Позняк и экстремизм

Позняк и экстремизм

Зенон Позняк
13 мая Верховный суд Беларуси признал экстремистскими книги «Оборона Куропат: Народный мемориал» и «Хорошая фотография» известного оппозиционного политика Зенона Позняка. Фактически суд всего лишь оставил в силе решения иных инстанций, вынесенные ранее.
Сам Позняк критически высказался по поводу принятого решения. Он пояснил, что суд лишь сделал рекламу его книгам, а для любого желающего прочитать труды «отца белорусского национализма» открыта дорога в Интернет, где книги находятся в свободном доступе. Он также заметил, что никакого примирения власти и оппозиции по вопросу Куропат не предвидится. Одновременно он фактически обвинил белорусское руководство в намеренном уничтожении Куропат.
Со своей стороны хочу заметить, что никто и не сомневался, что Позняк, поднявший тему репрессий в конце 80-х годов, не пойдет на какой-то компромисс или не согласится поделиться ею с белорусскими властями. Не вызывает сомнений, что для лидера КХП-БНФ, ультраправой партии, главной задачей является не реабилитация погибших, а использование их в русофобских целях.
Кто такой Позняк? Это «все» и одновременно «ничто» белорусской оппозиции. «Все», поскольку большинство националистов признает за ним основное участие в формировании русофобской тусовки 80-х и начала 90-х годов. Он авторитетный идеолог Белорусского народного фронта и других националистических организаций. А «ничего», поскольку его время давно прошло, он живет в другой стране, а подрастающее поколении лидеров-националистов совершенно не против, чтобы его влияние на положение дел в Беларуси было сведено к нулю. Позняк, безусловно, нужен, но только в качестве символа борьбы с Россией. Если бы он действительно возвратился в страну, то ощутил бы свою чуждость и несвоевременность. Ибо даже в националистической среде ультраправые взгляды принято ретушировать, а многие оппозиционные лидеры пытаются продвигать идею не этнического, а гражданского национализма.
Созданная им Консервативно-христианская партия — БНФ еще не окончательно обанкротилась, но прославилась своими отнюдь не христианскими призывами. Так, в частности, один из ее лидеров – Юрий Беленький – заявил, что «каждый, кто разговаривает на русском языке, стреляет в спину своему народу». Заявление вызвало широкий резонанс. Ляпнувший лишнего политик попытался убедить аудиторию, что его неправильно поняли, но было поздно. За партией Позняка закрепилась репутация радикальных националистов (на грани нацизма), а народ еще с начала 90-х привычно обобщает лагерь оппозиции термином «бээнэфовцы».

Позняк и экстремизм

Зенон Позняк
13 мая Верховный суд Беларуси признал экстремистскими книги «Оборона Куропат: Народный мемориал» и «Хорошая фотография» известного оппозиционного политика Зенона Позняка. Фактически суд всего лишь оставил в силе решения иных инстанций, вынесенные ранее.
Сам Позняк критически высказался по поводу принятого решения. Он пояснил, что суд лишь сделал рекламу его книгам, а для любого желающего прочитать труды «отца белорусского национализма» открыта дорога в Интернет, где книги находятся в свободном доступе. Он также заметил, что никакого примирения власти и оппозиции по вопросу Куропат не предвидится. Одновременно он фактически обвинил белорусское руководство в намеренном уничтожении Куропат.
Со своей стороны хочу заметить, что никто и не сомневался, что Позняк, поднявший тему репрессий в конце 80-х годов, не пойдет на какой-то компромисс или не согласится поделиться ею с белорусскими властями. Не вызывает сомнений, что для лидера КХП-БНФ, ультраправой партии, главной задачей является не реабилитация погибших, а использование их в русофобских целях.
Кто такой Позняк? Это «все» и одновременно «ничто» белорусской оппозиции. «Все», поскольку большинство националистов признает за ним основное участие в формировании русофобской тусовки 80-х и начала 90-х годов. Он авторитетный идеолог Белорусского народного фронта и других националистических организаций. А «ничего», поскольку его время давно прошло, он живет в другой стране, а подрастающее поколении лидеров-националистов совершенно не против, чтобы его влияние на положение дел в Беларуси было сведено к нулю. Позняк, безусловно, нужен, но только в качестве символа борьбы с Россией. Если бы он действительно возвратился в страну, то ощутил бы свою чуждость и несвоевременность. Ибо даже в националистической среде ультраправые взгляды принято ретушировать, а многие оппозиционные лидеры пытаются продвигать идею не этнического, а гражданского национализма.
Созданная им Консервативно-христианская партия — БНФ еще не окончательно обанкротилась, но прославилась своими отнюдь не христианскими призывами. Так, в частности, один из ее лидеров – Юрий Беленький – заявил, что «каждый, кто разговаривает на русском языке, стреляет в спину своему народу». Заявление вызвало широкий резонанс. Ляпнувший лишнего политик попытался убедить аудиторию, что его неправильно поняли, но было поздно. За партией Позняка закрепилась репутация радикальных националистов (на грани нацизма), а народ еще с начала 90-х привычно обобщает лагерь оппозиции термином «бээнэфовцы».
Позняк и его окружение не любят нынешний белорусский режим, но могут ли они похвастаться тем, что отличаются от него уважением к правам человека или демократичностью в отношении точки зрения оппонентов? Нет, каждый, кто сталкивался с националистами, знает, что в большинстве случаев эти ребята желают установления националистической диктатуры. Т.е. свободу слова они будут давать исключительно тем, кто разделяет их убеждения. Все остальные станут политзаключенными. Только никто не будет плакать о них в западных правозащитных организациях…
Понятно, что книги Позняка не содержат никакой исторической ценности, поскольку пропагандистская литература не рассчитана на объективное изложение фактов. Книги, в которых тенденциозно излагается материал, как правило, искажают все в нужном для себя контексте. И читать их серьезный и здравомыслящий человек не станет. Они на него и не рассчитаны. Основная целевая аудитория этой литературы – малообразованные русофобы, с трудом осилившие какую-нибудь книгу Орлова, Деружинского или Тараса, но при этом убежденные, что они по интеллектуальному уровню намного выше «ватника», которому не открыты все тайны белорусской истории.
На самом деле конфискация и запрет книг Позняка – это только вершина айсберга. Лидером в промывании мозгов уже давно стал бывший уфолог Деружинский. И его книги есть в любом белорусском книжном магазине. Поэтому нет никаких сомнений, что в данном случае власть не столько заботится о юных и не только умах, сколько желает насолить своему давнему оппоненту.
Позняк не намерен сдаваться. Он собирается обратиться в Комитет по правам человека ООН, чтобы оспорить решение белорусских судов. Насколько международное право может подмять под себя белорусское, остается под вопросом. Судя по прежним делам, все останется на уровне сожалений и деклараций.
Вряд ли европейцы поймут, для чего Позняк действительно написал эти книги. Они привыкли, что оппозиция уверяет их в приверженности демократическим принципам. А здесь реальный белорусский нацизм, спекулирующий на сталинских репрессиях. Хотя того, кто хочет быть обманутым, обмануть не сложно. Впрочем, на полках книжных магазинов в Беларуси книги Позняка все равно не появятся. И это внушает хоть робкий, но оптимизм.
Евгений Константинов 
ТЕЛЕСКОП

Добавить комментарий