«Нашанівец» Дынько предлагает забыть «советское» 22 июня

«Нашанівец» Дынько предлагает забыть «советское» 22 июня

22 июня 2017 года на сайте «Наша Нива» появилась небольшая статья журналиста Андрея Дынько, в которой автор призвал брестчан не проводить реконструкцию событий 1941 года в Бресте, поскольку они проходили в советское время и сопровождались политическими репрессиями.
Казалось бы, логично предположить, что необходимо отделять мух от котлет. История не знает примеров, когда празднование даты военного события обязательно увязывается со всеми политическими перипетиями, которые происходили в это время в государстве. Если речь идет о событиях 22 июня, то необходимо говорить именно о жертвах войны, а не обо всем сразу.
Понятно, что если бы Дынько был пристрастен не только к Великой Отечественной войне, но и ко всем событиям мировой истории, то его позиция заслуживала бы уважения. Но здесь мы имеем дело с обычной попыткой националистов всячески дискредитировать любое положительное упоминание о войне, увязать ее только с грязью и тем окончательно похоронить память о ней в сердцах белорусов.
Почему 22 июня мы должны вспоминать парад советских и немецких войск в Бресте в 39 году? Здесь нужно сделать существенное уточнение. Пакт Молотова – Риббентропа вовсе не предполагал союзнические отношения. Поэтому в 39-м году немцы просто передали Брест советским властям. Да, сделано это было в дружеской обстановке, без выстрелов и ненависти, но обе стороны прекрасно понимали, что их интересы в любой момент могут стать диаметрально противоположными.
«Бедная Польша» — скажите вы. «Жертва двух тоталитарных государств». Мало кто вспоминает, что 21 сентября 1938 года, в самый разгар Судетского кризиса, Польша предъявила Чехословакии ультиматум, в котором потребовала передачи ей Тешинской области. В противном случае она обещала объявить войну. И Чехословакия была вынуждена пойти на уступки, поскольку не могла воевать в таких условиях. «Мирные» поляки просто воспользовались беспомощностью соседа и ограбили его. И после этого мы считаем их невинными жертвами?

«Нашанівец» Дынько предлагает забыть «советское» 22 июня

22 июня 2017 года на сайте «Наша Нива» появилась небольшая статья журналиста Андрея Дынько, в которой автор призвал брестчан не проводить реконструкцию событий 1941 года в Бресте, поскольку они проходили в советское время и сопровождались политическими репрессиями.
Казалось бы, логично предположить, что необходимо отделять мух от котлет. История не знает примеров, когда празднование даты военного события обязательно увязывается со всеми политическими перипетиями, которые происходили в это время в государстве. Если речь идет о событиях 22 июня, то необходимо говорить именно о жертвах войны, а не обо всем сразу.
Понятно, что если бы Дынько был пристрастен не только к Великой Отечественной войне, но и ко всем событиям мировой истории, то его позиция заслуживала бы уважения. Но здесь мы имеем дело с обычной попыткой националистов всячески дискредитировать любое положительное упоминание о войне, увязать ее только с грязью и тем окончательно похоронить память о ней в сердцах белорусов.
Почему 22 июня мы должны вспоминать парад советских и немецких войск в Бресте в 39 году? Здесь нужно сделать существенное уточнение. Пакт Молотова – Риббентропа вовсе не предполагал союзнические отношения. Поэтому в 39-м году немцы просто передали Брест советским властям. Да, сделано это было в дружеской обстановке, без выстрелов и ненависти, но обе стороны прекрасно понимали, что их интересы в любой момент могут стать диаметрально противоположными.
«Бедная Польша» — скажите вы. «Жертва двух тоталитарных государств». Мало кто вспоминает, что 21 сентября 1938 года, в самый разгар Судетского кризиса, Польша предъявила Чехословакии ультиматум, в котором потребовала передачи ей Тешинской области. В противном случае она обещала объявить войну. И Чехословакия была вынуждена пойти на уступки, поскольку не могла воевать в таких условиях. «Мирные» поляки просто воспользовались беспомощностью соседа и ограбили его. И после этого мы считаем их невинными жертвами?
Почему из всех событий 22 июня Дынько вспоминает только побег освобожденных узников НКВД? Ответ очевиден. Автор пытается представить захват Брестской крепости немцами как справедливый акт возмездия сталинскому режиму. Это автоматически превращает всех защитников крепости в пособников НКВД, а их подвиг низводит до защиты тоталитарного государства.
Чего же на самом деле добиваются белорусские националисты? Брестская крепость – важный, но не единственный эпизод войны. Из этих эпизодов складывается ее общая история. Если Брест – это НКВД, депортации, парады, то и вся война – это одно большое преступление сталинского режима. При этом, заметьте, националисты всячески обходят стороной преступления немцев и коллаборационистов. При обилии материалов об НКВД, вы не найдете ни одной статьи, где националисты писали бы о гестапо, Холокосте или художествах местных полицаев. А в последнее время некоторые радикальные националисты не чуждаются надевать на себя форму вспомогательной полиции. Из нашей памяти хотят вычеркнуть ужасы нацизма, предавая его фактическому забвению. В этом есть изощренная логика – заместить преступления немцев красным террором, чтобы первый фактически перестал восприниматься геноцидом.
По сути, эта компания против Великой Отечественной войны длится уже годами. На 9 мая оппозиционные издания также откликнулись злобными материалами, бессильно унижая всех, кто пришел на праздник.
На самом деле работа всех этих оппозиционных авторов – сизифов труд. Внедрить свое видение Великой Отечественной войны у них упорно не получается.
Позиция националистов – это позиция тех, кто в 1941-44 г.г. активно сотрудничал с нацистами и принимал участие в их преступлениях против местного населения. Оппозиция не особенно любит вспоминать этот эпизод своей истории. Впрочем, еще не вечер.
Понятно, что собака лает, а караван идет. Реконструкция 22 июня состоялась. Брест в этом смысле – город гораздо более значительный, чем Минск. Многие люди предпочитают вспоминать о войне именно там. И так будет продолжаться до тех пор, пока живет человеческая память. Безусловно, в нашей истории много темных пятен, но одно мне очевидно – в 1941 наши предки не имели выбора, воевать или отсидеться дома. Особенно это касается еврейского населения. Им противостоял жестокий и циничный враг, который пришел не для того, чтобы кого-то освобождать. И очень скоро население Белоруссии почувствовало на себе все прелести оккупации.
Вечная память тем, кто пал в июне 1941 года в Брестской крепости. Мы никого и ничего не забыли.
Евгений Константинов
ТЕЛЕСКОП

Добавить комментарий