Социальные силы и религиозно-политические лозунги польского восстания 1863 г. в Северо-Западном крае Российской империи

Социальные силы и религиозно-политические лозунги польского восстания 1863 г. в Северо-Западном крае Российской империи

1.      Идейная составляющая восстания и социальный состав его участников.
 В январе 1863 г. в Царстве Польском вспыхнуло вооруженное восстание, которое начало распространяться на территорию Северо-Западного края, затронув, прежде всего, Гродненскую и Ковенскую губернии[1].[2].[3].[4].[5].[6].[7].

Социальные силы и религиозно-политические лозунги польского восстания 1863 г. в Северо-Западном крае Российской империи

1.      Идейная составляющая восстания и социальный состав его участников.
 В январе 1863 г. в Царстве Польском вспыхнуло вооруженное восстание, которое начало распространяться на территорию Северо-Западного края, затронув, прежде всего, Гродненскую и Ковенскую губернии[1].[2].[3].[4].[5].[6].[7].[8].[9]. Днепр и Двина; что тут кончается европейский мир и начинается азиатский, монгольский; что между этими мирами нет никакого возможного союза, никаких отношений, никакой политики, никакого сближения, ни в нравах, ни в семейных связях, как между англо-саксонцами и краснокожими; что москвитяне (как теперь стараются называть русских) должны, во что бы то ни стало, быть отброшены в свои степи; что под этим только условием Европа будет спокойна от нашествия татарского варварства»[10].[11][12].[13]. Муравьев так определял цели восставших поляков: «Увлекаясь … чувством непримиримой вражды к нам, и общим желанием своим и всех ненавистников наших в Западной Европе, они беспрерывными крамолами своими, допущенными  слабыми и ошибочными действиями начальства, постоянно стремились отторгнуть Западный край от России и, отодвинув нас к пределам Азии, обратить, как они презрительно выражаются, в прежнюю Московию; ибо они хорошо знают, что с лишением западных губерний, мы должны будем потерять и значение наше в Европе»[14].[15].[16]. [17]. Муравьев в своем обращении ко всем сословиям Северо-Западного края прямо указывал на политическую враждебность, которую испытывало к российскому государству «дворянство здешнего края, называющее себя польским».
От имени российского государства Муравьев объявлял всем сословиям края о целях, которые преследовало это дворянство в восстании 1863 г.: «Дворяне и помещики, ослепленные безрассудными мечтаниями о господстве над народом, который едва только успел, волей всемилостивейшего государя нашего, освободится из-под тяжелого их гнета, тайно и явно раздувают пламя волнений и принимают в них деятельное участие, которое в этом сословии сделалось до такой степени всеобщим, что предводители дворянства, спрошенные по моему приказанию, не решились указать лиц, на политическую благонадежность которых можно бы положиться»[18].[19].[20].[21].[22].[23]. Муравьев , и А.Л. Потапов, располагавшие необходимой информацией и бывшие непосредственными участниками событий, были объективно правы, называя главным виновником восстания все польское дворянство и особенно его самую экономически влиятельную часть — помещиков. Они справедливо указывали, что без деятельного участия этого ведущего олигархического слоя дворянства, восстание в крае не приняло бы столь опасных для государства размеров. Выходит, что любимое советскими историками «деклассированное дворянство», «социально близкие» и единоверные ему шляхта, разночинцы и люмпенизированные крестьяне играли в этом восстании роль колониальной пехоты, которая боролась за политические интересы всего дворянского сословия «польского происхождения».                   
В начале 1863 г. польский ирредентизм, взяв на вооружение новые методы борьбы, принял форму вооруженного восстания, направленного на отторжение от России Литвы, Белоруссии и Малороссии. Указанный поворот событий коренным образом изменил политическую ситуацию в крае и отношение к действиям повстанцев со стороны правительства, российского общества и большинства местного населения. С позиции этих вовлеченных в события сил, восстание воспринималось как вооруженный мятеж польских сепаратистов, который угрожал не только границам Российского государства, но и свободе, безопасности и православной вере русского народа (белорусов и малороссов), проживающего на его западных окраинах[24].[25].[26].[27][28][29].[30].[31]
Вот как об этом писал агитационный листок «Мужыцкаяпраўда», подпольно издаваемый В. Калиновским: «Сказывают люди, что Святой Отец прямо из Рима прислал к нам свое благословение (но Москаль его задерживает), говорят, что пришлет и ксендзов, которые будут принимать в униатскую веру. Тогда, ребята, кто только верит в Бога, Сына Его и Святого Духа, пускай сразу же оставляет схизму и переходит в истинную веру дедов и прадедов. Потому, кто не перейдет в унию, тот останется схизматиком, тот, как собака, сдохнет, тот на том свете адские муки терпеть будет!»[32].[33].[34].[35].[36]. Муравьев а: «Католическое духовенство никогда еще так дерзко и беззаконно как ныне, не заявляло своих преступных действий: призыв к мятежу раздается с высоты костельных кафедр; речи, пропитанные духом ненависти и разрушения, оглашают своды католических святынь, и даже некоторые исступленные проповедники сами берутся за оружие, присоединяются к шайкам бунтовщиков и предводительствуют некоторыми из них. Высшее же духовенство, владея главным и вернейшим средством к умиротворению края – призывом, во имя Божие, к порядку и законному долгу, умышленно бездействует, потворствуя, таким образом, кровавым смутам и беспорядкам»[37].Александр Юрьевич Бендин,[/i]
доктор исторических наук, профессор кафедры богословия
Института теологии Белорусского государственного университета.
Опубликовано: Международный журнал социальных и гуманитарных наук «Аспект». 2017г. №1(1)
 
