. Кроме того, обязательно, чтобы гомосексуальный персонаж постоянно повторял «Я такой же, как вы». Как это делал персонаж Джоди. Но! Самое главное — просто показывайте, как этот персонаж действует и взаимодействует с другими, так же, как это делали бы вы. Основная изюминка в «нормализации» какого-либо признака, заключается в том, чтобы показать, что персонаж, обладающий этим признаком, ведёт себя, как и все.

На скользком краю пропасти в педофилию

Следующим шагом после «нормализации» и развития толерантности является навязывание симпатии и привязанности, и роль индустрии развлечений в этом легко проследить. Человеческая психика способна разделить понятия ДЕЙСТВИЯ и ИСПОЛНИТЕЛЯ, например, осудить ГРЕХ, но не ГРЕШНИКА. Однако, обратной стороной этого свойства является то, что при наличии симпатии к ИСПОЛНИТЕЛЮ, она будет распространяться и на ДЕЙСТВИЯ. Именно поэтому мать может принять даже самые отвратительные преступления своего сына, и поэтому люди оправдывают скандальное поведение любимого политического деятеля или спортсмена. Точно так же, когда людям начинает нравиться какое-либо шоу — и, более конкретно, определённый персонаж в нём — они начинают принимать и то, что символизирует/представляет собой этот персонаж. Вы только подумайте, насколько успешной была эта кампания в индустрии развлечений! Гомосексуальные персонажи являются теперь одними из основных на телевидении и в кино, и, порой, как в фильме «Отточенное лезвие» (англ. Sling Blade, 1996), представляют собой единственный образ, которому сопереживает зритель.

Развлечения и пропаганда

Помимо индустрии развлечений в процессе внедрения педофилии в общество задействованы и другие механизмы. Существует «научные» деятели, которых часто цитируют соответствующие СМИ и организации. Именно с подачи таких деятелей мы услышали о такос феномене, как «ген гомосексуальности». К слову сказать, у этого «гена» есть две интересные особенности: он отвечает за «передачу по наследству счастья», а кроме того, так никогда и не был найден. Тем не менее, подобные аргументы используются, чтобы придать вес теории, что гомосексуализм является врожденным. Ведь, то, «что врожденно — естественно», а «что естественно – то не безобразно!». Разве вы не слышали этого убийственного довода — «Бог не делает ошибок»? Средства массовой информации и научные круги тщательно обрамляют гомосексуальную повестку дня исключительно как вопрос «прав», «равенства» и «страдания меньшинств», тщательно избегая при этом говорить о «морали». При всех заявлениях о «равенстве» и «свободе самовыражения», кстати, они позволяют себе ярко выражать собственные убеждения, называя оппонентов «ненавистниками», «-фобами», «фанатиками» и «нетерпимыми». Сегодня им это легко сделать, так как они дискредитировали любую моральную объективность своим философским лепетом о моральном релятивизме с его основным кличем: «А судьи кто!?» и «Все ценности равны!». Кстати, подобную теорию можно использовать для оправдания отстрела гомосексуалистов так же легко, как для их легализации. К сожалению дискуссия по таким вопросам предполагает общение на уровне рациональных аргументов и понятияй, они же манипулируют эмоциями. И до тех пор, пока индустрия развлечений (инструмент настолько мощный, что ещё Платон писал, что даже просто музыка способна менять цивилизации) толкает эмоции людей в нужном направлении, поле битвы будет за ними.

Но наступит ли действительно тот день, который ознаменует собой переход индустрии развлечений на службу педофилии? И когда он наступит? На этот вопрос я могу ответить с определённой точностью: около 20 лет назад.

На скользком краю пропасти в педофилию

Так уже давно известен «Педомедведь» (англ. Pedobear) — Интернет-мем. Это смешной мультипликационный персонаж, которого интернет-пользователи часто связывают с новостями о педофилии. А вы помните, что происходит, когда люди начинают смеяться над чем-то?.. Потом был «Честер-развратник» (англ. Chester the Molester) — мультипликационный персонаж из журнала Хастлер (Hustler) (создатель которого, Дуэйн Тинсли (Dwaine Tinsley), был когда-то осужден за развратные действия с его 13-летней дочерью). 

