Время собирать камни.

Что означает американский санкционный пакет, принятый Конгрессом на прошлой неделе?
Он означает, что американское государство готово использовать внерыночные, политические механизмы для достижения экономических результатов.

Время собирать камни.

То, что этот пакет означает недобросовестную конкуренцию и намерение силой навязать Европе экономически невыгодные условия газоснабжения, отмечено в самой Европе, прежде всего — в Германии. Конечно, такая политика находится за пределами морали и этики, за пределами уважения собственных стратегических союзников, какими для Америки были страны Западной Европы все послевоенные годы.
Конечно, проталкивать через головы немцев, австрийцев, итальянцев и французов свои меркантильные интересы и опираться при этом на околоевропейскую шваль типа Литвы, Румынии, Польши или Украины есть плевок в лицо Берлину, Парижу, Вене и Риму.
Но мне тоже совершенно наплевать на Берлин. Точно так же, как и на Киев. Все эти вильнюсы, риги и прочие бухаресты с житомирами сегодня похожи на прыщи, которые кто-то забыл помазать зелёнкой. Когда их, наконец, помажут, они скукожатся и сами отвалятся.
К тому же немцы так же преданно лизали американские ботинки, как хохлы в своё время лизали немецкие. Мыколам это не помогло. После войны их таки помазали зелёнкой. Теперь пришли за гансами.
Так что — гори они все пропадом! Все они стоят один другого. Это — хлам.
Но, помимо совершенно ясной экономической подоплеки, этот пакет американских санкций означает и ещё кое-что.
Как человек, интересующийся политикой и пишущий о ней, к тому же — как человек, хорошо помнящий Советские времена, говорю совершенно ответственно — отношения США — Россия сегодня значительно хуже, чем они были в самые скверные времена великого противостояния СССР — США. Сегодня они хуже, чем даже во времена Карибского кризиса.
Что всё это означает?
Это означает, что Холодная война никогда не заканчивалась. И что она совершенно никак не зависела и не зависит от общественного строя в СССР тогда или в России сейчас.
А это, в свою очередь, означает, что весь предперестроечный курс, сама перестройка, отказ от Советской власти и распад СССР были ошибкой.
Все эти события, которые повлекли за собой столько бед и страданий, были напрасными.
Разломав страну до основания, уморив миллионы сограждан в ходе кровавых и бессмысленных реформ, мы оказались в положении гораздо более худшем, чем были в СССР.Что означает американский санкционный пакет, принятый Конгрессом на прошлой неделе?
Он означает, что американское государство готово использовать внерыночные, политические механизмы для достижения экономических результатов.

Время собирать камни.

