Не робот враг человека и экономики, а капиталист-компрадор

Не робот враг человека и экономики, а капиталист-компрадор

Я абсолютно убежден, что болтовня о роботах, которые всех вот-вот заменят, имеет точно такое же происхождение, как и недавнее массовое помешательство на нанотехнологиях и Сколкове. Вы еще не забыли губернаторов, размещавших в Твиттере червяков? Поднятый либералами визг и лай используется как аргумент за сохранение нынешней компрадорской модели экономического развития.
– Роботы идут! Если выпихнуть из Сбербанка Грефа, а из правительства Дворковича, мы все погибнем, нас сожрет Терминатор! Мы безнадежно отстанем от такси «Убер» и ракеты Илона Маска. Цифровая экономика – или нас сомнут!
Но это негодный, засаленный козырь. Что происходит в действительности? В действительности после разрушения советской технологической, научной и образовательной базы мы стремительно в своих отношениях с Западом приближаемся к хорошо известной модели «ацтеки-конкистадоры».
С нашей стороны сплоченная шайка гуттаперчевых вождей, нарядившихся в камзолы и шляпы со страусиными перьями, вращает глазами и размахивает над головой стеклянными бусами.
– А у них порох! А у них мушкеты! А у них – алебарды! А у них – лошади! А у них – Голливуд! А у них – искусственный интеллект.
С западной стороны – холодная ухмылка Кортеса и спокойное ожидание момента, когда каждый ацтек, прислушавшись к своему внутреннему Монтесуме, покорится более развитым бледнолицым существам.
По логике щеголяющих испанскими словечками вождей ацтекам остается только один вариант: напяливать камзолы, отбеливать кожу и тащить оставшееся доиндустриальное золотишко для «эквивалентного» обмена – на магические нанокристаллы.
– Не надо ничего придумывать, изобретать велосипед, – говорит Греф. – Надо брать и внедрять.
Вот, собственно, и весь прогресс.

Не робот враг человека и экономики, а капиталист-компрадор

Я абсолютно убежден, что болтовня о роботах, которые всех вот-вот заменят, имеет точно такое же происхождение, как и недавнее массовое помешательство на нанотехнологиях и Сколкове. Вы еще не забыли губернаторов, размещавших в Твиттере червяков? Поднятый либералами визг и лай используется как аргумент за сохранение нынешней компрадорской модели экономического развития.
– Роботы идут! Если выпихнуть из Сбербанка Грефа, а из правительства Дворковича, мы все погибнем, нас сожрет Терминатор! Мы безнадежно отстанем от такси «Убер» и ракеты Илона Маска. Цифровая экономика – или нас сомнут!
Но это негодный, засаленный козырь. Что происходит в действительности? В действительности после разрушения советской технологической, научной и образовательной базы мы стремительно в своих отношениях с Западом приближаемся к хорошо известной модели «ацтеки-конкистадоры».
С нашей стороны сплоченная шайка гуттаперчевых вождей, нарядившихся в камзолы и шляпы со страусиными перьями, вращает глазами и размахивает над головой стеклянными бусами.
– А у них порох! А у них мушкеты! А у них – алебарды! А у них – лошади! А у них – Голливуд! А у них – искусственный интеллект.
С западной стороны – холодная ухмылка Кортеса и спокойное ожидание момента, когда каждый ацтек, прислушавшись к своему внутреннему Монтесуме, покорится более развитым бледнолицым существам.
По логике щеголяющих испанскими словечками вождей ацтекам остается только один вариант: напяливать камзолы, отбеливать кожу и тащить оставшееся доиндустриальное золотишко для «эквивалентного» обмена – на магические нанокристаллы.
– Не надо ничего придумывать, изобретать велосипед, – говорит Греф. – Надо брать и внедрять.
Вот, собственно, и весь прогресс.
Крайне важно здесь и сейчас разоблачать этот колонизаторский дурман. Огненная вода и оспенное одеяло греют плохо и очень недолго.
Угрожают ли массовая автоматизация и внедрение новых технологий российскому рабочему?
Очнитесь! Кто, что и куда будет внедрять?
Усилиями конкистадоров и их приспешников за двадцать пять лет в нашей стране уничтожено больше 5000 крупных высокотехнологичных предприятий.
На многих из них уже в 80-х годах были смонтированы промышленные роботы и высокоточные станки. Всё это разрезано на части и продано по цене металлолома. Не роботами. Людьми. Теми самыми, которые пугают нас роботами сегодня.
Еще чуть-чуть – и автоматизировать будет попросту нечего. Не робот, внедренный капиталистом, отправит рабочего на биржу труда, а подлый барыга, распродавший остатки социалистической собственности с молотка и пакующий чемоданы.
У нас не шьют камзолы, не потому что детям в школе не хватает китайских айпадов, а потому что приватизирована и уничтожена легкая промышленность.
У нас нет своего Джобса, не потому что плохо преподают информатику, а потому что микроэлектроника как отрасль приватизирована и угроблена навсегда.
Абсурдно обсуждать роботизацию того, чего с каждым днём всё меньше, а завтра может не оказаться вообще.
Не таксист, лишенный работы Яндексом, формирует ВВП страны. Не маркетолог и мерчандайзер, не системный администратор и программист, не журналист, не дизайнер, не юрист и не бухгалтер.
Это сервисные профессии, обслуживающие производство.
ВВП развитой экономики – со времен Маркса ничего не изменилось! – формируется крупной промышленностью. Грубо говоря, Боингом. Если ты производишь 10 самолетов в год, а Боинг – 600, тебя отправят на биржу труда безо всяких «Уберов». (Точно знаю, найдутся идиоты, которые будут ссылаться на преобладание услуг и финансовых спекуляций в американском ВВП, но сохраняю робкую надежду на преобладание разумных людей среди читателей)
По многим параметрам мы не в 22-й век шагаем, а скатываемся в феодальный способ производства. И это абсолютно не противоречит технологическим траекториям, по которым развивается капиталистический мир. Для того, чтобы уволить кассиров в вашингтонском супермаркете Wallmart, заменив их роботами, надо сначала высосать кровь из миллионов бесправных рабочих в Пакистане, Бангладеш, Индии, Китае, Тайланде, Малайзии.
Да, роботы оптимизируют жизнь золотого миллиарда и, возможно, усугубят для этого миллиарда проблему безработицы. Но эта оптимизация никак не коснется Бангладеш (нищий Бангладеш затем и требуется, чтобы было на какие шиши придумывать роботов).
Вот и вскрылась предлагаемая вождями развилка. Либо, подняв руки, вы грузитесь на корабль к конкистадорам, надеясь, что со стола их роботизации вам перепадут хотя бы крохи; либо – добро пожаловать в Бангладеш.
Либеральный визг и угар маскируют главную проблему. Никакие частные инвесторы не могут остановить дальнейшую деиндустриализацию, обрушение народного хозяйства, нашу ползучую бангладешизацию. Сделать это может только другая формация, другая экономическая система, основанная на обобществлении средств производства.
Но это – именно то, чего либерал боится больше всего, поскольку первым на жертвенный алтарь Кецалькоатля должен будет отправиться тот, кто впаривал бусы, носил страусиные перья и разбрасывался оспенными одеялами.
Источник

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

20 − 7 =