На скользком краю пропасти в педофилию

Гораздо более значимым событием, стал голландский фильм, снятый в 1993 году под названием «В честь пропавшего солдата» (англ. For a Lost Soldier). На основе реальной истории, фильм рассказывает про сексуальные отношения между канадским солдатом Уолтом и 12-летним мальчиком Джероном во время Второй Мировой войны. Я бы хотел привлечь ваше внимание к рецензии на этот фильм, напечатанной в газете «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) неким Стивеном Холденом (Stephen Holden). Прочитав название этой рецензии — «С нежностью понимая деликатную историю о солдате и мальчике» (англ. Treating a Delicate Story of a Soldier and a Boy Tenderly), можно подумать, что это обзор «Ромео и Джульетты». Холден пишет, что это история о «… романтических отношениях между взрослым и ребенком, изложенная с пронзительной нежностью»; что это даже «больше, чем история любви»; что «Уолт [растлитель], кажется, почти столь же невинным, как и Джерон [ребенок]»; и описывает «чувства» между двумя, как «трогательные». Более того, газета «Таймс» не только игнорирует совсем не недвусмысленную тему педофилии в фильме, но пишет: «Одной из сильных сторон фильма является его отказ от подачи истории с точки зрения современной психологии и морали. Там нет никакого упоминания о гомосексуализме. Ничего не подразумевает жестокого обращения с детьми …. Фильм никого не обвиняет и не оценивает ущерб». По существу, в этой рецензии говорится, что у фильма только один недостаток – «неудачный подбор драматического контекста для истории». Ну и финальный штрих: рецензия описывает «чувства» между Уолтом и Джероном как «любовь, которая не осмеливаются произнести свое имя». Постойте-ка, где мы уже слышали это раньше? А сексуальные отношения мальчика и мужчины должны быть в состоянии произнести свое имя? Организация НАМБЛА*, конечно, так и думает.

[*речь идёт о действующей американской организации по защите прав педофилов НАМБЛА (NorthAmerican Man/Boy Lovers Association), в материалах которой проблема педофилии подаётся с драматическим уклоном, как истинные чувства, «которые боятся называть любовью»]

На скользком краю пропасти в педофилию

Следующим фильмом в том же ключе является «Ложь» (англ. название «L.I.E.», 2001). Там рассказывается о педофиле по кличке Большой Джон — бывшем морском военном со слабостью к несовершеннолетним мальчикам-проституткам, но который, как оказывается, имеет и положительные качества. Как написал журналист Эд Гонсалес (Ed Gonzalez) для сайта, пишущего обзоры новинок шоу-бизнеса «СлантМагазин» (SlantMagazine), фильм «подразумевает, что педофил на самом деле мог бы стать полезным членом общества». Будем искренними: ни Большой Джон, ни Уолт из «Пропавшего солдата» не изображаются как персонажи, которым можно симпатизировать. Но! Они не изображаются как отрицательные персонажи. И подобная беспристрастность, «не-осуждение», по факту является именно пристрастностью и суждением. Почему? Поскольку, за счет свойства человеческого характера, переносит морально плохое поведение в морально нейтральную категорию. 

За исключением своего порочного влечения Уолт и Большой Джон изображены как нормально действующие и взаимодействующие с другими людьми — и часто даже с благовидными намерениями. В конце концов, они являются «такими же как ты», не так ли?

Вот как это начинается.
После того, как с помощью индустрии развлечений лед тронулся в деле «отбеливания» педофилов, далеко ли до первых заявлений о том, что педофилия ещё одна разновидность врождённой ориентации

