Ленин как воплощение «Твин Пикса»

Ленин как воплощение «Твин Пикса»

Со сложными чувствами была принята читающей публикой 910-страничная биография Ленина, написанная 42-летним московским критиком Львом Данилкиным.

Ленин как воплощение «Твин Пикса»

В истории биографического жанра наберется совсем немного книг, которые входят в его анналы. Это и понятно: рамки давно расставлены, методики определены, классические авторы давят авторитетом. Поэтому с такими сложными чувствами была принята читающей публикой и экспертами 910-страничная биография Ленина, написанная 42-летним московским литературным критиком Львом Данилкиным.
Старшее поколение заранее смотрело на огромный том с недобрым прищуром — мол, что ты, мальчишка, можешь про Ленина-то сказать?.. — ровесники Данилкина в лучшем случае вспомнили, какую октябрятскую звездочку они носили — металлическую, с вечно отламывающимся крючком, или гораздо реже встречавшуюся стильную пластмассовую, с маленьким фотопортретом курчавого херувимчика; молодежь же сегодняшняя с трудом помнит собственные пароли в соцсетях, какой там Ленин.
В итоге просчитались все. Книга сначала вышла 10-тысячным тиражом в «штучном» оформлении, потом последовали 7 тысяч в стандартном оформлении серии ЖЗЛ; знающие подтвердят — по нынешним меркам гигантский тираж; и то, и другое распродано, срочно готовится переиздание — и будет оно, скорее всего, далеко не последним, что подтверждает, насколько велик сейчас интерес к главному персонажу ХХ века — и не только в связи со столетием революций.
Заслуженно ли? Ведь сколько мы видели бестселлеров, которые оказывались в итоге «куклами»: снаружи — сто долларов, внутри — аккуратненько нарезанная чистая бумага.
В этом случае — абсолютно заслуженно.
Лев Данилкин, не будучи профессиональным историком или политиком (в жанре биографии он работает также относительно недавно; написал книги о Проханове и Юрии Гагарине), сумел сделать то, что до него не удавалось, пожалуй, ни одному ленинскому биографу: увидеть в своем герое одновременно смешное и страшное, возвышенное и земное, отталкивающее и влюбляющее.
Вполне уважая Ленина, он тем не менее не любит его и не ненавидит — а принимает как природное явление; и, пожалуй, это лучшее определение Ленина, которое можно вынести из этой книги.
Большинство нареканий, высказанных пока в адрес автора, приходится на язык, которым написана биография: дескать, развязно, вульгарно, коробит то, что Ленин «чекинится» и вообще описывается посредством доброй сотни слов, которых сам ВИ не знал, знать не мог, а если бы знал — разозлился.
Но на самом деле это колоссальное достоинство Данилкина. Он прекрасно знает, на каком языке говорил сам Ленин и его современники (и время от времени грамотно подпускает словцо столетней давности), но пишет все же для нас, своих современников, сидящих в «Фейсбуке», и его развязность (на самом деле — развязанность, и вовсе не такая уж развязная, а весьма сдержанная) помогает приблизить героя к нам; и он действительно становится узнаваем, близок, и если какие-то его черты отталкивают и отвращают, то понятно почему, и то же самое с чертами привлекательными.
Перед Лениным Данилкина не стоишь навытяжку, не зеваешь от скуки, не морщишь лоб, пытаясь постичь ход мысли политика; герой не даст вам заскучать ни на минуту, он то и дело тычет читателя кулаком в бок, похлопывает по плечу, шутит, шумит, а то и пропускает после неудачного контакта с меньшевиками три кружечки пивка в женевском кафе; но это не значит, что автор позволяет себе хоть какой-то намек на панибратство — напротив, мы видим, что этот шутник, велосипедист и неутомимый ходок по горам подчинен гигантскому делу всей жизни, и остается только дивиться тому, как эта частная жизнь смогла изменить миллиарды других — при том, что сам ВИ был далеко не самым обаятельным и коммуникативным человеком, скорее наоборот, страшно любил ссоры и склоки.
Кажется, никто еще не отмечал, что книга Данилкина производит очень сильное впечатление не только как биография, но и как литературное произведение. В ней масса действительно очень крепких, ярких, врезающихся в память фрагментов, особенно пейзажных.
Так что в какой-то степени это даже не биография, а громадный комментарий к жизни Ленина — на грани романа. И за это тоже спасибо автору.

