Сэкономит ли Трамп на белорусской оппозиции?

Сэкономит ли Трамп на белорусской оппозиции?

Фото: sputnik.by
В постсоветской Беларуси в 1990-е гг. сформировалось специфическое политическое поле, которое характеризуется жестким противостоянием власти и радикальной оппозиции. Многочисленные структуры последней в конце 1990-х гг. были завязаны на различные западные организации (фонды, НКО и прочее) еще во времена, когда вопрос Беларуси в ОБСЕ курировал бывший руководитель немецкой разведки БНД Ханс Георг Вик. Это привязало радикальную оппозицию к финансовым потокам Запада и сделало ее не субъектом, а инструментом белорусской политики. Однако приход к власти Дональда Трампа в США и его желание оптимизировать расходы на «продвижение демократии» грозит сломать привычный ход вещей.

Сэкономит ли Трамп на белорусской оппозиции?

Фото: sputnik.by
В постсоветской Беларуси в 1990-е гг. сформировалось специфическое политическое поле, которое характеризуется жестким противостоянием власти и радикальной оппозиции. Многочисленные структуры последней в конце 1990-х гг. были завязаны на различные западные организации (фонды, НКО и прочее) еще во времена, когда вопрос Беларуси в ОБСЕ курировал бывший руководитель немецкой разведки БНД Ханс Георг Вик. Это привязало радикальную оппозицию к финансовым потокам Запада и сделало ее не субъектом, а инструментом белорусской политики. Однако приход к власти Дональда Трампа в США и его желание оптимизировать расходы на «продвижение демократии» грозит сломать привычный ход вещей.
 

«Плошча» за деньги?

В конце 1990-х гг. вопрос финансирования в Беларуси превратился в идею-фикс для многих непримиримых борцов с «крывавым рэжымам». Борьба за демократию стала неплохим бизнесом. Бывшие представители радикального «оппозиционного истеблишмента» в приватных беседах рассказывают, что, например, в период президентской компании 2001 г. некоторые высокопоставленные оппозиционеры смогли хорошо заработать и купить кто квартиру, а кто и дачу. Конечно, провал 2001 г. и невиданная  коррупция оппозиционеров вокруг грантов немного смягчила обороты финансирования прозападных структур. Однако ее уровень нельзя было назвать малым. На 2016 г. общий бюджет «Агентства по международному развитию» (USAID) составлял более $46 млрд.
Доля Беларуси в бюджете USAID относительно невелика, но заслуживает внимания. Так в 2011 г. она составила $13 864 000, а в 2012 и 2013 гг. – по $11 млн соответственно. Более трех четвертей этой помощи направляется на «укрепление демократических политических партий, гражданского общества и независимых СМИ».
Наметившаяся нормализация в отношениях между Минском и Западом чем дальше, тем больше вызывает обеспокоенность у тех, кто годами зарабатывал на борьбе с «последней диктатурой Европы». Среди спонсоров крепнет недоумение – куда уходят средства налогоплательщиков? И почему они не приносят ощутимого результата?
Причем за вкладываемые инвестиции радикальные оппозиционеры расплачивались банально. Годами они делали попытки выводить людей на несанкционированные уличные протесты. Казалось бы, не работает это в Беларуси. Однако простота схемы и очевидность финансового результата превратила схему с незаконными акциями в бизнес.
 

Стратегическая ошибка «борцов за демократию»

Беларусь способна крепко озадачить мыслящего шаблонами выпускника американского колледжа – некоторым из них и поручают проводить тренинги оппозиции за рубежом. Они пускаются в мир поддержки оппозиции неугодным режимам по всему миру, усвоив набор штампов и стереотипов.
Один из них – это идея о том, что ключ к пониманию Центральной и Восточной Европы – это либо местечковый национализм, либо либерализм сектантского либертарианского типа.
Ни первое, ни второе не прижилось в Беларуси. Сталкивавшиеся с этой странной аномалией эксперты объясняли это очень просто – мол, белорусы не дозрели как нация. Но обязательно придут к этому позже, включая русофобию и культивирование мнимых исторических обид.
Гром грянул после избрания президентом США Дональда Трампа. Во-первых, американцы избрали совсем не того, на кого делали ставку получатели помощи, рассчитывавшие на связи в штабе Хиллари Клинтон. Во-вторых, объявленной целью Трампа стала оптимизация расходов за счет свертывания финансирования «продвижения демократии».
Фактически, Д. Трамп озвучил многолетнюю программу республиканской партии. Только сократить расходы он решил не за счет социальных программ, а сэкономив на неэффективном финансировании «демократизации».
В этом отношении решение близкой союзницы США Польши сэкономить на финансировании телеканала белорусской оппозиции «Белсат» оказалось достаточно «провидческим». Как известно, финансирование этой телекомпании осуществляется польским правительством вместе с западными фондами. Очевидно, что польское правительство руководствовалось не только задачей нормализации отношений с Минском, но скорее поняло, что софинансирование из западных и американских источников может сократиться. Брать же на себя все бремя спонсорства маргинального телеканала – накладно и невыгодно.
 

Денег на «Плошчу» не будет?

В бюджете Госдепартамента США на 2017 г., утверждавшемся еще при Обаме, на поддержку «демократического и справедливого управления в Беларуси» выделено $9 млн. Это больше, чем в 2016 г. ($8,3 млн). Кроме того, еще $0,5 млн направляется на «подготовку независимых журналистов в Беларуси». Правда, в 2016 г., помимо указанных цифр, один только Национальный фонд поддержки демократии (NED) получил от Госдепа грант в объеме $2 млн. на «развитие гражданского общества и поддержку свободных и независимых СМИ в Беларуси».
Однако уже в середине марта 2017 г. появилась информация, что администрация Трампа представила проект бюджета на 2018 г., где предполагается сократить расходы на программы Госдепа на $10 млрд. «Кошелек» внешнеполитического ведомства США должен похудеть почти на четверть. При этом администрация Д. Трампа возражает, в первую очередь, именно против разнообразных программ «демократизации».
Такое решительное урезание расходов на внешние операции означает серьезный пересмотр сложившейся в последнюю четверть века внешнеполитической линии Вашингтона.
Конечно, можно предположить, что в связи со статусом Беларуси как стратегического союзника России, выделение средств в отношении белорусской радикальной оппозиции не уменьшится столь значительно. Однако если исходить из общего сокращения выделенных средств на четверть, то техническое вычисление возможного сокращения расходов в отношении Беларуси приведет нас к сумме в $6,2 млн. в 2018 г. Готовы ли будут европейские спонсоры восполнить эту возможную дыру в бюджете на демократизацию Беларуси?
Павел Потапейко, к.ист.н., специалист по международным отношениям (Минск, Беларусь)

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт

11 − один =