«Научный» Вклад

На самом деле этот этап давно начался. 14 января 2013 года, газета «Лос Анжелес Таймс» (англ. Los Angeles Times) опубликовала статью под названием «Многие исследователи меняют своё отношение к педофилии» (англ. Many researchers taking a different view of pedophilia). В этой статье говорится: «…раньше считалось, что педофилия обусловлена психологическим воздействием в начале жизни. Сейчас же многие эксперты рассматривают педофилию как врождённую предрасположенность, которая не меняется» (терминология сохранена). Данная статья начинается с рассказа о неком Поле Кристиано, который, будучи маленьким ребёнком, был очарован девочками и любил смотреть гимнастику, восхищаясь «грацией их детских неоформленных тел». Затем статья говорит о том, что в то время как Кристиано рос и развивался, его сексуальные вкусы остались неизменными: он мучился от влечения к девочкам препубертатного возраста. Заметьте, Кристиано является персонажем, которому статья открыто симпатизирует, показывает его запутавшейся душой, призванной придать педофилии человеческое лицо. А теперь далее, посмотрите, что Кристиано сказал о неудачной попытке принудительной терапии (согласно решению суда, после того, как поймали с детской порнографией в 1999 году). Как пишется в статье «Таймс»: «эти люди считали, что они способны подавить моё желание, или заставить меня отрицать его. Но ведь это моё естественное свойство, такое же естественное, как гетеросексуальность других людей!».
«Такое же естественное, как гетеросексуальность других людей…». Где-то мы это уже раньше слышали? Далее в статье выдвигается следующий тезис, знакомо звучащий. Особенности Кристиано подкрепляются «научной» информацией. Как говорится в статье:

Научные исследователи приходят к аналогичным выводам. По аналогии со многими другими формами сексуальных девиаций, раньше считалось, что педофилия обусловлена психологическим воздействием в начале жизни. Сейчас же многие эксперты рассматривают педофилию как сексуальную ориентацию, аналогичную гетеросексуальности или гомосексуальности. Это врождённая предрасположенность – которая ограничивается практически исключительно мужчинами –проявляющаяся в период полового созревания и не меняющаяся в течение жизни… Ученые из Центра психического здоровья и зависимости в Торонто (англ. Center for Mental Health and Addiction in Toronto) выявили ряд ассоциаций, которые свидетельствуют о том, что педофилия имеет биологическую а не психологическую причину.

Далее в статье рассказывается, что педофилы, как правило, на дюйм короче, чем нормальные люди, имеют коэффициент интеллекта в среднем на 10 пунктов ниже, и меньше белого вещества в мозге, и что первые два из этих факторов «согласуются с особенностями развития, имеющими место до рождения или в раннем детстве». В продолжение темы врожденного характера педофилии в статье «Таймс» пишут:

«Среди наиболее убедительных доводов тот факт, что около 30% педофилов являются левшами или амбидекстерами. Это в три разе больше, чем среди общей популяции людей. Поскольку ведущая рука определяется путём сочетания генетических факторов и окружающей среды ещё внутриутробно, «учёные» считают, что более высокое количество левшей среди педофилов, является весомым показателем того, что у педофилов возникают какие-то особенные изменения ещё до рождения. «Единственным объяснением педофилии является биологическая причина» — заявил Джеймс Кантор (James Cantor), глава исследовательской группы из Торонто».

Поразительно, «Таймс» ранее в своей статье написал, что исследователи развенчали «общественный миф» о том, что важной причиной педофилии является перенесённое сексуальное насилие в детстве. Так как учёные выявили, что «только среди около одной трети задержанных педофилов были выявлены факты сексуального насилия в детстве». Стоп! Давайте начистоту: когда 30% педофилов разделяют какую-то врожденную характеристику — это убедительное доказательство врожденности педофилии. Но когда (только?) 33% педофилов пережили сексуальное насилие в детстве, это «убедительно опровергает приобретённый характер педофилии»!? Это явная подтасовка данных чтобы соответствовать своей идеологии.
Давайте разберёмся, кто же эти «эксперты», которых цитируют в статье «Таймс»? Многие из них принимали участие в конференции в городе Балтимор, штата Мэриленд, в 2011 году – это мероприятие было посвящено нормализации сексуальных отношений взрослых и детей. Интернет сайт «WND.com» сообщил тогда, что конференция была организована общественной группой «B4U-ACT» (это общественное движение называет педофилов «людьми влекомыми к несовершеннолетним», по английски «minor-attracted people»). Целью конференции было распространение «правдивой информации о том, что педофилия это просто еще одна альтернативная сексуальная ориентация». Выступавшие на конференции призывали к тому, чтобы Американская психиатрическая ассоциация (АПА) исключила педофилию из перечня психологических расстройств в руководстве для психиатров (оно называется «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (англ. DSM)). Одна из докладчиков — доктор Джудит Райзман (Judith Reisman) – провела параллель между движениями за права гомосексуалистов и педофилов, она «пояснила, что та же стратегия была использована гомосексуальными активистами в 1970-е годы, когда гомосексуальное влечение было удалено из списка расстройств АПА. В результате, эт опривело к легализация однополых браков, обязательным урокам о гомосексуализме в государственных школах и разрешению быть открытым гомосексуалистом в армии США» пишет WND. Перечисляя мнения, высказанные на конференции, WND пишет:

Доктор Джон Сэдлер (John Sadler, Университет Техаса) утверждал, что диагностические критерии психических расстройств не должны быть основаны на понятиях порочности, поскольку такие понятия нарушают баланс социальных отношений…
Фред Берлин (Fred Berlin, Институт Джона Хопкинса) … высказался в пользу «понимания и сострадания к людям, влекомым к несовершеннолетним ….»
… Ричард Крамер (Richard Kramer), который представлял «B4U-ACT» на мероприятии, утверждал что рассмотрение педофилии как психического расстройства стигматизирует и делает «жертвами» людей, ведущих такой образ жизни.
… Выступавшие на конференции заявили что критерии Диагностического руководства должны «сосредоточить внимание на потребностях» педофилов,… а не на «необходимости защиты детей».
… гомосексуалист-активист и общественный деятель Джейкоб Бреслоу (Jacob Breslow) сказал, что это нормально для детей, быть «объектом нашего влечения». Бреслоу сказал, что педофилы должны получить согласие от ребенка заниматься сексом не больше, чем они должны получить согласие от обуви, чтобы надеть её.
… Эндрю Гиндерлитер (Andrew Hinderliter, Университет штата Иллинойс) сказал, что граница между оказанием профессиональной помощи и системой уголовного наказания размыта.

Обратите внимание, какие усилия принимает «B4U-ACT», чтобы закрепить за педофилами обращение «minor-attracted people», таким же образом, как активисты-гомосексуалисты когда-то боролись за то, чтобы эвфемизм «гей» вытеснил «гомосексуалиста».
Вице-председатель американской либеральной организации «Либерти Кансил Экшен» (Liberty Counsel Action) Дж. Мэтт Барбер (J. Matt Barber), который также присутствовал на конференции, подвёл итоги встречи (прямая цитата Барбера, согласно WND): 

«влечение взрослых к детям является «нормой», … люди, испытывающие его, неоправданно «демонизируются», … дети способны давать согласие на секс, … понятие «неправильные» не применимо к «minor-attracted people», … и Диагностическое руководство АПА «игнорирует, тот факт, что педофилы испытвают такие же чувства любви к детям», какие взрослые гетеросексуалы друг к другу».

Логическая защита порочного влечения

Приведённый выше пример — далеко не единичный случай, когда такие взгляды были выражены. В статье 2002 года, озаглавленной «Воспитывая сексуально здоровую молодежь: Права. Уважение. Ответственность и общение родитель-ребёнок» (Raising Sexually Healthy Youth: Rights. Respect. Responsibility & Parent-Child Communication), общественное объединение «Защитники молодежи» (Advocates for Youth) подчеркнуло, что дети обладают «сексуальностью с рождения». Анн-Катрин Мюллер (Ann-Katrin M?ller) в немецком журнале «Шпигель» (Der Spiegel) сообщает, что немецкие организации по защите «прав» гомосексуалистов и даже значительное число политиков из Партии зеленых имеют давний опыт поддержки активистов-педофилов. Как пишет газета «Фокс Ньюс» (Fox News), психолог Джудит Левин (Judith Levine) написала в 2003 году книгу, в которой она «предполагает, что угроза педофилии и растления детей преувеличена такими взрослыми, которые хотят лишить детей возможности положительных сексуальных переживаний». Общественный активист по борьбе с фрекингом Вера Скроггинс (Vera Scroggins) выступает за то, чтобы родители первыми вступали в половую связь с малолетними детьми, вопрошая: «Кто лучше лучше подходит для первого раза, чем родители?». Ну и, конечно же, нам известен случай эксперта по насекомым, который самопровозгласил себя экспертом в сексе – речь идёт об Альфреде Кинси (Alfred Kinsey), который, как мы сегодня знаем, был педофилом и использовал науку в качестве прикрытия для потакания своим извращениям. Как я уже сообщал в работе «Согласно Кинси извращение есть новая норма» (According to Kinsey, Deviancy Is the New Normal, сайт «Нью Америкен»), все вышеупомянутые идеи — что дети сексуальны от рождения, что отношения со взрослыми им не вредят, и т.д. – берут начало от него и его соратников. И этим идеям поверили, даже если позже было установлено, что Кинси был научным мошенником, которые исказил данные с целью легализовать извращения.
И вот, когда вы сочетаете эту «науку» с благовидной аргументацией, у вас появляется сокрушительное оружие. Например, рассмотрим ещё раз статью «Таймс». В ней есть доля истины. Иными словами, люди обычно не способны побороть собственные чувства, и, как давным-давно заметил К. С. Льюис, сексуальные проблемы могут быть трудноисправимыми и даже неисправимыми. И все же глупо – а иногда и преступно — путать НЕИСПРАВИМОСТЬ с ВРОЖДЕННОСТЬЮ. Мы все знаем, что воздействия в течение ранних лет могут иметь далеко идущие последствия и влиять на формирование поведения (именно поэтому их называют формирующими годами); например, если мальчик будет воспитываться в доме, где царит жестокое обращение наподобие преступного гетто, у него могут выработаться устойчивые к изменениям негативные модели поведения на всю оставшуюся жизнь. Аргументом гомосексуалистов-активистов часто является утверждение: «у меня всю жизнь были эти чувства». Однако, поскольку у большинства людей фиксация воспоминаний начинается с возраста в три, четыре или даже пять лет, практически каждый может с уверенностью сказать: «У меня были эти чувства столько, сколько я себя помню». Однако те несколько первых лет жизни, «несохранённых» в памяти являются наиболее значимыми из всех для формирования модели поведения.