Ленин как воплощение «Твин Пикса»

Лев Данилкин. «Ленин. Пантократор солнечных пылинок».

М., «Молодая гвардия», 2017 (серия «Жизнь замечательных людей»)
При чтении отчетливо понимаешь, какую колоссальную работу проделал писатель.
За толстенным ЖЗЛовским «кирпичом» стоят пять лет напряженного труда, перелопаченная лениниана (причем не только очевидная, но и второ-, и третьестепенная), прочтенные от корки до корки 55 ленинских томов и, самое приятное, путешествия по всем ленинским местам.
Кажется, это была мечта всех ленинских биографов, откровеннее всего воплотившаяся в «Маленькой железной двери в стене» Катаева; тот просто под видом интереса к Ленину со смаком описывал свою собственную жизнь в Париже и на Капри, и бедному читателю в 1960-м оставалось истекать слюной, ведь сам-то он в Париже не бывал и вряд ли когда будет.
Данилкину же интересна не только Европа, он совершил настоящее ленинское паломничество по миру, и в итоге автор и на Капри, и в Париже, и в Шушенском, и в Казани, и в Стокгольме, и в Лондоне, и в Ульяновске пристально «ведет» своего героя.
Нет, он не забывает сообщить, сколько евро сейчас стоит стейк в мюнхенском ресторанчике, куда любит заглядывать ВИ, и какие безвкусные новоделы понаставили по бывшему Симбирску, но это не самоцель, не рассказ о том, что у биографа есть деньги и возможность поездить по миру, он ездил и до этого, мы с вами тоже, и поэтому автору и нам прежде всего любопытно, как «гений места» влиял на логику, мысли, творчество Ленина — и, как выясняется, влиял, да еще как!..
Нельзя не восхищаться и остроумной трактовкой автором ленинских текстов. В изложении Данилкина то, что еще в школе казалось неимоверной скучищей, оторванной от жизни, эту самую жизнь полностью объясняет, более того — прогнозирует и моделирует.
Данилкин словно говорит читателю: оглянись, твоя реальность сделана моим героем давным-давно, Ленин вокруг нас, ты живешь в его мире, в чем-то ты и сам Ленин.
И в этом смысле набившее оскомину «Ленин всегда живой» начинает играть новыми красками, а «Материализм и эмпириокритицизм» просто-таки хочется немедленно перечесть с карандашиком.
…На протяжении книги на ее страницах не раз возникают образы из Дэвида Линча — и действительно, Ленин у Данилкина своего рода собрание всех персонажей «Твин Пикса» в одном лице.
Он и оптимистичный любитель кофе Дэйл Купер, и простой честный шериф Трумэн, и злой дух Боб, и одержимый альтер-эго Купера Уиндом Эрл, и великан из Белого Вигвама, и карлик из Черного, и даже сама Лора Палмер — то общая любимица-веселушка в первой серии, то безумно хохочущая в лицо Куперу вампирша в комнате с красными шторами.
Словом, сова, которая всегда не то, чем кажется.
Разгадать эту шараду невероятно трудно, но и невероятно увлекательно. Конечно, любая биография — лишь попытка прикоснуться к явлению, тем более такому грандиозному, как Ленин. Но попытка Льва Данилкина выглядит настолько удачной, незашоренной и свежей, что этой книге, без сомнения, обеспечены не только все главные литературные премии 2017-го, но и долгая, пристрастная, раздраженная, возможно, даже злобная любовь читателей.
Так что лично я горд тем, что издаюсь в одной с Львом Данилкиным серии ЖЗЛ.
IMHOclub.by

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

16 + одиннадцать =