То, что этот пакет означает недобросовестную конкуренцию и намерение силой навязать Европе экономически невыгодные условия газоснабжения, отмечено в самой Европе, прежде всего — в Германии. Конечно, такая политика находится за пределами морали и этики, за пределами уважения собственных стратегических союзников, какими для Америки были страны Западной Европы все послевоенные годы.
Конечно, проталкивать через головы немцев, австрийцев, итальянцев и французов свои меркантильные интересы и опираться при этом на околоевропейскую шваль типа Литвы, Румынии, Польши или Украины есть плевок в лицо Берлину, Парижу, Вене и Риму.
Но мне тоже совершенно наплевать на Берлин. Точно так же, как и на Киев. Все эти вильнюсы, риги и прочие бухаресты с житомирами сегодня похожи на прыщи, которые кто-то забыл помазать зелёнкой. Когда их, наконец, помажут, они скукожатся и сами отвалятся.
К тому же немцы так же преданно лизали американские ботинки, как хохлы в своё время лизали немецкие. Мыколам это не помогло. После войны их таки помазали зелёнкой. Теперь пришли за гансами.
Так что — гори они все пропадом! Все они стоят один другого. Это — хлам.
Но, помимо совершенно ясной экономической подоплеки, этот пакет американских санкций означает и ещё кое-что.
Как человек, интересующийся политикой и пишущий о ней, к тому же — как человек, хорошо помнящий Советские времена, говорю совершенно ответственно — отношения США — Россия сегодня значительно хуже, чем они были в самые скверные времена великого противостояния СССР — США. Сегодня они хуже, чем даже во времена Карибского кризиса.
Что всё это означает?
Это означает, что Холодная война никогда не заканчивалась. И что она совершенно никак не зависела и не зависит от общественного строя в СССР тогда или в России сейчас.
А это, в свою очередь, означает, что весь предперестроечный курс, сама перестройка, отказ от Советской власти и распад СССР были ошибкой.
Все эти события, которые повлекли за собой столько бед и страданий, были напрасными.
Разломав страну до основания, уморив миллионы сограждан в ходе кровавых и бессмысленных реформ, мы оказались в положении гораздо более худшем, чем были в СССР.
Мы не смогли построить то общество, которым грезили накануне 1991 года. Мы НЕ СТАЛИ ни капиталистической, ни демократической страной.
Мы не сумели занять подобающее место в мировом сообществе. Вместо этого мы неумолимо движемся на его задворки.
Великая держава, каждое слово которой в буквальном смысле ловил весь мир ещё 30 лет назад, сегодня мечется между заискиваниями в адрес Запада и заискиванием в адрес Китая, — последнего бастиона на пути Западной экспансии.
И даже сейчас, когда даже самому несведущему и далёкому от большой политики человеку ясно, что мира не будет, что откровенно антироссийское решение принято не американским президентом или узким кругом его советников, а всем Конгрессом, т.с. ВСЕМ американским политическим сообществом, российский МИД продолжает намекать, что \»готов к нормализации отношений с США\».
С какой целью? Или есть в МИДе кто-то, кто ещё верит в эту нормализацию?
Её не будет. Её не будет ещё очень долго. Воможно, десятилетия пройдут, прежде чем за океаном сменится нынешний истеблишмент. А жить всем нам надо сегодня и сейчас.
Сенатор Маккейн — редкая мразь. Но даже негодяи такого масштаба бывают правы иногда. Мы не стали ничем, кроме хорошо вооружённой бензоколонки. И это — суровая правда. Иначе никаких санкций никто бы не принимал.
Да, нам мешали, активно мешали все эти годы. Да, нас подталкивали к саморазрушению. Но чья вина, что мы так и не научились противостоять этому?
Когда российское руководство осознало, что мира с Западом не будет ни при каких условиях? Вчера? Месяц? Год? Пять лет назад?
Президент страны — это не только великие права! Это и великие обязанности! И первая из них — обязанность предвидеть.
Никто не мог заставить Путина воздвигать мемориалы ельцину и славословить солженицына, поддерживать гозманов или венедиктовых, навещать с цветами Алексееву и истово креститься в каждом попутном храме. Никто не мог обязать его назначить напыщенную пустышку премьер-министром и держать его на этом втором по значимости посте в государстве столько лет.
Никто не мог вынудить Путина сдать Украину американцам, закрывать отрасли и производства, закрывать глаза на вывоз сотен миллиардов долларов на Запад и закупать десятками миллиардов американские облигации, развивать церковное мракобесие и поощрять беспардонное искажение истории. Той самой, свидетелем которой он был сам! Лично!
Никто не мог заставить его — члена КПСС и офицера КГБ — отречься от страны, которой он присягал.
Прославлять Колчака и Маннергейма.
Мазать грязью Ленина и всё советское прошлое.
Всё это он сделал сам. Таким был его выбор.
Санкции, которые без всякого сомнения, принесут России новые экономические проблемы, приняты не просто Конгрессом США.
Они приняты американскими аналогами ельциных, солженицыных, чубайсов и гайдаров, гозманов, сванидзе, алексеевых и резунов-суворовых. Это ментально те же люди. Это двойники теx, кому ставил мемориалы и памятники Президент Путин, кого он навещал с цветами и кому желал долгих лет процветания.
И они появились там не вчера. И даже не десять лет назад.
Они были там всегда! И подполковник КГБ CCCP был ОБЯЗАН это знать. И ПРЕДВИДЕТЬ неизбежную реакцию.
Всё это, вероятно, звучит горько. Но такова правда. И от неё никуда не деться.
Спустя 27 лет после распада великой державы, мы остались с голым задом, с теми же врагами лицом к лицу, но на это раз без спасителного пояса безопасности в лице Варшавского Договора и без союзных республик, с недостроенными турецкими, китайскими и северными потоками и шумной сворой прокремлёвских троллей, тявкающих на каждом углу о своём патриотизме и готовых при первой возможности перейти на сторону врага. И это тоже правда.
Конечно, никакой войны не будет. В традиционном, \»горячем\» понимании слова.
Будет долгая., изнуряющая война на измор, затягивание поясов, нищание и недовольство под ободряющие вопли из бесконечных тролль-контор:
— Сплотимся вокруг власти!
Сплотиться нам действительно надо. Но не вокруг церквей, Газпрома или Роснефти.

Вокруг наших мемориалов и памятников.
Вокруг разрушенных, закрытых заводов.
Вокруг Мавзолея и Красной площади.
Вокруг нашей исторической памяти.
Время осознать случившееся.
Время собирать камни.

Источник

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

1 + 3 =