«Больная Беларусь» Позняка

24 апреля, в свой день рождения, Зенон Позняк презентовал в Варшаве свою новую политическую программу под названием «Вольная Беларусь». Злые языки, впрочем, тут же поменяли в названии одну букву, превратив ее в «Больную Беларусь». Я изучил этот семидесятистраничный документ и в этом материале оценить, что в нем здоровое, а что, мягко говоря, не очень. Сразу отмечу, что я не буду комментировать предложения по вопросам здравоохранения, культуры и экологии, потому что не считаю себя достаточно компетентным в этих вопросах.

«Больная Беларусь» Позняка

Во-первых, сам факт появления такого документа, безусловно радует – это первая полномасштабная программа политических и экономических преобразований, предложенная представителями оппозиции за много лет. Очень давно я не видел текстов подобного масштаба и уровня детализации. В основном весь креатив оппозиционных партий в последнее время состоял из лозунгов и политтехнологического пустословия. Вспоминаются только экономическая программа «Нашего Дома» 2014 года и «Миллион новых рабочих мест», с которыми шел на выборы Романчук в 2010. Только поэтому, при всей одиозности Позняка, программа заслуживает внимания.
Как и любой подобный документ, программа Позняка имеет достоинства и недостатки. Безусловно, рациональное зерно есть в предложенной модели разделения властей. Да, она выглядит несколько хаотично, есть сомнения в ее работоспособности, но тут есть пространство для дискуссии.
Недоумение вызывает только огромный для такой страны, как Беларусь, парламент из 360 депутатов, обладающих статусом неприкосновенности и широкими полномочиями. Экзотическим, хотя и интересным является введение такого института, как Кризисная комиссия состоящая из судей Конституционного суда и избираемых парламентом старейшин, которая, по задумке авторов, должна принять власть в стране в случае политического кризиса. На деле, в случае реального кризиса, скорее всего, такой шаг только ухудшил бы ситуацию в стране, создав еще один центр власти. В программе имеется относительно неплохая модель судоустройства, работы силовых структур и прокуратуры, местного самоуправления. Однако все эти идеи уже неоднократно обсуждались в оппозиционных кругах 10-20 лет назад, свежих мыслей там немного.24 апреля, в свой день рождения, Зенон Позняк презентовал в Варшаве свою новую политическую программу под названием «Вольная Беларусь». Злые языки, впрочем, тут же поменяли в названии одну букву, превратив ее в «Больную Беларусь». Я изучил этот семидесятистраничный документ и в этом материале оценить, что в нем здоровое, а что, мягко говоря, не очень. Сразу отмечу, что я не буду комментировать предложения по вопросам здравоохранения, культуры и экологии, потому что не считаю себя достаточно компетентным в этих вопросах.