 
[1][2] Муравьев -Виленский и национальное пробуждение белорусского народа // Исторический поиск Беларуси: альманах / сост. А.Ю. Бендин. Минск, 2006. – С. 53-77.Бендин А. Ю. Проблемы этнической идентификации белорусов 60-х гг. XIX — начала XX в. в современной историографии // Исторический поиск Беларуси: альманах / сост. А.Ю. Бендин. – Минск, 2006. – С. 8-35. Понятие ирредентизм употребляется для обозначения движения дворянско-католического, польского меньшинства за присоединение Западного края (Литвы, Белоруссии и трех Юго-Западных губерний) к Царству Польскому, которое происходило в 1861-1862 гг. с помощью манифестаций и подачи дворянских адресов на имя императора. 
[3][4][5][6][7][8][9][10][11][12][13][14][15][16][17][18][19][20][21][22][23]Минск, 1980. – С. 20-21.
 [24][25][26] Муравьев ым.
[27][28] Муравьев а по усмирению польского мятежа в Северо-Западных губерниях. / Сост. Н. И. Цылов. – Вильна, 1866. – С. II, 105; Сборник документов музея графа М. Н. Муравьева. / Сост. А. В. Белецкий. – Т.1. – Вильна, 1906. – С. XLIII, LII-LV; Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края.  / Сост. А. И. Миловидов. – Ч. 1. – Вильна, 1913. – С. XXXIX-XL, XLVIII-XLIX.
[29][30][31][32][33][34][35][36] Муравьев а по управлению Северо-Западным краем (с 1 мая 1963 г. по 17 апреля 1865 г.) // Русская старина. – 1902. – № 6. – С. 488, 491, 496; Муравьев М. Н. Записки его об управлении Северо-Западным краем и об усмирении в нем мятежа. 1863-1866 гг. // Русская старина. – 1882. – № 11. – С. 400, 406; Из бумаг графа М. Н. Муравьева. – СПб., 1898. – С. 44 – 45; Виленский вестник. – 1863. – 12 февраля, 1863. – 25 мая, 1863. – 1 июня;ЛГИА. – Ф. 378. – Оп.1866. – Д. 46. – Л. 12, 18, 33, 50, 72; Ф. 378. – Оп.1864. –  Д. 2096. – Л. 5; Брянцев П. Д. Польский мятеж 1863 г. – Вильна, 1892. – С. 66-86, 144-154; Сидоров А. А. Польское восстание 1863 года. Исторический очерк. – СПБ, 1903. – С. 228; Сборник распоряжений графа Муравьева по усмирению польского мятежа в Северо-Западных губерниях 1863-1864. / Сост. Н. И. Цылов. –Вильна, 1866. – С. 105-106;Ратч В. Ф. Сведения о польском мятеже в Северо-Западной России – Т.1. – Вильна, 1867. – С. 123-124, 129, 212, 215; Мосолов А. Н.Виленские очерки 1863-1864 гг. (Муравьевское время). – СПб., 1898. – С. 24, 33-34, 104-105, 111-115; Лясковский А. И. Литва и Белоруссия в восстании 1863 г. (по новым архивным материалам). – Берлин, 1939. – С. 80-81. Папа Римский Пий IX с самого начала событий 1863 г. стал выказывать сочувствие к восстанию, которое подняли польские «красные». Он обратился с личным письмом к императору Александру II, жалуясь на положение Римско-католической церкви в крае и на терпимые ею притеснения. Император в ответе римскому первосвященнику обвинил духовных лиц в соучастии в мятеже и в совершении преступлений. „Этот союз пастырей церкви с виновниками беспорядков, угрожающих обществу, — одно из возмутительнейших явлений нашего времени, – писал Александр II – Ваше святейшество должны не менее меня желать его прекращения». Однако Папа не внял справедливым доводам российского императора.
[37]Источник

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

четырнадцать − 3 =