Без морали все становится нормой

Безумие и лицемерие тезиса о неизлечимости-равенства-врожденности можно иллюстрировать на примере психического расстройства под названием «Расстройство целостности тела» (англ. Body Integrity Identity Disorder). Если речь идёт о гомосексуализме и «гендерной дисфории» (это когда индивид ощущает себя принадлежащим к другому полу, но застрявшим в теле своего пола), то современный общественный тренд всячески потакает операции по смене пола. А как насчет «Расстройства целостности тела», которое заключается в наличии стойкого и, казалось бы неизлечимого, чувства, что какая-либо часть тела (рука или нога) вам не принадлежит? Является ли наличие подобных ощущений оправданием ампутации этой части тела? Звучит безумием, но один шотландский хирург, к которому обратились два подобных «пациента», согласился сделать операцию, и удалил две физиологически здоровые ноги… Это наглядно показывает то, что происходит, когда чувства возносятся в ранг доминанты, смещая рационализм. Ведь это очевидно – если причиной поведения являются аномальные, порочные и/или ведущие к самообезображиванию и калечению побуждения, то по умолчанию подход к лечению подобного поведения должен исходить из того факта, что это психологическая, а физическая проблема.
Но подобный подход сегодня рассматривается либеральной идеологией как ересь, потому что «научные эксперты» вернулись к постулату о врождённости в обсуждении причины половых извращений (по крайней мере, когда это допускает политкорректность они будут использовать этот постулат: конечно же, либеральные активисты не будут объяснять имеющиеся различия между расами к генетическими врождёнными различиями).
Когда им надо, эти эксперты-перевёртыши легко качаются от одной крайности к другой и меняют постулаты о врождённости на догмат о приобретённости. Какой лозунг у сторонников квир-идеологии? «Оба пола будут равными и одинаковыми, если мы их воспитаем их одинаково!». Философ Г.К. Честертон (G.K. Chesterton) был прав, когда он назвал здравый смысл «забытой ветвью психологии». Но сейчас гораздо больше беспокоит то, что быстро становится забытой ветвью философии: мораль.
Аргументация в защиту половых и социальных извращений по причине их врожденного характера гласит о том, что, если что-то естественно, оно не может быть патологией. Это знаменитый либеральный аргумент «Бог не ошибается», то есть, если что-то врожденное, это не может быть неправильным. И самая большая опасность здесь заключается не в том, что это используется для оправдания гомосексуализма — или даже в том, что его можно использовать для оправдания педофилии. Нет, самая большая опасность в том, что этот аргумент активно оправдывает буквально любой феномен, если он — «врожденный».
Будем объективны, что независимо от того, верим ли мы в эволюцию или созидание, мы ясно понимаем, что мы не рождаемся совершенными. Врожденные нарушения — гемофилия, волчья пасть и синдром Дауна полностью соответствуют критериям врожденности, и единственной причиной, почему не ещё не возникло мощного движения по нормализации этих вещей, это то, что людей как правило не возбуждают анатомические или интеллектуальные дефекты.

