Договор Обамы с Ираном накроется медным тазом

Договор Обамы с Ираном накроется медным тазом

Последняя надежда Обамы — \»ядерный договор\» c Ираном — может и не осуществиться. Но вопрос не только в этом, а еще и в том, что никакой пользы этот договор США не принесет (\»ядерный договор\» — личный проект Обамы), при этом Ирану это соглашение развяжет руки. Об этом Pravda.Ru рассказал преподаватель Школы востоковедения ВШЭ Андрей Чупрыгин.

Договор Обамы с Ираном накроется медным тазом

Последняя надежда Обамы — \»ядерный договор\» c Ираном — может и не осуществиться. Но вопрос не только в этом, а еще и в том, что никакой пользы этот договор США не принесет (\»ядерный договор\» — личный проект Обамы), при этом Ирану это соглашение развяжет руки. Об этом Pravda.Ru рассказал преподаватель Школы востоковедения ВШЭ Андрей Чупрыгин.

— Андрей Владимирович, чего добились в Лозанне после нескольких ночей и дней переговоров? Можно ли действительно произошедшее назвать соглашением?

— Это интересный вопрос, на который сейчас пытаются ответить специалисты во всем мире с разными полюсами мнений. Представляется, что на самом деле никакого соглашения, а тем более договора, еще нет. Есть впечатление, что очень торопились, имея определенный срок исполнения, и заключили нечто, что было нам преподнесено как рамочные договоренности.

Там есть некоторые конкретные позиции, однако они сформулированы очень неконкретно. Это уменьшение количества центрифуг, запрет обогащения урана на 3,67 процентов, вывоз обогащенного урана.

Но прописаны только сроки, когда эти \»рамочные договоренности\» должны после трехмесячной работы экспертов превратиться в некий договор. Поэтому уже сейчас называть это прорывом, похожим на договор о ядерном разоружении между США и СССР, мне представляется рановато, потому что как такового договора нет. Есть определенные озвученные позиции, что вот в этих направлениях мы будем договариваться, определять способы, механизмы, сроки, как это будет выглядеть.

Задача — к июлю месяцу подписать окончательный договор. У меня есть ощущение, что это всего лишь начало пути. Эти три месяца будут тяжелыми, и нет уверенности, что обозначенный договор (если он вообще будет подписан в обозначенные сроки) будет подписан именно по этим договоренностям.

— С Ирана обещают снять санкции. А в чем смысл договоренностей для США?

— Думаю, что договоренности с Ираном, на самом деле, личное мероприятие Барака Обамы. У него очень скоро заканчивается срок, а он за время нахождения в Белом доме еще не подписал, не сформулировал и не структурировал ни одного серьезного международного договора или мероприятия, которое оставило бы серьезный след в мировой политике.

Ядерные договоренности с Ираном для Обамы — последний шанс остаться в истории человеком, который ликвидировал так называемую ядерную угрозу Ирана. Реально США здесь ничего не выигрывает.


Что даст России снятие санкций с Ирана?

Другие достижения могут обозначиться в результате подписания этих договоренности, но не с точки зрения ядерной угрозы Ирана. Много пишется о том, что санкции против Ирана нанесли непоправимый урон экономике, уровню жизни людей, но это не так. Вся эта история началась в 2003 году, когда появилось иранское ядерное досье, и всех стали пугать ядерной угрозой, вводить санкции. На самом деле, у Ирана в этот момент технология обогащения урана и гипотетическая возможность создания оружейного урана были практически нулевые.

На сегодняшний день в результате действия санкций Иран смог добиться 20-процентного обогащения урана и реально создал центрифуги. Говорить о том, что санкции нанесли какой-то невероятный урон технологическому уровню или экономическим способностям Ирана мне представляется некорректным. Поэтому для Ирана это совсем другое завоевание — идеологический прорыв, прорыв в статусе.

В иранской и вообще в шиитской прессе нынешние предварительные договоренности уже преподносятся как историческая победа государства Иран и мусульман в целом.

— Какая будет реакция у соседей Ирана, ключевых стран региона — Израиля и Саудовской Аравии? Они не в восторге от этих соглашений. Можно дать прогноз относительно того, какие действия они будут предпринимать? Или они ограничатся только словесными эскападами?