«Больная Беларусь» Позняка

Во-первых, сам факт появления такого документа, безусловно радует – это первая полномасштабная программа политических и экономических преобразований, предложенная представителями оппозиции за много лет. Очень давно я не видел текстов подобного масштаба и уровня детализации. В основном весь креатив оппозиционных партий в последнее время состоял из лозунгов и политтехнологического пустословия. Вспоминаются только экономическая программа «Нашего Дома» 2014 года и «Миллион новых рабочих мест», с которыми шел на выборы Романчук в 2010. Только поэтому, при всей одиозности Позняка, программа заслуживает внимания.
Как и любой подобный документ, программа Позняка имеет достоинства и недостатки. Безусловно, рациональное зерно есть в предложенной модели разделения властей. Да, она выглядит несколько хаотично, есть сомнения в ее работоспособности, но тут есть пространство для дискуссии.
Недоумение вызывает только огромный для такой страны, как Беларусь, парламент из 360 депутатов, обладающих статусом неприкосновенности и широкими полномочиями. Экзотическим, хотя и интересным является введение такого института, как Кризисная комиссия состоящая из судей Конституционного суда и избираемых парламентом старейшин, которая, по задумке авторов, должна принять власть в стране в случае политического кризиса. На деле, в случае реального кризиса, скорее всего, такой шаг только ухудшил бы ситуацию в стране, создав еще один центр власти. В программе имеется относительно неплохая модель судоустройства, работы силовых структур и прокуратуры, местного самоуправления. Однако все эти идеи уже неоднократно обсуждались в оппозиционных кругах 10-20 лет назад, свежих мыслей там немного.
Отличительной чертой программы является стремление все переименовать и переиначить. Первым делом поменять символику, наплевав на референдум, потом парламент – в Сойм, а его председателя – в маршалка, милицию – в полицию, рубли и копейки – в талеры и гроши, вместо областей, районов и сельсоветов – воеводства, поветы и староства. Этому уделяется огромное внимание, как будто переименования способны качественно изменить жизнь белорусов.
Административно-территориальная реформа – отдельная тема. Она действительно неоднократно обсуждалась как властью, так и оппозицией. И карты рисовались, похожие на ту, которую нарисовал Позняк. Подобная реформа оправдана только с одной целью: упростить модель управления, сделать ее не трехступенчатой, а двухступенчатой, сделав государственный аппарат более быстрым и компактным. Впрочем, власть так и не решилась на подобную реформу по одной причине: она потребует резкого и тотального пересмотра структур, штатов, полномочий, зон ответственности практически всего государственного аппарата. После такого его еще долго будет лихорадить, а управляемость государства упадет. Здесь Позняк опять предлагает реформу ради реформы, очевидно, плохо представляя цель реформирования. Структура так и остается трехступенчатой.
Впрочем, все вышеизложенное – вопросы, по которым можно дискутировать, что-то принимать, что-то отвергать, но для государства это не смертельно. Есть в программе и по-настоящему страшные положения, реализация которых способна в короткие сроки уничтожить белорусскую государственность. «Бомбы» закладываются подо все, что может взорваться.
Последовательная реализация программы Позняка начинается с государственного переворота и, с высокой долей вероятности, заканчивается гражданской войной. После переворота всю полноту власти захватывает Национальный Чрезвычайный Комитет с неограниченными полномочиями, срок которых Позняк ограничивает шестью месяцами (есть основания подозревать, что, если что-то пойдет не так, этот срок может продлеваться бесконечно долго, никаких сдерживающих механизмов не предусмотрено). Осознавая нелегитимность этого органа, Позняк говорит о какой-то «чрезвычайной легитимности», признанной международным сообществом. Пожалуй, проглотив киевскую хунту, это сообщество не подавится и белорусским НЧК, тут я иллюзий не питаю. Первыми своими решениями НЧК уничтожает существующую систему государственного управления, ликвидируя пост Президента и обе палаты парламента и вносит хаос в законодательную систему, отменяя целый ряд нормативных актов.
Сам по себе подобный переворот – уже означает высокую опасность начала гражданской войны – не каждый чиновник или офицер способен признать над собой власть какого-то чрезвычайного комитета. Однако Позняк идет дальше – в первые же дни и месяцы после переворота – то есть руками никем не избранного и никому не подотчетного НЧК принимается ряд решений, которые вряд ли понравятся большинству белорусов.
В сфере гражданских прав и свобод нас ждет люстрация с «запретом на профессии», цензура и запрет на деятельность политических партий и движений. Пусть вас не обманывают многочисленные слова о свободе слова и ассоциаций – следом за ними следуют слова о запрете всего «антигосударственного», «антибелорусского» и т.д. То, что Позняк способен трактовать эти понятия максимально широко, мы уже знаем. По-моему, он не употреблял их только в отношении собственных сторонников.
Неприятный сюрприз ждет и верующих Русской православной церкви. Декларируя свободу вероисповедания и равенство всех конфессий, он предлагает не только отнять у крупнейшей конфессии Беларуси переданные ей в собственность храмы, но и оплатить внесенные архитектурные изменения.
В экономике хаоса добавит и скоротечная, лихорадочная приватизация. То, что проводиться она будет незаконным органом, дает полное право назвать ее разворовыванием. И тем, кто приобретет собственность таким путем, потом не позавидуешь. Проблемы в экономике создаются надолго, с гарантией. То же самое – с сельским хозяйством. Бездумная и скоротечная приватизация земли, реституция, неопределенная судьба существующих сельскохозяйственных предприятий. Так и до голода недалеко.
С внешней политикой – все ожидаемо. Разрыв отношений с Россией, ориентация на НАТО, США, Польшу, реанимация идеи Балто-Черноморского союза. О том, что последствия такого шага для нашей экономики также будут катастрофическими, не стоит и говорить – на российский рынок приходится 51 процент всей нашей внешней торговли.
Неопределенным становится и статус русского языка. В документе он называется языком межнационального общения и каждый гражданин имеет право контактировать с государством по-русски. Однако в этом же абзаце говорится, что этот статус временный и может быть произвольно, в любой момент отменен решением парламента. Над русскоязычным большинством заносится дамоклов меч.
Что бы ни говорил Позняк об опасностях, которые стоят перед нашей страной, самую большую опасность для нее представляет попытка реализации такой программы. Если она состоится – белорусы позавидуют даже украинцам. Слишком многое она разрушает, слишком много конфликтов и противоречий разжигает.
Артём Агафонов

Добавить комментарий