Представьте, что те же «эксперты», которые утверждают, что гомосексуализм и педофилия – врожденные особенности, также скажут нам, что социопатами рождаются, а не становятся. Далее вопрос: если, кроме того, выявлено, что склонность к убийствам является врожденной особенность, будет ли аморальным для подобного человека убивать?

Каков Урок?

Генетика не определяет нравственность.

Определение того, являются ли чувства и мысли патологическими – и является ли нравственным соответствующее этим мыслям и чувствам поведение – не имеет ничего общего с тем, вызваны ли эти чувства и мысли пережитым в детстве насилием или нарушением работы ДНК. Говорить иначе — значит отказаться от нравственности и заменить ее биологическим детерминизмом. И нет никакой другой идеи более разрушительной для цивилизации.
К сожалению, у цивилизованных людей становится всё меньше, особенно среди либералов, которые, по-видимому, совершенно не обеспокоены педофилией. С чего я это взял? Да просто приведу вам противоречивые высказывания либералов а также то, что они отказываются упоминать. Если педофилия не служила бы чем-то вроде удобного молота, которым они с остервением молотили в такую ненавистную им цель, как Католическая церковь, «Нью Йорк Таймс» и «ЛосАнжелесТаймс» не стали бы печатать статьи, легитимизирующие ее. Шестьдесят одна крупнейшая калифорнийская газета не опубликовали бы около 2000 статей о церковном скандале в первой половине 2002 года, однако за тот же период только четыре статьи о скандале по поводу секса в общественных школах (а ведь исследование Университета Хофстра (Hofstra University) выявило, что масштаб школьного скандала в 100 раз больше церковного и все еще продолжается). И либералы бы отвергли педофила Альфреда Кинси и его подставные работы; вместо этого они защищают его по сей день. Голливуд даже снял для нас фильм «Кинси» (2004), в котром главный герой показан как борец, раздвинувший границы «консервативного» общества.
Наиболее существенным фактором, однако, является философская коррупция. Всякий раз, когда либералы стремятся оправдать гомосексуализм или что-нибудь подобное, это неизменно приводит к моральному релятивизму, представлению о том, что суждение о правильном и неправильном изменяются в зависимости от времени и места. Но моральный релятивизм в действительности подразумевает то, что понятий о добре и зле не существует, как нет и нравственности, есть только человеческие желания. Таким образом, когда либералы говорят: «Вы не можете судить о ком-то или о чем-то, потому что все это вопрос предпочтений», и под пробел «кто-то или что-то» подходит всё что угодно. Релятивизм — это соглашение с дьяволом: однажды признав, что моральные границы иллюзорны, остаётся только один предел – небо. Или, я должен сказать, ад. Все, что остаётся, это формулировка оккультиста Алистера Кроули (Aleister Crowley): «Делай то, что желаешь — это и весь закон».
Итак, как либералы будут легитимизировать педофилию? Как доказали древние греки, релятивизм здесь даже особенно не нужен. Идея о том, что сексуальность имеет специфический и ограниченный супружеством контекст, является христианской. А пост-христианская Америка постепенно признает, что согласие на секс, в какой бы причудливой форме он не протекал, делает эту форму нормой. Видите ли, это просто удовольствие, как есть мороженое. И дети имеют право на удовольствие, на сексуальное самоопределение, чтобы не быть «помещенным в удушающую смирительную рубашку, сотканную из морально устаревшей пуританской морали». Вот почему Барак Обама сказал, что заниматься сексом в детском саду — это «правильно».
Прошлое — это картина будущего, которую человек неизбежно заново рисует, и Древняя Греция и, Древний Рим, возможно и что-нибудь ещё древнее — вот куда нас ведет наша культурная траектория. Но есть и хорошая новость – и это тоже плохая новость. Культурная траектория может измениться в результате взрыва и цивилизационной перестройки, и, перефразируя экономиста Герберта Штайна (Herbert Stein): «Если что-либо не может продолжаться, оно не будет». До тех пор, однако, наш мир будет продолжать удаляться от морали и здравомыслия на скорости света.

Источник

Добавить комментарий