— Мой прогноз не очень утешительный. Реакция Израиля понятна, и скорее всего связана не с тем, что Нетаньяху считает, что Иран нападет на Израиль и бросит в него ядерной бомбой, а с тем, что США начинают немножко поворачиваться в своих приоритетах на Ближнем и Среднем Востоке в сторону архиврага Израиля. Иран остался единственной страной на Ближнем и Среднем Востоке, которая твердо и бесповоротно стоит на принципах, по крайней мере в заявлениях, уничтожения государства Израиль.

С Саудовской Аравией — вечная проблема шиито-суннитского конфликта. Лидер суннитов — Саудовская Аравия, лидер шиитов — Иран. Саудовская Аравия, конечно, тоже не в восторге от явно наметившегося разворачивания США в сторону Ирана, которое началось еще летом прошлого года на территории Ирака. Хотя король Саудовской Аравии достаточно дипломатично сказал, что мы приветствуем рамочное соглашение, это позитивный шаг, хороший пример международной дипломатии.

Но одновременно с этим достаточно известный человек, принц Турки ибн Фейсал, который в течение двадцати с лишним лет был руководителем Саудовской службы безопасности, сказал такую фрейдистскую фразу: \»Все, что будет в этом договоре, мы этого тоже захотим\».

Проблема в том, что в случае достижения и подписания летом окончательного договора, международное сообщество в лице США, ООН, ЕС и т. д. признает окончательно и бесповоротно право Ирана на обогащение урана. Очевидно Иран в этом случае становится серьезной ядерной державой, с которой нужно будет считаться. Саудовская Аравия вряд ли останется в стороне от этого вопроса, потому что тогда баланс противостояния в регионе просто нарушится кардинально.

Саудовская Аравия тоже решит стать ядерной державой, со своей точки зрения справедливо заявляя о необходимости сохранения паритета.

Учитывая традиционно хорошие, плотные отношения между Саудовской Аравией и Пакистаном, который является ядерной державой, можно продолжить логическую цепочку.

Иран прошел трудный, длительный и затратный путь, создавая ядерную программу практически с нуля. Для того, чтобы стать ядерной державой сегодня, не обязательно создавать у себя инфраструктуру, получать оружейный уран, разрабатывать технологии по созданию ядерного боеприпаса, достаточно просто купить у того же Пакистана. Вопрос только в том, пойдет ли Пакистан на эту сделку?

— Что снятие санкций даст России? Есть версии, что когда снимут санкции с Ирана, то введут более жесткие санкции для России, потому что нефть и газ из Ирана пойдет в Европу.

— Россия и Китай не скрывали и не скрывают своего желания добиться снятия санкций с Ирана, потому что в случае снятия санкций появляется возможность торгового взаимодействия, в частности в оборонной сфере. Россию этот вопрос, наверное, интересует больше, чем Китай. Китай нефть и так покупает у Ирана, поэтому скорее всего интересует больше вопрос продажи технологий и оборудования, в том числе для нефтегазовой промышленности.

Китай — один из лидеров в этой сфере. Даже появились такие аналитические обзоры, в которых говорится, что альтернативный путь снабжения нефтью и газом Европу топтался на месте, потому что нечем было его наполнять. Теперь вот можно будет заполнить иранскими нефтью и газом.

На самом деле здесь нечего бояться, потому что там не настолько большие объемы. И есть очень много разного рода сложностей. Даже если Иран сразу выбросит на рынок всю нефть, которая у него хранится на заякоренных танкерах, это не сыграет большой роли на рынке нефтепродуктов.

Если даже Иран нарастит в течение 4-5 лет добычу, то это не сделает погоды на рынке нефти и тем более газа, которого там не очень много. Еще надо, чтобы Иран согласился на эти условия, а идеологическая позиция Ирана не изменилась, и пока духовным лидером является аятолла Али Хомейни, вряд ли позиция будет меняться.

— Для России, получается, снятие санкций, пока еще гипотетическое, выгодно?

— Вне всякого сомнения. У СССР и у России как преемника были достаточно тесные связи с Ираном еще времен шаха. Санкции поставили крест на многих крупных контрактах. А Иран — хороший клиент. Учитывая, что осталась история этих отношений, то можно предположить, что Россия будет иметь большое преимущество в сотрудничестве с Ираном.

Это прямой интерес, там большие обороты. Ядерную электростанцию в Бушере достраивали мы. И неплохо достроили. А потребности Ирана еще больше, поэтому я думаю, что здесь выгода прямая.

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

тринадцать + семь =